607.jpg

Эротические рассказы — Несколько дней Вадима Петровича (глава восьмая)

У Вадима от волнения аж дух перехватило. Стать перед женщиной в колготках! Он, естественно, уже был готов к этой сцене, казавшейся ему ещё вчера неописуемой (эпизоды с Наташей и Людмилой не в счёт). Но идея о дальнейшем раздевании для Лилу подействовала на Петровича очень возбуждающе, как будто он был застарелым вуайеристом. Он снял пиджак, сковывавший его движения, потом стянул носки, которые по скользкой поверхности колготок просто съехали с его ног, обнажив покрытые нейлоном ступни. На пальцах этих ступней белоснежными полосами выделялась более уплотненная ткань, полностью явственно указывая на наличие колготок на теле Вадима. Позже он встал, расстегнул штаны, которые просто опустились на пол по гладкой поверхности его нейлоновых ног. Сложив штаны аккуратненько на диванчике, Петрович стал перед женщиной в очень экстравагантном наряде. На нём была сероватая в полоску рубаха, галстук в тон и белоснежные колготки. Его фаллос гневно набухал снутри колготок и обильно пускал смазку, но под рубахой полностью не был виден хозяйке квартиры. Лилу во все глаза следила за процессом раздевания. Может быть, она в первый раз лицезрела живьём мужчины в колготках, но что точно творилось в душе девчонки, Вадим мог только догадываться. — Нравиться? — спросил он в свою очередь, в подражание Лилу выставив правую ногу и оттянув носок. — Да, у тебя тонкие ножки, только волосатые очень. — Её взор был устремлён в промежность Вадима, где из-под рубахи торчала обтянутая нейлоном мошонка. Потом, по предложению Петровича, они разделись, оставшись в одних колготках, и присели к столу, чтоб продолжить беседу за бутылочкой. Более возбуждающей обстановки нельзя было придумать! Вадим с трудом веровал в действительность происходящего! Он посиживал в кресле в одних белоснежных колготках с бокалом в руке и, как ни в чём ни бывало, мило дискутировал с хорошей женщиной, сидящей напротив тоже в одних только колготочках. У Лилу оказалась маленькая, но очень аппетитненькая грудь, а колготки были однотонными, без всяких полутонов, как и обожал Вадим. По чуть угадывавшемуся строению волокон, резинки и шва с ластовицей он представил, что это ЭЛЕДУЕ. Для полной убежденности было надо испытать на ощупь. Лилу тоже вовсю рассматривала Петровича. Его твёрдый член, отлично просвечивающий через прозрачную ткань, магнитом притягивал её взор. Вадим уже был в состоянии приятного лёгкого опьянения, когда бутылочка опустела, и Лилу, подойдя к нему, опустилась на колени, положила ладошки на его затянутые в нейлон бёдра и начала разглаживать их, испытывая, наверное, приятные чувства. Петрович был на седьмом небе от счастья, чувствуя кожей ног прикосновения девицы, отдававшиеся в мозгу мощными импульсами наслаждения. Добравшись до промежности, Лилу начала ублажать рукою его твёрдый член и яичка через влажные уже от обильной смазки колготки. Застонав от наслаждения, Вадим чуть ли не кончил. Но дева не стала злоупотреблять этой сверхострой ласковостью, предложив Петровичу другую игру. Она пригласила его в спальню и, достав из комода несколько пар колготок, предложила Вадиму привязать её этими колготками к спинкам кровати. Его не пришлось просить два раза. дева легла на спину, откинувшись на подушки и раскинув руки и ноги в стороны. Заведённый до максимума Петрович привязал её руки и ноги колготками к спинкам кровати. Сейчас распластанное тело Лилу было полностью в его власти. Он здесь же прильнул губками к её небольшим нейлоновым пальчикам на правой ножке и начал неспешное путешествие к промежности. Колготки излучали сильный типичный запах, по которому Вадим совсем обусловил модель — ELLEDUE HOTEL. Больше никакие из узнаваемых ему колготок так не пахли. — Колготки Эледуе, надеваю и иду я, — произнёс Петрович узнаваемый слоган. — Ты прямо эксперт. Сходу видно — реальный фанатик колготок. Добравшись до входа во влагалище, Вадим с наслаждением видел эту восхитительную часть женского тела. На лонном холме не было ни одного волосика (видимо Лилу воспользовалась бритвенным прибором), и все очертания половых губ отчётливо просматривались через влажный от бессчетных выделений девчонки нейлон. Вадим тихонечко, только немного касаясь подушками пальцев колготок, провёл повдоль половой щели. дева аж выгнулась от наслаждения. Петрович выработал эту утончённую ласку на для себя, заметив, что лёгкие, воздушные прикосновения к покрытой нейлоном коже вызывают очень приятные чувства, как будто вся часть тела, затянутая в колготки становилась сильной эрогенной зоной. Он начал лёгкими прикосновениями гулять по внутренней поверхности бёдер девахи, потом перебрался на её половые губы и снова погрузился ниже, обхаживать её ножки. девочка испытывала отменное наслаждение и, в конце концов, бурно кончила. У Вадима уже не осталось никаких сил вытерпеть. Хотелось немедля трахнуть эту привязанную к кровати деваху в колготках. Он взял, увиденные им на подоконнике, ножницы, оттянул узкую ткань на промежности Лилу и аккуратненько вырезал ластовицу по периметру, стараясь не задевать шов, чтоб нити не разъехались далее. Потом он лёг на неё, приспустив свои колготки и выпустив на волю, томящийся в тончайших сетях нейлона, член и ввёл его одним решительным движением в девицу. Осуществилась его самая заветная фантазия! Он в колготках трахал деву в колготках! И наяву даже вышло круче: девочка была привязана! Продержавшись не очень длительно, хотя очень старался, (даже останавливался, когда ощущал приближение оргазма), Вадим кончил в Лилу. Он блаженно лежал на девочке, чувствуя контакт её колготок со своими. Отдышавшись, Петрович решил продолжить этот несравненно превосходный, ни с чем же не сопоставимый секс в колготках. Он слез с девочки и натянул свои колготки на место. Потом развязал руки Лилу, чтоб она могла сесть. Её ноги были как и раньше обширно раздвинуты, привязанные к кровати. Вадим встал перед сидящей женщиной, придвинув свою промежность к её лицу. Лилу высунула собственный язычок и начала ублажать его яичка через прозрачную ткань колготок. Сразу её руки схватили Петровича за нейлоновые ягодицы и стали щупать и зажимать их. Спустя некое время фаллос Вадима стал оживать под воздействием опытного язычка девы. Когда член обрёл нужную твёрдость, Петрович приспустил мало резинку колготок с талии, чтоб дать ему больше свободы, собрал ткань у основания ствола, так что член оказался в нейлоновом презервативе, и ввёл его в сладкий ротик девчонки. Та обволокла затянутый в нейлон член Вадима своими губами. Но здесь Петрович решил испытать по-другому. — У тебя есть белоснежные чулки? — Там, в комоде. Заглянув в комод, откуда Лилу доставала колготки, Вадим восхитился тому обилию нейлона, что он увидел. Ему с его коллекцией здесь было делать нечего. Это было королевство колготок, а Лилу, непременно, — царицей. Порывшись и полюбопытствовав на доныне неизвестные ему модели, Вадим нашёл то, что находил, вытащив на свет пару тонких белоснежных чулков. Подойдя к девице, Петрович одним чулком связал ей сзади руки, а другой, закатав, аккуратненько натянул ей на голову. Чулок оказался впору, плотно налез, облегая рельеф лица и чуток приплюснув нос. Лицо Лилу в чулке смотрелось очень эротично и возбуждающе для Вадима. Он стал с жаром целовать её лоб, глазки, щёчки, потом впился в её губки через узкую прозрачную ткань. девочка раскрыла ротик, и их языки повстречались, затеяв прелюдию, оставаясь по различные стороны этой расчудесной эластичной материи. Потом Вадим решил испытать ещё кое-что. Его фантазия работала на полную катушку. В комоде Петрович увидел колготки с вырезами. Это было как чулки и пояс в одном флаконе. Оставив Лилу связанной на кровати с чулком на голове, он стянул с себя белоснежные колготки и облачился в эти примечательные чёрные. Бесспорным достоинством этих колготок было их удобство для занятий сексом. У дам все дырочки открыты и доступны, у парней член на свободе. С другой стороны, конкретно то, что нейлон закрывал попу и промежность дамы, и вызывало такую соблазнительность колготок для Вадима. Ну и самому чувствовать собственный член в нейлоне было очень приятно. Но для воплощения грядущего мероприятия эти колготки подходили идеальнее всего. Петрович подошёл к девчонке, попросив её открыть ротик пошире, и когда та выполнила его просьбу, попробовал ввести в него средний палец, выдавливая узкий нейлон вглубь. Это не удалось. Тогда он стал приподнимать ткань чулка с шейки девахи в район её рта, чтоб натяжение нитей ослабело до минимума. Удостоверившись, что сейчас гибкая ткань просто растягивается вовнутрь рта девахи под напором его пальца, Вадим встал, приблизив собственный фаллос к обширно раскрытому, но затянутому крепкой сеточкой нейлона ротику Лилу. Он приставил головку к ткани и начал неспешное погружение вовнутрь. Нейлон просто поддавался, равномерно обволакивая член растягивающимися невидимыми нитями. Упёршись в нёбо девахи, Вадим начал откат, завороженно следя, как нейлоновая плевра ворачивается в начальное положение, медлительно появляясь из недр ротика Лилу. Всё это казалось мистическим, до того красивые чувства испытал Петрович. Он схватил девицу за гладкий нейлоновый затылок и опять начал погружать собственный член в эту восхитительную дырочку с неукротимым желанием запихнуть его глубже. И он проталкивал собственного «героя», насаживая на него, похожую в белоснежном чулке на кокос, голову девчонки. Он уже не задумывался о том, что, может быть, доставляет противные чувства девахе. Представив, как растягивается узкая ткань во рту девчонки под напором его члена, Вадим впал в исступление. Он гневно накачивал и накачивал девочку, а когда ощутил, в конце концов, приближение оргазм, прочно придавил голову Лилу к собственному паху и отпустил только, когда выплеснул всё до последней капли на нейлон глубоко в горле девочки. Сперма, не смогшая проникнуть через ткань чулка в организм Лилу, непонятным пятном разливалась по нейлону на губках пытавшейся отдышаться девы. Вадим стянул с её головы чулок. — Извини, я утратил весь контроль. — Развяжи меня и пошли под душ. В ванной Лилу стянула с Вадима колготки, но свои не сняла и прямо в их залезла под тёплые струи воды. Это было ещё одно доныне неслыханное зрелище для Петровича. Он начал разглаживать влажные колготки на теле девицы, но та не отдала ему насладиться сполна. — Сейчас я буду тебя связывать. С этими словами Лилу перекинула, снятые с Вадима, колготки через бельевую верёвку над его головой и, попросив его поднять руки, привязала один конец колготок к его правой руке, другой — к левой. Потом она намылила его ноги и промежность, достала станок и начала деловито сбривать волосы с его левой ноги. Петрович сам не мог осознать, нравится ли ему этот новый поворот в их любовной игре. За обриватьё он не переживал, потому что сам склонялся к тому, чтоб в один прекрасный момент побрить ноги и натянуть колготки на полностью гладкие ноги. Здесь просто желания его и девы счастливо совпали. Но то, что Лилу желала сейчас доминировать, вселяло в него некую тревогу, и он не знал, какие ещё сюрпризы подготовила его партнёрша по претворению в жизнь сумасшедших нейлоновых фантазий. Технично обрив одну ногу, дева так же просто совладала с другой, а потом лишила Вадима пышноватой кучерявой растительности вокруг его члена. Даже мошонку до блеска выбрила. Петрович глядел сверху на собственный дремлющий, не желавший пробуждаться, невзирая на все манипуляции Лилу, член и констатировал, что в «лысом» виде его член смотрится существенно длиннее. Освежившись в душе, они проследовали в спальню, где девочка отдала Вадиму колготки телесного цвета, а на себя натянула чёрные. Облачившись в эти новые себе колготки, Петрович увидел, что на их вообщем отсутствовала ластовица, а переход полутонов был наименьшим и практически неразличим. Его свежепобритые ноги и член замечательно смотрелись, и Лилу пройдясь ладонями по полностью гладкой поверхности, затянутых в прозрачный нейлон, бёдер Вадима, судя по всему, осталась очень удовлетворенной. Позже они пили чай на кухне, любуясь друг на друга в колготочном облачении и отдыхая от любовных утех. Было уже достаточно поздно, и Лилу предложила Вадиму остаться у неё. Они расстелили кровать и залезли в неё, как были в колготках. Петрович заключил девчонку в объятья, их губки объединились, их ноги переплелись. И он, перемещая свою ногу по ножке Лилу, ощущал туго затянутой в нейлон кожей, как скользят с чуть слышным скрипом его колготки по колготкам девочки. И это были чудесные чувства, которыми он упивался, без утомились лаская своими ногами её ножки. Они так и уснули, и даже во сне не нарушилось необычное сплетение их затянутых в колготки ног. Проснувшись днем и взглянув на часы, Вадим сообразил, что запоздал на занятия. Это был последний денек учёбы. Но, находясь в кровати с очаровательным созданием в колготках, ни о каких курсах мыслить он, конечно, не мог и решил вообщем на их не идти. Его металлический член истомился в нейлоновых сетях и стоял, прочно упираясь собственной раздувшейся головкой в животик девы. Петрович ощущал, что его мочевой пузырь переполнен. Необходимо было немедля что-то решать. Освободившись из объятий Лилу, он добрался до туалета и, издержал немалые усилия на то, чтоб сбить эрекция и дать возможность воды излиться из организма. Когда Вадим возвратился в спальню и бросил взор на спящую деву, его фаллос мгновенно возвратился в вертикальное положение. Его организм желал эту девочку немедля. Забравшись к ней, Петрович начал разглаживать её нейлоновую промежность. Лилу пробудилась от его нежностей и, потратив несколько секунд на осмысление происходящего, протянула руку к его «богатству», чтоб пощупать его член через колготки.

Шлюхи Москвы для досуга.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *