559.jpg

Эротические рассказы — Мечты сбываются

     Ольга в свои 14 лет очень интересовалась и гордилась своим телом. Каждое изменение, каждый, вновь показавшийся, волосок приводил ее в одичавший экстаз. Но больше всего на свете ее притягивало тело ее 35-ти летней мамы, которое для нее было эталоном. Она просто желала узреть его без одежки, не говоря уже о том, чтоб коснуться самых его заветных мест. Но ей это никак не удавалось.
     Необходимо дать подабающее, но в свои 35 лет Ира Викторовна смотрелась просто замечательно. У нее была средних размеров грудь, узкая талия и прелестная чуток полная попа. Она никогда не давала повода и даже намека усомниться в собственной неприступности, тем паче для дочери-подростка.
     Ольга повсевременно пробовала спровоцировать мама на какой-либо поступок, но ей это никак не удавалось.
     И вот в конце концов представился случай. Отец уехал на неделю в командировку, и Ольга с мамой остались вдвоем.
     Случилось это 8 марта.
     — Давай вечерком посидим вдвоем, — произнесла Ира Викторовна. — Я ужин приготовлю и отметим наш праздничек. —
     Ольга с радостью согласилась и в голове у нее мелькнуло, что что-то сейчас должно произойти.
     К вечеру все было готово и они сели за торжественный стол. Ольга одела маленькую джинсовую юбку и топик. Ира Викторовна тоже подошла к вопросу верно и одела куцее обтягивающее платьице белоснежного цвета. Не сговариваясь, они обе не стали одевать колготки, ну а лифчики было одевать тупо, так как и платьице и тем паче топик были с открытыми плечами. Сели в гостиной за огромным столом, друг напротив друга. Пили шампанское, потому достаточно стремительно опьянели.
     — Мам, а давай потанцуем. — предложила Ольга.
     — Просто.
     Ольга поставила лирическую музыку, подошла к мамы и протянула руку.
     — Разрешите Вас пригласить? — Ира Викторовна встала и они начали плясать.
     Ольга ощущала ласковый запах маминых духов и это, наряду с трением о материно тело ее начало возбуждать, но танец завершился. Они опять сели и выпили еще. Ольга ощутила внутри себя больше убежденности и решила взять инициативу в свои руки.
     — Что-то горячо, можно я топик сниму?
     — Естественно, — не задумываясь ответила Ира Викторовна. Ольга здесь же стянула топик через голову и увидела, что мама направила внимание на ее молодую грудь.
     — А для тебя не горячо? — спросила Ольга Иру Викторовну.
     — Нет пока, — ответила она, не сумев скрыть смущение.
     — Ну тогда давай еще потанцуем, — произнесла Ольга и подошла к мамы. Та встала и они опять начали плясать.
     Здесь Ольга решила пойти на хитрость и зашептала.
     — Мам, мне больно тереться нагими сосками о твое платьице, может быть ты все таки его снимешь? Ну и я чувствую, что ты под ним вся влажная.
     — Да, наверняка ты права. — С этими словами Ира Викторовна сняла платьице, обнажив свою роскошную грудь с большими карими сосками и оставшись в одних белоснежных трусиках.
     Они продолжили танец и сейчас Ольга ощущала прикосновение тела мамы и от этого у нее заныло понизу животика.
     — У тебя такая теплая и приятная кожа, — произнесла Ольга, проведя рукою по спине мамы от шейки до трусов. Она ощутила, что в этот момент Ира Викторовна вздрогнула и глас ее задрожал.
     — Ну не нежней твоей, — произнесла она и также провела по спине дочери. У Ольги от этого прикосновения вымокли трусы. Музыка завершилась и они опять сели за стол.
     Когда они допили бутылку, Ольга уже была готова на все и потому, когда мама подошла к столу, чтоб убрать посуду. Ольга подошла к ней сзади и резко дернула вниз ее трусы. На секунду они так и застыли. Мама — с тарелкой в руках и со спущенными до щиколоток трусами и дочь — наклонившись, с трусами мамы в руках и уперевшись лицом в ее зад. Смешная картина.
     Первой опамятовалась Ира Викторовна. Она выпустила из рук тарелку и стала прикрывать собственный обнаженный зад.
     — Что ты делаешь?
     Ольга отпустила трусы и встала.
     — Я желала поглядеть какая я буду.
     — Вырастешь, и тогда узреешь, — произнесла Ира Викторовна, натягивая трусы.
     — Ну хочешь, я для тебя тоже покажу? — произнесла Ольга и начала расстегивать юбку.
     — Чего там у тебя глядеть? — произнесла Ира Викторовна, все же проявляя определенный энтузиазм к происходящему раздеванию дочери. Ольга сняла юбку и трусики, обнажив свое незапятнанное девственное тело. Сейчас уже мама ощутила воду в собственной промежности. Ольга стояла перед мамой совсем нагой. И ее это никак не смущало, даже напротив еще более возбуждало.
     — Сейчас твоя очередь, — произнесла она Ире Викторовне.
     — Но ты же уже все лицезрела.
     — Нет, я лицезрела только сзади. Я тоже желаю поглядеть тебя всю. Так что давай, снимай трусы.
     — Все это, естественно, некорректно, но хорошо, — с этими словами Ира Викторовна нехотя приспустила трусы, оголив только лонный холм.
     — Довольно?
     — Так не честно, я же стою перед тобой совсем нагая, а ты как малая девочка-целочка боишься.
     — Я не боюсь. Просто это может зайти очень далековато, а этого нельзя.
     — Нельзя? Но почему?
     — Хотя бы поэтому, что я твоя мама, а это уже инцест.
     — Да хорошо, мам. У нас же не будет деток.
     — Все равно это некорректно.
     — А мне все равно. Я издавна этого желала и сейчас, когда цель так близка, я не хочет отступать! — с этими словами Ольга подошла к мамы и опять с силой стянула ее трусы до щиколоток, обнажив, поросший густыми волосами, лонный холм, плавненько переходящий в щель и уходящий в промежность.
     — Ты не оставляешь мне выбора, — произнесла Ира Викторовна и, впившись губками в ее рот, повалила Ольгу на диванчик.
     Далее все происходило как во сне. Язык мамы пускается в пляс по возбужденной плоти ольгиных малых срамных губ. Но она искусно управляет этим танцем. Темп пляски то замедляется, то ускоряется в такт с движениями ее тела: она то гладит дочь легкими, как перышко, прикосновениями языка, то скупо вгрызается всем ртом. Позже она обхватывает ольгин клитор губками и начинает лаского посасывать его. И комната начинает плыть у Ольги перед очами, вращаясь вокруг этой точки, что укрыта меж ее ног.
     — Ты такая сладкая, — гласит Ира Викторовна с ухмылкой, на секунду оторвавшись от собственного занятия, чтоб кинуть взор на дочь. Ольга ощущает, что ей много уже не будет нужно, и, прикоснувшись рукою к ее щеке, шепчет:
     — Я желаю обнять и прижаться к для тебя. Давай. Прямо на данный момент. — Ира Викторовна на сто процентов придавливает ко всему ольгиному телу свое гладкое и круглое тело. Их груди трутся друг о друга. Губки и языки соединяются в горячем лобзании. Они перекатываются по диванчику, Ольга оказывается сверху и трется холмом о мамину ногу, все крепче и крепче сжимая ее в собственных объятиях. В ответ мама изгибается под ней и захватывает ртом ее сосок.
     Ее язык принуждает ольгины соски снова подняться, и огнь, который уже было начал затухать в ней, разгорается с новейшей силой. С наслаждением она валится на спину, закидывает руки за голову, прикрывает глаза и отдается во власть этого пламени, которое пожирает ее всю.
     Ира Викторовна, осторожно покусывая ольгин животик, продвигается к ее распахнутым бедрам. Ее опытнейший язык пробегает снаружи по ее срамным губам, а позже резко вонзается меж ними, но только для того, чтоб на короткое мгновение прикоснуться к набухшему центру удовольствий, а позже пропасть, заставляя ее пережить сладкую муку.
     Ольга подбрасывает ввысь свои ноги, но она не кидается ей навстречу. Короткими прикосновениями языка она распаляет ее все посильнее и посильнее. А позже она перебрасывает ногу и ложится на нее сверху, подставив себя ее рту. Ольга обхватывает ее руками и погружает рот в ее пахнущие любовные соки. А она зажимает ее клитор меж губками, и ее язык начинает кружить по его головке. И в этот момент в один момент, как будто взрыв, наступает сладкая умопомрачительная разрядка. Вот и сбылась мечта.
     — Мать, ты — супер !
     — Понравилось?
     — Не то слово!
     — Но только никому!
     — Нет вопросов.

Шлюхи проститутки в Москве и Подмосковье.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *