478.jpg

Эротические рассказы — На бабушкином диване

Праздничный прием гостей завершился поздно вечерком. Попрощавшись с хозяевами, мы вышли во двор, где рядом с Мерседесом одиноко стояла Ксюхина «восьмерка». Девчонки шли притихшие, в особенности очень поменялась Оксана. Только на данный момент она «сняла маску» и стало видно, как очень чужое достояние стукнуло по ее самолюбию. — Слава, садись за руль, — попросила она и протянула ключи. — А сама чего? — Писать очень желаю, — призналась она. — Ой, держите меня семеро! — рассмеялся я, — Оксана научилась смущяться. — Не смущалась я, просто не желаю этой… быть в чем либо обязанной. — Ну и дурочка! — проворчала Ленка, забираясь в прохладный салон машины. Промороженная «Самара» ни как не желал заводиться. Я минутки три гонял стартер, пока мотор «схватил» и начал плеваться дымом. — Слава поехали резвее, — поежилась Оксана. — Погоди, движок прохладный, — сделал возражение я. — А ты потихонечку, только бы подальше отсюда. — Куда едем? — спросил я, когда машина выкатилась на дорогу к городку. — Давай к моей бабушке, — предложила Леночка. — Она на данный момент у сестры гостит, так что дома ни кого нет. — Согласна! И заодно выпьем чего-нибудь, а то у меня голова кругом идет, — поддержала ее Оксана. *** — Господи! Как я желаю ссать? — бурчала Оксанка, пританцовывая в лифте, и отвечала сама для себя, — Я безрассудно желаю ссать. — И это гласит взрослая девченка, секретарь генерального директора? — Ну и что с того, что взрослая, — сделала возражение Ксюха. — Если в меня больше заходит, так из меня больше выйдет. — Я не о том, — продолжил я. — Что за слова такие? Ведь можно сказать желаю в туалет, желаю писать, в конце концов. — Не-ет! — запротестовала Оксана, переминаясь с ноги на ногу — писать я желала, когда садилась в машину. А сейчас я желаю конкретно ССАТЬ! Желаю зазорно, желаю до жути, точно полковая лошадка. — Подумаешь, — подала глас Леночка, — я тоже желаю в туалет, но не кричу об этом во весь глас… — Означает, не так очень хочешь, — оборвала ее Ксюха. — А вы проверьте, кто посильнее желает, — рассмеялся я. — Это как? — А вот так, — ответил я и надавил «Стоп». — Сволочь! Садист! — заорала Оксана, суетливо барабаня по кнопке. Лифт дернулся и продолжил движение на четырнадцатый этаж. — Пись-пись. Пись-пись-пись. — раздалось у меня из-за спины. Это Леночка начала глумиться над бедной подругой. — Я убью вас, гады! — зарычала Ксюха. Но исполнить обещание не смогла, потому что ее руки были зажаты меж ног. В конце концов лифт тормознул и доброжелательно раскрыл двери. Леночка 1-ая выскочила на лестничную площадку, и, звеня ключами побежала открывать дверь. (Занимательные действия происходят в рассказе! После их — прим.ред.) — Для тебя посодействовать? — спросил я, видя, что Оксана застыла в кабине в глубочайшем присесте. — Подставь ведро… — фыркнула она и кликнула в глубь этажа — Туалет не занимать! — Как получится, — ответила Елена и скрылась в квартире. Делая упор на мою руку, Оксана с трудом, доковыляла до коридора, но только для того, что бы узреть, как Леночка сняла пальто и прячется в священной комнате. — Открой, я же 1-ая занимала, — взмолилась Ксюха, барабаня в дверь. — Я тоже не резиновая, — нагло ответила подруга. Она зашуршала одежкой, а позже ударила крышкой унитаза. Оксана выпрямилась, и беспомощно оглянувшись, попросила: — Слава, обними меня. Я придавил мученицу к для себя, — Что так вытерпеть легче? — спросил я. — Незначительно легче, и не так сиротливо, — согласилась она. Из-за двери послышалось журчание. Звук узкой Ленкиной струи, с силой режущей водную гладь, совсем «убил» Оксану. — Помогите, кто-либо! Зажми те мне дырку! — простонала она. — Потерпи еще минуту, — уговаривал я, прочно сжимая ягодицы. — Поздно! — охнула Ксюха, — Я ссусь! Я не поверил подружке на слово и опустил руку пониже, вправду, юбка быстро грелась. Тепло Оксанкиного организма, просочившись через одежку, накапливалось в луже на полу. — Что так и будешь стоять? — спросил я. — А что я могу сделать, если эта «говнюшка» заперлась в туалете? Вот выйдет, пусть сама убирается в собственной квартире. — Тогда хоть не прижимайся ко мне. — А ты хочешь остаться сухим? — Не впервой, — напомнил я. В сумраке коридора мокро блеснули Оксанкины глаза. Ее губки открылись, и по учащенному дыханию я сообразил, что девчонка очень возбудилась. Волна радостного безумия захватила и меня, махнув на приличия рукою, я прямо в коридоре задрал Ксюхину юбку, и запустил руки во мокроватые рейтузы. Та захихикала и брызнула мне в ладонь порцией мочи, в отместку, я воткнул сходу два пальца в самое заветное женское отверстие. Ксюха застонала и закинула ногу на высшую калошницу, приглашая продолжить необыкновенную ласку. Еще до того, как в туалете зашумела спускаемая вода, Оксана задрожала и с тихим хохотом, опустилась на колени в свою лужу. Вот так в Ленкином коридоре за считанные минутки она успела обоссаться, возбудиться и благополучно испытать оргазм. Вымытая и закутанная в бабушкин халатик, Оксана появилась в комнате, — Славик, для тебя придется остаться с нами? Сам понимаешь, что в таком виде я ни куда не поеду и тебя отвезти не смогу. — Что делать, — притворно вздохнул я, — придется остаться. Вот только маме позвоню, что бы не беспокоилась. Набирая номер домашнего телефона, я отвернулся от девчонок, что бы скрыть свою удовлетворенную физиономия. Либо ночь обещает быть бурной либо я плохо знаю собственных подружек. Елена с Оксаной легли на диванчике, а мне постелили на узком топчане. Когда Леночка гостила у бабушки, то на топчане спала она. Для внучки места было в самый раз, а вот я с трудом разместился на неловком ложе. Комната растворилась в мгле, я в ожидании приключений покорливо лежал у стенки. Мне уже начало казаться, что ни чего не произойдет, когда заскрипел диванчик и послышались босоногие шаги. Чьи то ручки принялись напористо находить меня под одеялом. — И кто это? — спросил я шепотом. Шпион застыл, а с дивана раздался недовольный Ленкин глас, — А ты сам, как думаешь? В мгле вторично заскрипел диванчик, и опять послышались шаги. — Стойте, девки! — забеспокоился я, — троих топчан не выдержит. Лучше я сам к вам перейду. В мгле Леночка с Оксаной начали словесную перепалку на предмет, кто из их ляжет по середине. Позже они решили улечься вокруг меня, но здесь воспротивился я, заявив, что запарюсь меж 2-ух хулиганок. В конечном итоге снова завязалась легкая потасовка, в какой, не глядя на наименьший вес, одолела Ленка. Победительница улеглась по середине. Я оборотился на бок, притянул к для себя Леночку, при всем этом смог обнять к тому же Ксюху. В комнате снова воцарилась тишь, под моим подбородком настороженно посапывала наименьшая из подруг, а рука обымала мягенький «арбуз» — старшей. Оксана 1-ая не выдержала напряжения, ее пальцы отыскали мою руку, и не отцепляясь начали разглаживать гибкий животик. Ленка дернулась, недовольно замычала, но под ласковостью нескольких рук замолчала и включилась в игру. После нескольких минут возни в мгле, у меня сложилось воспоминание, что на диванчике я излишний. Девчонки так увлеченно занялись друг другом, что я готов был поспорить на совою левую руку, — они это делали это не впервой. Напрасно я считал, что про меня запамятовали. Тогда, когда я собрался перебраться на топчан, Оксана нащупала на стенке выключатель, и крошечный огонек ночника порвал мглу над кроватью. В смутном желтоватом свете прорисовались переплетенные оголенные дамские тела. Леночка лежала сверху, интенсивно теребя губками Ксюхин сосок, а ее пальчики тонула в пышноватой растительности лонного холма. Вот игра этих пальчиков и поразила меня. Огромным пальцем Елена мяла клитор, средний был погружен во влагалище, а безымянный массировал площадку меж 2-мя отверстиями, время от времени погружаясь в анус. Оксанку просто выгибало от наслаждения, с ее губ срывался осиплое дыхание напополам со стоном. Леночка, играя на эрогенных зонах подруги, возбудилась сама. Ее круглые ягодицы и раскрытая вульва то и дело мерцала перед моими очами. «Нет, излишним я тут не буду», — решил я и положил руки на девичьи ноги. Почувствовав, что ее изнутри что-то распирает, Ленка на мгновение застыла, а позже выдохнула, — Наконец! Я уж задумывалась, что ты ни когда не решишься. Я ни чего не ответил, а просто накрыл ладонью ее пальцы на Ксюхином лонном холме и влился в общий танец любви. — Подожди! — оборвала меня Ленка и, соскочив с члена, удрала в коридор. Возвратилась она с некий розово-белой коробкой. На ходу извлекла из нее две большенные таблетки и наточенными зубками сорвала обертку. — Подтолкни, — скомандовала она, засунув одну капсулу Оксане во влагалище. Я охотно выполнил приказ. — А сейчас мне. — С не наименьшим наслаждением, я повторил движение. — Поехали, — скомандовал я и добавил, — Оксана выключи свет. Мы же не извращенцы! Оказавшись в кровати меж 2-ух девчонок, мне требовалось верно высчитать силы, что бы если не удовлетворить обоих, то хотя бы не обделить вниманием ни одну из их. Попеременно вставляя член то в одну подружку, то в другую, я грезил только об одном: испытать оргазм как можно позднее. Но сделать это становилось все сложнее, Ксюха с Ленкой разошлись не на шуточку. Их мокроватые тела терлись друг об друга, к тому же я ощутил, что моей мошонки задели чьи то пальцы. «Если у Леночкины руки заняты, означает — это Оксанка развлекается», — рассуждал я. В последние секунды отпущенные мне природой, я сжал обоих партнерш и, придавив их обоих, кончил в старшую из их. Измученные мы лежали на мокроватых простынях. В ту ночь я отдал для себя клятву: Ни когда не повторять схожих подвигов. Две дамы это замечательно, но очень мучительно.

Снять шлюх дешево в Москве можно прямо сейчас.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *