Эротические рассказы — Коктебель

Коктебель

Галантные проститутки Строгино именно то что вы так давно искали.

Это было не самое удачное для меня лето. Я работал прорабом на стройке, и вот уже два месяца вел очень непростой объект, который выматывал меня до максимума. Я стал нервным и раздражительным. И логично, что в конечном итоге от меня ушла девочка, с которой я встречался уже более одного года, что также не добавило мне неплохого настроения. Так что в конечном итоге я, под опасностью увольнения, вытребовал для себя полный, месячный отпуск. Решил поехать в Крым, поваляться на пляже. Ехать было не с кем. Обратившись в тур. агентство, я узнал, что одноместных номеров они предоставить не могут, но предложили вариант номера с подселением. Стояла уже 2-ая половина августа и меня уверили, что отдыхающих на данный момент совершенно малость и я скорей всего буду в номере один. В принципе меня это устроило и я пошел собираться в Коктебель.

Тур агентство не околпачило, вот уже три денька я жил в номере один. Санаторий был достаточно старым, русской постройки, но номер был довольно хорош — просторный, с 2-мя нормальными кроватями, холодильником и огромным интегрированным шкафом с большущим зеркалом на двери. Удобства также были в номере. Разочаровывало только отсутствие кондюка, но на четвертом этаже номер нормально продувал и ветерок.

Конец августа выдался необыкновенно горячим, и уже на 3-ий денек я ухитрился заработать красивый темно-бронзовый загар и при всем этом не обгореть. Вечера я проводил в барах и на дискотеках, но снять кого-нибудь и скинуть сексапильное напряжение пока не выходило.

На 4-ый денек, в обед, я решил пойти к для себя, переждать самое пекло. Но в сей раз номер оказался не пустым. В нем деловито раскладывал вещи старый мужчина лет пятидесяти. Он был невысок, еще ниже моих метра и восьмидесяти 5 см, и к тому же очень толстым, с рыхловатым, дряхлым телом и не малым животиком. На пляже он в этом году очевидно не был. Тело было молочно-белого цвета, густо заросшее с ног до головы наполовину поседевшими волосами.

Мы естественно познакомились и обменялись общими сведениями о для себя. Я сказал, что меня зовут Александр, мне 29 лет и я не женат. Его звали Миша Иванович, но предложил именовать его Иваныч, как он привык. Ему было 55 лет и он также не был женат. Он сказал, что со мной в номере он проживет всего неделю, позже сюда приедет его старший брат, с которым совместно они уже забронировали хороший домик на берегу моря. Как сосед, мне он приглянулся. Это был обычный мужчина, без понтов и старческой тяги к нравоучениям.

Мало подремав и переждав жару, я вновь отправился на пляж, где протусовался до вечера. Потом я поужинал в кафе и решил пойти в номер, переодеться и привести себя в порядок перед ночным походом в клуб. Дверь в номер была заперта. Открыв ее своим ключом, я услышал шум воды в ванной комнате. Похоже Иваныч умывался. Услышав мои шаги, он приглушил воду и выглянул из двери. Лицезрев, что это я, он поздоровался и возвратился вспять. Через пару минут шум воды опять затих и мужчина вышел из ванны полностью нагой, вытирая для себя полотенцем голову. Не обращая на меня никакого внимания, он тормознул прямо передо мной, расставив свои ноги и продолжал вытираться. Я увидел, что его сморщенный член и огромные яичка также густо заросли белоснежными волосами.

— Все, Санек, ванна свободна. Можешь занимать. Что, по бабам сейчас?

— В клуб, а там уже как повезет. Со всякими шмарами тоже спать неохота, а с нормальными то-то пока туго.

— Понимаю. Но здесь уж как прижмет и на шмару полезешь. Когда длительно никого нет, яичка так звенят, что готов присунуть уже кому угодно.

— Да, блин, согласен. Еще пару дней и я точно уже буду даже на старух кидаться. Уже мозги туго соображают.

— Соболезную. Ну давай, фортуны на охоте!

Он развернулся и, полностью меня не смущаясь, полез копаться в шкаф, наверное в поиске трусов. Я привел себя в порядок и пошел в клуб. В принципе, я хорошо отдохнул, потанцевал, основательно накидавшись коктейлями, но с девчонками мне как и раньше не везло. В 3-ем часу ночи, люд стал потихоньку расходиться и я тоже решил пойти домой. Я был не очень опьянен, соображал нормально, ноги тоже тихо шли куда необходимо, исключительно в голове было легкое головокружение и приятная слабость. Добравшись до номера, я помылся, разделся до трусов и упал в кровать.

Пробудился я от того, что кто-то прижался к моей спине и горячо дышит мне в шейку. Это был Иваныч! Не знаю почему, но я не пошевелился и продолжал тихо лежать, не подавая виду, что уже не сплю. Иваныч прочно прижался ко мне всем телом и через ткань трусов я ощутил его напряженный хуй, прижатый к моей пятой точке. От этого чувства в моем желудке поселился комок непонятного для меня эрекции, из которого по всему телу пронеслась волна жара и легкого головокружения. Иваныч ничего не гласил и фактически не двигался, видимо опасаясь меня разбудить, только все посильнее вдавливал собственный ствол в мои плавки и обжигал мою спину своим горячим дыханием. Через минутку он аккуратненько положил на мое бедро свою руку и начал аккуратненько поглаживать его, плавненько опускаясь к моему члену.

Я не мог осознать, почему я на это никак не реагирую. В голове была какая-то легкость и опустошенность, но что больше всего меня поразило, так это то, что мой член начал набухать от эрекции. Меня начал заводить некий старик! Я как и раньше лежал не шевелясь и Иваныч, потихоньку осмелев, запихнул свою руку мне в трусы и начал поглаживать мой член. Осознав, что я никак не реагирую, он спустился мало ниже, начиная дышать мне в поясницу, и свободной рукою начал аккуратненько мять мою пятую точку, пытаясь через плавки массировать мой девственный анус. От всех этих действий я совершенно растерял голову. Мой член набух и стоял как каменный. Дыхание участилось и я сообразил, что далее притворяться нет смысла.

— Иваныч? Ты что делаешь?

— Саня, извини, что разбудил. Блин, Санек, я не могу. Я так желаю тебя выебать, задвинуть для тебя по самые яичка! Ты меня, скотина, с разума сводишь!

— Бля, Иваныч, я же не педераст, я еще никогда не пробовал.

— Санек, поверь, ты не пожалеешь! Ни одна баба такового мужчине дать не сумеет! Будешь визжать от кайфа, я это для тебя гарантирую!

Слушая Иваныча, я оборотился и сел на кровати. Меня бросило в жар, волны эрекции напрочь сметали остатки моего сознания. И я сообразил, что готов согласиться!

— Хорошо, Иваныч, уговорил. Только сходу предупреждаю, никаких лобзаний, сюсюканий и тому схожей херни. Сосать для тебя я само собой тоже не буду. В твоем распоряжении только мое очко. Ты, кстати, здоров? Резины у меня нет!

— Полностью, Сашок! Здоров как жеребец! Не страшись, ничего не подхватишь! Я так сообразил, что ты тоже ничем не болеешь?

— Да, я в норме. Хорошо, давай уже. Что мне необходимо сделать?

— Не парься, я все сделаю сам. Можешь только подержать кое-что в руках, если хочешь. Сосать я не заставляю.

Старик встал на кровати передо мной. Стояла практически полная луна и видно все было довольно отлично. Перед моим лицом, под не малым животиком, уверенно торчал ввысь обычный, мощнейший хуй. Не особо большой, не больше 17 см. Под ним свисали определенные, набухшие яичка. Чувствовалось, что спермы в их накопилось много. Я протянул руку, обхватил орган старика и пару раз вздрочнул, обнажая огромную, чуток темнее чем все другое тело, головку. При свете луны, молочно белоснежный хуй старика, как и все его тело, на фоне черной мебели был отлично виден во всех подробностях. Чувство в собственной руке реального, живого, эрегированного, ЧУЖОГО хуя зародило в моем желудке новейшую волну стояка, и принудило мой анус сжаться в предвкушении.

Без излишних слов я оборотился к старику спиной и стал раком, выпятив свою пятую точку. Иваныч отошел к собственной сумке, кое-чем зашелестел и возвратился с 2-мя тюбиками. Открыв какой-то из них, он смазал указательный палец и аккуратненько ввел его мне в анус. Не могу сказать, что это мне понравилось, но стояк пока пересиливало. Старик нерасторопно растягивал мне попу, подготавливая ее, и через пару минут он добавил очередной палец, а потом и 3-ий. Он не жалел смазки и скоро три пальца уже свободно влетали мне в очко, начиная даровать мне непривычные, но достаточно приятные чувства. Довольно хорошо меня подготовив, так что мой сфинктер до конца не торопился запираться, старик открыл 2-ой тюбик, выжал оттуда мне в пятую точку некий гель и кропотливо растер его по стенам моей прямой кишки.

И здесь меня бросило в жар. Волна похоти стукнула мне в желудок и оттуда пронеслась по всему моему телу. Видно этот гель обладал разогревающим и возбуждающим действием. Старик на сантиметр ввел мне в пятую точку свои три пальца и стал ожидать моей реакции. Мое очко горело огнем, и я уже сам нетерпеливо насадился на их собственной пылающей дырой.

— Иваныч, зараза, ты чем меня смазал? Мое очко на данный момент задымится!

— Нормально, Санек. Так и должно быть. Готовься, далее будет еще жарче. Я для тебя обещал, что ты будешь визжать?!! Я тебя заставлю постонать подо мной!

— Бля, Иваныч, я уже не могу. Засади уже мне! Я желаю ощутить твой хуй!

Я не осознавал, что со мной творится. Я стоял раком перед старым, толстым, волосатым мужчиной и, похотливо вертя перед ним задницей, умолял выебать меня! И мне было похеру на все. Я желал насадиться на этот белоснежный волосатый хуй, желал прыгать на нем, как похотливая сука, желал, чтоб этот дед агрессивно натянул меня по самый корень!

— Какой ты у меня жаркий! Это ты еще хуй внутри себя не ощутил! Давай-ка сюда, ближе к зеркалу. Чтобы все было видно!

Я стал раком около зеркала и старик нерасторопно пристроился ко мне. Он уже сообразил, что я никуда не денусь, пока не оседлаю его поршень. Вид в зеркале зачаровал меня! Высочайший, стройный, загорелый юноша стоит на коленях и к нему сзади прижимается молочно-белый волосатый старик с не малым брюхом. Контраст загорелого практически до черноты и бледноватого тел был классным.

Я с нетерпением ожидал вторжения в свое очко, но дед решил поиграться со мной. Он шлепал своим членом по моим ягодицам, сжимал его моими половинками, головкой дразнил мою дырочку, но заходить не спешил.Мое тело напоминало улей одичавших пчел. Я уже тихонько поскуливал от нетерпения, и обширно раздвинув руками свои ягодицы, упершись головой в подушку, пробовал изловить своим жаждущим анусом его налитой, сочный хуй. Но здоровая залупа старика, дразнящими движениями входя по миллиметру, повсевременно ускользала, заставляя меня скулить от нетерпения и обиды. Но внезапно, также легким движением войдя на пару мм, хуй старика задержался на мгновение, а потом, одним массивным движением ворвался в мой зад, сходу войдя больше чем на одну вторую, вырвав этим из моего рта вопль изумления и счастья наконец взятой сучки! Достав собственный хуй, дед прочно взял меня за ноги и массивно натянул на собственный поршень, шлепнув своими белоснежными яичками по моей загорелой пятой точке. Наконец почувствовав живой хуй в собственном очке, я чуть не зарыдал от облегчения! Старик на сто процентов вошел в меня и застыл, наслаждаясь теплотой и теснотой моего ануса.

— Охереть! Вот это очко! Натянулось как перчатка! Бля, Сашок, ты попал! Я сейчас тебя буду целыми днями ебать! Такое очко не должно пустовать ни секунды!

— Давай уже, выеби меня! Вздрючь по самые яичка! Давай же, не томи…

Чувствовалось, что Иваныч был опытным ебарем и знал как доставить удовольствие собственной сучке. Он фактически не двигал бедрами, а действовал только руками, снимая меня со собственного фаллоса и вновь, не торопясь, натягивая меня на него, умеренно растягивая мое тесное очко во всех направлениях. Каждой клеткой собственного уже не девственного, но еще пока такового узенького ануса я чувствовал совершенно не старческую упругость и мощь этого белоснежного, волосатого хуя. Процесс ебли на сто процентов впитал мое сознание. Волны неизвестного ранее кайфа раскатывались по моему телу, заставляя некий комок в моем желудке пульсировать в судорогах удовольствия в такт этим сладостным толчкам.

— Бля, Иваныч, как хорошо-о-о! У меня голова кружится…Никогда не задумывался…о-о-х-х…твой хуй…а-а-а—бл-я-аа, какой он гибкий…это-о-а-а…- Да, мой мальчишка, это только начало, разминка! Весь кайф еще впереди!

— Да-а, вот так, разминай мою дыру тщательнее, да, отлично, БЛЯТЬ, Как Отлично!!!

— Ты давай смотри в зеркало! Позже всю жизнь вспоминать будешь. Ну-ка, зацени как он в тебя заходит…

В зеркале мне было отлично видно, как дед на сто процентов достал собственный поршень, добавил мне в анус еще смазки и медлительно стал погружать его в мои глубины. Смесь чувств с увиденным доставило мне неописуемое моральное наслаждение, и больше я не мог оторвать взора от этого процесса. Вид массивных, волосатых, белоснежных ладоней на моих смуглых бедрах и сочный молочно-белый хуй, таранивший мою черную дырочку крепко врезался мне в память. Скоро старик вновь достал собственный член, добавил в мою дыру еще смазки и жестко, одним движением, загнал мне, заставив меня взвизгнуть от неожиданности. Издав осиплое рычание, он стал гневно ебать мое очко со скоростью отбойного молотка, заставляя меня стонать и материться…

— А-А-А.., Иваныч, вот так…а..ах…да..д-да..о..о-бля, вот эт-то..о..охуеть…да, давай..о..еби..еби меня…о-о-о еще…

— Оххуеть…на с-сука…вот так, стони проблядушка…На, на, на, получай потаскуха…

То как этот старик меня называл не вызвало во мне ни мельчайшего отторжения, напротив, принудило ощутить, что я готов вполне отдаться во власть этого похотливого деда.

— Еби, еби свою сучку, дедуля! ДА, я твоя ненасытная блядь! Что, зараза, доволен, подчинил меня?! Получил свою личную сучку?! Сейчас давай, покажи на что способен…

Старик хрипел как жеребец, бешено заколачивая собственный хуй в мое распаленное очко. По всему номеру разносились неприличные звуки шлепанья яиц по моей загорелой пятой точке и хлюпанье смазки, которую этот жаркий поршень скоро собъет в масло!

— Хуух, подожди, Сашок, дай чуток дух перевести. Ну ты у меня и горяч! У меня на данный момент хуй задымится! Еще никогда таковой похотливой сучки не ебал! Попробуй, какой он раскаленный!

Дед достал собственный член и стал передо мной. Я обхватил его рукою и ощутил исходящий от него жар. Мое опустевшее очко здесь же обиженно и тоскливо заныло, требуя заполнить его сильной, сочной плотью.

— Бля, реально жаркий, и стоит как каменный! Дедуля, мое очко уже изнывает от нетерпения. Бля, Иваныч, я желаю насадиться на тебя! Ну ка ложись!

— Говоришь, что я для тебя дедуля?! Будешь сейчас моей внучкой! Будешь сейчас собственного возлюбленного дедушку день напролет удовлетворять собственной пизденкой! Согласен?!

Говоря это, старик комфортно расположился на спине, выставив ввысь собственный уверенно торчащий, таковой притягивающий и хотимый хуй. Мой же в это время безвольно повис, понимая, что на данный момент все внимание приковано не к нему, а к подергивающемуся в предвкушении анусу. Я присел на корточках над членом, взял его в руку и насадился на него всем весом, со всем пылом бешеной от похоти издавна нетраханной бляди!

— А-А-Г-Х, согласен, естественно согласен!!! Мое очко — эта похотливая пизда — сейчас твоя дедуля! Сейчас твой хуй ее владелец! А-А-А…как он делает приятно собственной девченке! Как глубоко он в нее заходит! Она так похотливо хлюпает на нем! Для тебя приятно это слышать, мой самец?! Для тебя нравится глядеть, как юная, здоровая, загорелая, подтянутая блядь скачет на твоем сочном хуе? А-А..да, да…как сладко-о-а-аа, как мне нравится прыгать на для тебя, он у тебя таковой гибкий и а-аА-А тв..а..тв-верды-ы-А-А!!!

Я скакал на нем, как безумный, откуда только столько сил в ногах взялось! Иваныч мне помогал, подбрасывая своими руками меня ввысь и с силой насаживая на свое железное естество. Прилично разъебанное очко хлюпало как реальная потекшая пизда, вызывая в старике желание еще посильнее засадить в меня собственный хуй.

— Саня, внучка моя, ты так классно отсюда смотришься! Просто супер! Ни одна баба меня так не заводила своими криками!

Я опустил глаза и увидел, что дед реально любуется мной. Легко было представить, что он впереди себя лицезреет: закатив глаза и запрокинув от наслаждения голову, на его старческом хуе скачет, по-бабьи повизгивая, юный подтянутый юноша. Такая картина заведет кого угодно. Скоро мои ноги все таки утомились и я незначительно поменял позу. Опустившись на колени и плотно сжав ими ноги старика, я, плотно насаженный на его кол, похотливо крутил собственной задницей, доводя себя и деда до исступления.

— Давай, внучка, двигай бедрами. Сжимай его отлично. Будешь плохо работать, я для тебя порву твою жопу на хер. Да, вот сейчас отлично… А-А-Г-Х, как ты сладко стонешь, просто песня… Что, Иваныч делает свои обещания?! Я принудил тебя верещать?!

— Ив-ваныч, т-ты просто с-супер! Я не желаю слазить с этого хуя! Так бы и уснул с ним в собственном очке! Бля-а, ты мне чуток до желудка не достаешь! А-А-С-ССУ-КА, как отлично…

Я снова сел на корточки и стал интенсивно насаживаться на поршень старика. Его сочный хуй дарил мне такое удовольствие, что я готов был смеяться и рыдать, тихо постанывать и звучно орать. От излишка чувств я сжал своими руками грудь старика, а потом, не отдавая для себя отчета в собственных действиях, отдал ему пощечину! Рот деда приоткрылся от изумления, а потом он скинул меня со собственного члена.

— Ах ты блядина! Ну все, Сашок, ты попал!

Старик скачком перевернул меня на животик, раздвинул ноги и навалился на меня сверху, придавив своим немаленьким весом. Просунув руки мне под мышками, он схватил меня за плечи и по самые яичка засадил мне в жопу. В комнате было душно, и мы оба взмокли от таковой исступленной ебли! Придавленный большущим животиком старика к кровати, ощущая на для себя его жаркое дыхание, чувствуя, как его пот ручьями стекает на меня, перемешиваясь с моим, я ощутил себя в полной власти этого деда. Ощущая на для себя вес ебущего меня самца, я ощутил себя самкой, задачка которой удовлетворить похоть собственного ебаря и принять в себя его семя. Эта совокупа чувств подняла уровень моего стояка на недосягаемую до этого высоту.

— О, ог-х, аа-аг-хх, давай, еби мою жопу, черт, аа-х… хоть бы это никогда не завершилось…а-хха-аа, давай, давай-и-иИ-И-А…еще, боже, я схожу с разума…а-а, давай, еби свою сучку… Боже, дед я всегда буду твоей блядью, аа-агх… только мигни, я сходу раздвину свои ляжки и лягу под тебя…о-о-черт, как глубоко, как отлично, хорош-шо, да, да дедуля…и-и-ах, да, Иваныч, твоя сучка скоро кончит под тобой…АА-А, еще чуть-

чуток.., а-а, еби-и-и-ИИИ…

Слушая мои визги, Иваныч просто обезумел! Он хрипел как загнанный зверек, гневно вколачивая в меня собственный раскаленный стержень. Повернув свое лицо к зеркалу, я увидел на лице старика смесь всепоглощающей похоти и нирваны. Его глаза заволокла масляная пленка сумасшедшего кайфа, рот скривился в немом клике и из его уголка на меня стекала струйка слюны. В лучах луны, наши потные тела поблескивали, как намазанные маслом. Вид получающего такое наслаждение от моего тела старика заполнил меня радостью и ублажение.

— А-А, блядь, Санек, извини, о-ох блядь, я скоро кончу… я так больше не выдержу…а..ах, твое очко…эт..эт-то притча..я…я..черт, как ты меня сжимаешь..я скоро в тебя кончу..о бля, ты слышишь, сучка, я скоро тебя залью по полной собственной спермой…о-о с-су-ка, держись…

— ДА, да, давай, Иваныч, и-иИ-И-А кончай в меня, в меня, давай, слей в меня все, мой спермоприемник готов…А-АА..как он у тебя набух…он так…а-аа, я то-о-о-о-же—ИИИ-А-ААА!!!!!!!

Старик дико зарычал, выгнулся дугой, до максимума загнав мне собственный хуй, и, судорожно содрогаясь всем телом, начал сливать в меня потоки собственной спермы. Хрипя и брызгая слюной, испытывал оргазм он очень длительно, вполне опустошая свои переполненные яичка. Мое же сознание в этот момент находилось далековато отсюда, в раю ли, в аду — я не знаю, но чувство изливающихся снутри меня массивных потоков спермы волной невыносимого удовольствия распространилось по всему моему телу, погасив мое сознание как свечку! Сжимающийся от оргазма анус, доставил моему ебарю еще несколько приятных мгновений, выдаивая из него сперму.

Наконец дед на сто процентов излился в меня, достал собственный хуй и отвалился в сторону, хватая воздух обширно раскрытым ртом. Я лежал бездвижно, приходя в себя, также пытаясь вернуть дыхание. Минут 10 мы молчком лежали, восстанавливая силы. Я провел рукою по собственному, еще совершенно не так давно девственному анусу. На данный момент на его месте был большой кратер, до краев заполненный спермой. Мне захотелось поглядеть на него. Встав с кровати, я чуть не свалился, схватившись за спинку. Ноги были как ватные и очень дрожали. По моим бедрам из разъебанной жопы потекли ручьи мутной, вязкой спермы. Ее было нереально много. Все мои ляжки были покрыты ей толстым слоем, и на полу уже стремительно натекла большая лужица. Я пробовал сжать сфинктер, чтоб удержать ее внутри себя, но неудачно. Отлично растраханное очко не вожделело запираться. Сев перед зеркалом, я откинулся на спину и обширно раздвинул ноги. Передо мной открылся вид большой разъебанной дыры, с распухшими, красными краями, густо перемазанными спрмой, которая маленьким ручейком продолжала стекать по моим ногам.

— Охереть, Иваныч, ты кончил как жеребец! Сколько же ты вытерпел?! Ты же литра два наверное в меня слил!

— А сам то, Санек, взгляни, всю кровать обкончал, сейчас стирать необходимо.

Повернувшись, я увидел, что старик никак не преумножал. Вся простыня была в моей сперме. Я кончил под мужчиной не прикасаясь к собственному члену! Кончил как баба! И не глядя на то, что на данный момент эрекция схлынуло, я не ощущал к роизошедшему ни мельчайшего неприятия либо сожаления. Нет, меня как и раньше заинтересовывали только девочки. Я был уверен, что не обращу внимания на смазливого парня на улице, но в тоже время, мне понравилось чувство хуя в моей пятой точке, и я знал, что длительно без этого не выдержу. Спустив ноги и сев нормально, я поглядел на Иваныча. Тот с энтузиазмом следил за мной. Доставивший мне такое удовольствие хуй, сейчас мирно лежал, весь перемазанный спермой.

— Ну ты как, Санек, не жалеешь?

— Знаешь, Иваныч, нет! Никогда бы не пошевелил мозгами, что скажу такое, но мне понравилось как ты ебал меня в жопу. Ты реально принудил меня повизжать и, может быть, я желал бы это еще повторить, если ты не против?!

— Против?!! Да ты че, Санек, я же гласил, потому что ты, меня еще никто не заводил! Я задумывался меня порвет нахрен от кайфа! Так что готовься, у нас еще целая неделя впереди…

Целая неделя… От этих слов мое очко вновь сладко заныло и я сообразил, что это будет очень активная неделя. И сейчас мне нет смысла лазить по этим дискотекам…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *