891.jpg

Эротические рассказы — Цунами. Часть 1

По данным британского уфологического центра, раз в год в мире безо всяких следов и невозвратно исчезает выше 5 млн. человек. Чайка бесшумно парила над поверхностью моря, выглядывая добычу, в один момент она сложила крылья и белоснежной молнией вонзилась в воду. Вынырнув оттуда с рыбешкой в клюве она поднялась ввысь и попробовала ее проглотить, но в один момент выронила и не пытаясь подобрать полетела к берегу. Ее товарки, качающиеся на волнах, заместо того что бы устроить гулкую свалку из за в один момент свалившийся с неба пищи, как по команде поднялись и то же полетели в сторону берега. Их свора равномерно пропала из вида и больше ничто не нарушало тишины летнего утра. — Николь, Николь, иди к нам, вода сейчас просто расчудесная! — раздались дамские голоса. Очень прекрасная темноволосая деваха, лежащая на древесном шезлонге в тени пальм, повернула голову и поглядела в сторону моря, где две ее подруги пробовали сразу забраться на одну пенопластовую доску смеясь и сталкивая друг дружку. Это был 5-ый денек их отдыха. Николь уже начала привыкать к этому стабильному течению времени: просыпание, кофе, утренне купание в море, завтрак, полуденная дрема под пальмами, опять холодные океанские волны, вечер в баре либо еще какие нибудь настолько же невинные утехи и сон в номере отеля под перекатистый шум прибоя. Она нежилась под легким морским бризом, а ее подруги, Карина и Моника, продолжали гулкую возню, всегда прерывая ее хохотом. — Наверняка снова дискуссируют эту внезапную поездку- помыслила Николь. — Молодежь — вздохнула она, ей было уже 20 6 и разница в возрасте в 5 лет казалась ей большой. Она пристально произвела осмотр себя и осталась довольна, кожа гладкая, никаких признаков избыточного веса, а грудь полностью удачно противостояла силам земного притяжения. Вообщем то ей грех было сетовать, природа не поскупилась, и щедро одарила Николь, ее наружность была предметом зависти многих дам. Она вправду была великолепно красива, безупречный овал лица, темные густые волосы обрамляющие его, кокетливая челка, немного касающаяся роскошных дуг бровей, пухлые пунцовые губки, огромные коричневые глаза, и прекрасная фигура, в какой все было умопомрачительно пропорционально, дополняла этот образ. Но дело было совершенно не в этом, поточнее не совершенно в этом. В ней был тот уникальный шарм, присущий только коренным парижанкам, который впитывается с воздухом Монмартра и магическим образом превращает просто прекрасную даму в царицу. Она попробовала сосредоточиться на событиях последней недели, так внезапно и приятно сменивших скучноватую городскую жизнь на малюсенькое и приятное развлечение. Николь работала менеджером в дизайнерской компании, поставляющей модную одежку в разные столичные бутики. Соперничать с такими чудовищами как Cristian Dior либо Hermes им было не под силу но свою нишу на рынке они имели, потому что далековато не все могли для себя позволить платьице либо белье за несколько 10-ов тыщ франков. Не очень дорогие, но престижные коллекции одежки и составляли базу деятельности конторы. Целые деньки были заняты обыкновенными телефонными переговорами, договорами, деловыми встречами, посещениями презентаций и решениями 10-ов разных заморочек, безизбежно возникающих при таком роде бизнеса. При желании она со собственной наружностью полностью могла стать блестящей супермоделью, но предпочла карьеру бизнес леди. Шеф очень ценил ее неиссякаемую энергию и умение договариваться с клиентами, но Николь не без основания подозревала что ее наружность игралась в добротных отношениях с шефом далековато не последнюю роль. Мсье Дюваль, управляющий компанией, был человек довольно незаметный, маленького роста, лысоватый, очень обходительный в разговоре, но необыкновенно жесткий когда дело касалось интересов компании. Он не был выдающимся кутюрье, и предпочитал дать проявить себя юным дизайнерам, не без основания полагая, что они, для того, что бы сделать для себя имя, будут из кожи вон лезть. К тому же он никогда и никому не доверял набор служащих, а наружность проходящих конкурс игралась при всем этом решающую роль. Он считал, что прекрасная сотрудница всегда при равных деловых качествах будет иметь преимущество перед имеющей беспритязательную наружность. Николь считала это обыденным чудачеством, но позже изменила свое мировоззрение после одной довольно жаркой беседы с шефом. Это вышло после возникновения в ее отделе новейшей сотрудницы. Моника, так звали деву, была броской блондиночкой и по цвету волос и, как казалось, по складу мозга. Она была одной из числа тех провинциалок, которые приехали завоевывать столицу, и которым, как оказывается, это было очевидно не под силу. А вот мсье Дюваль принял ее с распростертыми объятиями. Она чем то напоминала мультяшную певичку из кинофильма «Кто подставил зайчика Роджера». Все в ней было немного необычным, и очень круглая попа и очень большой, прям таки вызывающе торчащий бюст и очень узкая талия и очень длинноватые ноги В 1-ый же денек она ухитрилась наделать столько ошибок, что в конце денька совсем разозленная Николь ворвалась в кабинет к шефу и довольно чувственно востребовала отыскать для этой «куколки» другое занятие, что бы она могла заниматься кое-чем не таким сложным, и вред от ее деятельности был бы не таким приметным. И вообщем все ее плюсы лучше использовать не в ее отделе, а по прямому предназначению, во всяком случае, эта » молочная ферма» могла бы пичкать продукцией половину столицы. ( — хороший совет) Шеф, вздохнув, предложил ей сесть. — Послушайте Николь, — произнес он — я очень ценю вас как опытного работника. Но вы время от времени пытаетесь забивать гвозди хрустальной вазой. Вот и используйте ее плюсы по прямому предназначению. — И встретив ее недоумевающий взор объяснил — Столичный рынок довольно ограничен, и потому я предлагаю вам собрать наших девченок и закатить турне по городкам для показа новых моделей, давайте не будем дожидаться пока этим займутся наши соперники. Вот здесь Моника будет вам очень полезна в качестве манекенщицы. Когда вы будете предлагать разработанные нами коллекции белья, попытайтесь ее помощью показать что — то из этого, если естественно «это» на нее можно будет одеть. Дайте ей пару уроков, природной грацией ее Бог не обделил, ну и держится она хорошо. — Вот старенькый хрыч, — пошевелила мозгами Николь — уже и «грацию» рассмотрел, любопытно, когда это он успел. — Только постарайтесь подобрать модели, которые подчеркивают, а не скрывают. — Мсье Дюваль снова вздохнул и добавил — Большая часть магазинов женской одежки, как это ни удивительно, принадлежат мужикам и я думаю что эта, как вы выразились «молочная ферма» будет очень полезна вам в заключение ряда сделок. Поверьте моему опыту, мужчины в отличие от дам в большинстве случаев задумываются не только лишь головой. К тому же в провинции в отличие от столицы несколько другие аспекты в оценке привлекательности. Так что завтра собирайте девченок и выезжайте с показом в Дижон. Кажется столица вас несколько заморила. — Николь только открыла рот что бы сделать возражение, как шеф добавил — И запомните, если для конторы пригодится что бы вы разделись донага и вышли на подий сами, вы сделаете это! — И заметив, что Николь опять открыла рот, что бы в самой решительной форме дать ему достойный отпор, здесь же увидел. — Вы ведь выглядите нисколечко не ужаснее хоть какой из наших девченок, а в белье нашей компании вы будете просто обворожительны. Не так ли? — Он оказался хорошим психологом. Сделать возражение Николь естественно не могла, и потому, фыркнув вылетела из кабинета, а мсье Дюваль с ухмылкой принялся вновь раскладывать не столе бумаги. Потом Николь с удивлением отметила, шеф был катастрофически прав, а Моника схватывала все на лету и в самые кратчайшие сроки освоила тот минимум, который был нужен для выхода на подий, и если женская часть аудитории встречала ее молчком и довольно настороженно, так как класическим 90-60-90 тут и не пахло, то у мужской части после ее выхода подымалось не только лишь настроение. (Прекрасные . С наслаждением занимаются сексом! — прим.ред.) В Нанте она просто произвела фурор, и к тому же Моника стремительно сообразила, что требуется конкретно от нее. Она показывала не белье, а себя в этом белье. Это оказался очень верный ход, она и грезить не могла о карьере модели, а здесь таковой фуррор, все происходящее было так разумеется, что она приняла это как подабающее. Все казалось шло отлично, но Николь знала, что вот так просто никто из девченок не согласиться, что бы какая то провинициалка, вдруг стала примой, и с опаской ожидала какого нибудь подкола с их стороны по отношению к Монике. Конкурентность в модельном бизнесе была довольно жесткая, и она молила бога, что бы все это не вылилось в скандал. Предупредить это было нереально. Очень сильна была корпоративная солидарность и никто никого сдавать бы не стал. И все- таки это вышло. Так в один прекрасный момент, во время демонстрации новейшей коллекции белья в Кале в отеле HOLIDAY INN CALAIS COQUELLES c Моники, непременно совсем случаем, слетел бюстгальтер и так закрывавший чуть половину того, что он вообщем то был должен поддерживать, просто оторвались застежки. Зрелище было не для людей со слабенькими нервишками, а Моника даже не пытаясь прикрыться либо поднять упавшую часть туалета, гордо прошла по подию за кулисы не забыв приветливо помахать публике ручкой. Мужская часть публики впала в ступор и вышла из него минут через 5. Николь, фактически никогда не испытывавшая компексов по поводу размеров собственного бюста, в один прекрасный момент попытавшаяся представить себя с такими сиськами сообразила, что без противовеса она немедля свалится носом вперед и навряд ли подымется без сторонней помощи, а если учитывать что это «украшение» к тому же вызывающе торчало, можно осознать что такая реакция присутствующих была полностью естественной. — Слава Богу, что хоть не трусики! — помыслила Николь. Она сходу после презентации зашла к владельцу сети магазинов, фактически и бывшему одному из устроителей показа, что бы попросить прощения за это малеханькое недоразумение, но тот, замахав руками, произнес, что все прошло волшебно, а позже мечтательно подняв глаза, подмахнул договор, не забыв, как выяснилось позднее, взять у Моники согласие поужинать с ним. Позже она зашла в номер к Монике и чуть сдерживая хохот, устроила ей разнос, а та, изобразив на плутовской физиономии степень последнего раскаяния, побожилась, что больше такового не повторится. Они поглядели друг на друга и расхохотались, обе отлично понимали что вышло, и что экзамен прошел удачно. В предстоящем Моника и Николь сдружились, и выяснилось что эта провинициалка, не так и ординарна, как казалось сначала. А Николь еще раз удостоверилась в том что рассуждения большинства парней о красе, обаянии и вообщем о чудесном, ничего не стоят. Как перед ними возникает фигура схожая Монике, джентльмен погибает и рождается обычный самец. 1-ое время, особенное внимание к Монике, разбудило у Николь некое чувство ревности, она привыкла к такому вниманию к для себя, но все расставил по своим местам один довольно нахальный юноша напрасно пытавшийся затащить ее в кровать после одной презентации. На очень откровенное предложение провести с ним вечер, а может быть и утро, она с усмешкой порекомендовала ему обратиться к Монике. Николь уже отлично знала, что у той была необычная способность раскрутить воздыхателя на дорогие подарки, а позже помахать ему, как на подие, ручкой. На что юноша, при этом довольно серьезно, ответил, что если б он возжелал заняться сексом, то обязательно так и поступил. — Но ведь я желал заняться любовью — произнес он. И осознав, что этот номер не пройдет, откланявшись, ушел. —- Непременно, мсье Дюваль ни при каких критериях не давал намека на личную заинтригованность в настолько кропотливом и нестандартном подборе кадров, но чувствовалось, что душой он отдыхает, смотря на эти юные симпатичные лица и круглые попы. Его можно было осознать, все кто лицезрел мадам Дюваль, от всей души соболезновали шефу. Как при таком бизнесе можно было жениться на ЭТОМ, оставалось загадкой. Единственное, что выручало ситуацию так это то что супруга никак не реагировала на все окружение собственного супруга и скандалов в приступах ревности не устраивала, хотя поводов для этого у нее было предостаточно. Секретарь шефа Карина, была женщиной с таковой броской наружностью и с таким характером, что неважно какая обычная благоверная должна была немедля востребовать от супруга ее увольнения либо подмены, на какую нибудь очкастую мымру. Она была высочайшей, стройной, с прекрасной фигурой, умопомрачительно эластичная, с какой то кошачьей грацией, немного смуглой кожей, наследие арабских протцов, умопомрачительно голубыми очами, казалось вобравшими в себя всю синь средиземного моря, и рыжеватыми вьющимися волосами. Этот пламенный вихрь можно было фактически сразу созидать в различных местах кабинета и оставалось загадкой как это ей удавалось. Рядом с шефом, всегда незначительно копотливым и задумчивым, она смотрелась вообщем как человек из другого мира, но что умопомрачительно, мсье Дюваль и Карина отлично ладили и понимали друг дружку с полуслова, хотя были полнейшими антиподами. У Николь с Кариной сложились хорошие деловые дела, более того, они очевидно симпатизировали друг дружке, и все анонсы о делах конторы, и не только лишь о делах, Николь всегда узнавала первой. После турне дела у конторы пошли очень и очень удачно, и Николь была много удивлена, когда шеф, через некоторое количество дней после возвращения из поездки, жестоким голосом, не терпящим возражений, отдал приказ ей и Монике немедля явится в его кабинет. Теряясь в гипотезах они явились к нему, а мсье Дюваль сердито смотря на их произнес: -Итак милые дамы, с будущего дня вы… . — он малость помедлил, а девицы застыли ждя самого худшего — Ну все, поразмыслила Николь — это точно из за Моники. — А шеф еще малость помедлил и продолжил — в отпуске! Компания решила предоставить вам возможность поплескаться в море, за ее счет. А так как я тоже решил мало передохнуть, сможете забрать с собой вот эту рыжеватую. Ну что, а где же ваша благодарность? — Спросил он остолбеневшую от неожиданности Николь. Моника и, появившаяся из ниоткуда Карина, с характером кинулись целовать шефа, и он, значительно помятый бюстом Моники, с лицом вымазанным помадой Карины, чуть смог возвратиться в свое кресло. — А вам Николь, я доверяю присмотреть за этими не в меру темпераментными дамами, и не давайте ей бегать топлесс, указал он на Монику. Там, куда вы едете, это не всюду принято. — Смотря на раскрасневшегося шефа и его заблестевшие глаза, Николь решила, что мадам Дюваль все-же стоило побеспокоиться.

Властные проститутки Строгино подарят по-настоящему новые ощущения.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *