101.jpg

Эротические рассказы — Основной инстинкт. Часть 14

14. нетронутая. Этот маленький эпизод произошёл совершенно не так давно, во время моей командировки в один из городов Поволжья. Наши партнёры, производители оборудования, были очень заинтересованы в сотрудничестве с нашей компанией и изо всех сил старались сделать моё пребывание в их городке очень приятным. Анвар, генеральный директор, и его заместитель Сергей, ответственный за сбыт, оказались юными ребятами, приблизительно моего возраста (вобщем, это я себя считаю юным, а ведь мне уже под 40) . В 1-ый же вечер они пригласили меня в дорогой ресторан отметить подписание прибыльной для их сделки. Девушка-администратор провела нас по полутёмному залу в кабинку и удалилась. За столиком посиживали три девы. Все три очень симпатичные и очень различные. Высочайшая сероглазая блондиночка Елена в платьице с открытыми плечами и фигурой манекенщицы, рыжеватая полногрудая Таня в узеньких джинсах и леопардовом топике, и маленькая брюнетка Айгуль, одетая в вызывающе маленькую юбку-резинку и пиджак. Мои товарищи представили женщин, как собственных сотрудниц, что было очевидной неправдой. Я представил для себя этих ярчайших, как тропические птицы женщин где-нибудь в цеху, и невольно улыбнулся. То, что их пригласили сюда, чтоб я мог скрасить собственный досуг с какой-то из них — это было разумеется. Но какая из трёх предназначалась мне? Все трое оказывали мне знаки внимания и я сообразил, что мне предоставляется право выбора. ( — хороший совет) А сделать выбор было тяжело. Нордическая краса Елены, её неописуемо длинноватые ноги, просвечивающие через разрез элегантного вечернего платьица, гордая посадка головы и прохладная ухмылка конкурировали с мягенькой кошачьей грацией и волнующими формами Тани, в очах которой горел блядский сияние, обещавший неземное удовольствие в кровати. А немного раскосые монгольские глаза Айгуль, её смуглая кожа, тонкие ножки… Только одно событие меня немного смущало — девы были очень молоды, я отдал бы им не больше 20. Вобщем, это непринципиально. Принципиально, на ком приостановить собственный выбор. Одолела любовь к экзотике. Через полчаса я стал оказывать Айгуль существенно огромные знаки внимания, чем её подругам, что и послужило для их сигналом, что выбор изготовлен. Одномоментно переключив своё внимание на Анвара и Сергея, девицы стремительно их поделили и вечер покатился по накатанному руслу — закуски, водка, танцы. Айгуль оказалась смышленой, лёгкой в разговоре и на удивление эрудированной женщиной. Выпивка стремительно посодействовала преодолеть первую неловкость, и скоро я уже смело прижимал к для себя её гибкое тело и заглядывал в разрез пиджака, чтоб лучше разглядеть ложбинку меж малеханькими грудками, не стеснёнными лифчиком, от вида которой у меня захватывало дух. Как грациозно она двигалась, уверенно стоя на больших каблуках собственных бардовых туфель! Как заразно смеялась, откидывая вспять голову! Я всерьёз увлёкся этой малышкой и предвкушал с каким удовольствием я сейчас вечерком раздвину эти загорелые тонкие ножки и… У меня просто захватывало дух от этих мыслей. В очередной раз прижав к для себя восточную красотку в неспешном танце, я предложил ей сбежать из ресторана в мою гостиницу. Она немного отстранилась, пристально поглядела на меня, и, подумав, согласилась. Мы начали лобзаться ещё в лифте. Ворвавшись в номер я обнимаю Айгуль и принимаюсь покрывать её лицо лобзаниями. Она тоже целует меня, задыхаясь от эрекции. Член в штанах торчит колом упираясь малеханькой татарочке в животик. Вдруг она резко отстраняется, отталкивает меня и проходит в комнату. Я пробую обнять её сзади, но она сбрасывает мою руку и садится в кресло, положив ногу на ногу. Я стою среди комнаты в недоумении, пытаясь осознать, что все-таки я сделал не так. — Подожди, остынь мало. Мне необходимо поначалу кое-что для тебя сказать. Я неудачно пробую собраться с идеями. Что сказать? Для чего? Что вышло? Почему мы ещё не в кровати? Член начинает медлительно опускаться. — Я — дева. — Что? — вид у меня, должно быть, потешный. Айгуль смеётся, показывая ослепительно-белые зубы. — Я — девочка. недотрога. Целка. — Она терпеливо разъясняет мне, как полоумному. Плохо дело! Хотя… У меня была когда-то одноклассница Оля, несколько месяцев доставлявшая мне наслаждение только ротиком. Я смотрю на ярко-красную помаду, немного смазанную моими лобзаниями и чувствую, как член опять начинает наливаться. Вобщем, Айгуль не позволяет разыграться моей фантазии: — Нет, в рот я тоже не беру. — Что? — Я говорю: я не сосу. Понимаешь? Сосать для тебя хуй я не буду. ( — прим.ред.) Площадная брань из уст малеханькой кросотки действует отрезвляюще. Означает, ни в рот, ни в пизду… Неуж-то? Похоже, ход моих мыслей очевиден и Айгуль отсекает последнюю возможность: — Нет, и в жопу я не даю. Тогда совершенно не понятно. Она что желает поначалу большой и незапятанной любви? Либо просто смеётся нужно мной? Для чего тогда всё это? Не понимаю. — Я… Не совершенно… Ну, другими словами… Для чего тогда… — мысли путаются. Я не могу сконструировать вопрос. — Для чего я приехала? — Ну, да. — Выслушай меня пристально. Ты должен принять решение. Есть только одна возможность доставить друг дружке наслаждение. (Ага! Означает есть!) . Если хочешь — ты можешь мне полизать. Есть мужчины, которое уже одно это считают себе высшей милостью. Айгуль делает паузу. Как, просто полизать? Она же произнесла: «Доставить наслаждение друг дружке». А ранее гласила, что в рот не берёт? Насладившись произведённым эффектом, Айгуль перекладывает ноги в стиле Шарон Стоун и продолжает: — Ты неплохой мужчина, потому, если мне понравится, как ты лижешь, может быть, я для тебя подрочу. Ничего для себя расклад! Я ей буду лизать, а она мне просто подрочит. Ну и то «может быть». А у этой малеханькой девченки нрав истинной хозяйки. Похоже, ей нравятся игры в стиле SM! Вобщем, мы это уже проходили. Моя подружка Галя когда-то тоже начинала с того, что принудила себя вылизать. А позже дошло и до садо-мазо с переменой полов. Но Галка хоть смотрелась стервой. Ну и секс обожала до умопомрачения. А это ангельское создание, невинная, молодая совершенно. — И имей в виду, если попытаешься мне запихнуть… Куда угодно… Я здесь же уйду. Она гласит так, будто бы я уже согласился. А разве это не так? Разве я упущу возможность испытать эту шлюшку на вкус? А позже глядеть, как её малая смуглая ручка с узким, практически детским запястьем, движется повдоль моего ствола? Я сглотнул слюну. — Да, и ещё: я, естественно, подмывалась днем, но целый денек прошёл… В общем, для тебя придётся потерпеть. И вкус, и запах. Будто бы в душе нет воды! Малая сучка любит поиздеваться. Ну, да хорошо, я и сам люблю, чтоб мадам пахла дамой, а не мылом. — Ты согласен? — Я молчком киваю — Тогда раздевайся. Вполне раздевайся. Я стою перед Айгуль, сидящей в кресле, совершенно нагой. Член торчит вертикально ввысь, пульсируя от напряжения. Преуспевающий сорокалетний мужчина перед двадцатилетней азиатской шлюшкой… Она осматривает меня пристально, как лошадка на рынке. По-видимому, осмотр её удовлетворил, так как она встаёт, задирает юбку на пояс и стягивает свои стринги. Позже садится на самый край, раздвигает ноги и откидывается вспять. — Встань на колени — я повинуюсь, — сейчас начинай лизать. Ниже. Ещё ниже. Да, вот там начинай, где попка. Так. Пока не поднимайся. Язык запихни. Поглубже. Поглубже я произнесла! Сейчас веди ввысь, к клитору. Сильней. Сильней языком работай! Так, а сейчас соси клитор. Губками его обхвати. Вот так! Языком работай! Ну даёт! Такового управления своими действиями я не лицезрел даже от взрослых опытнейших дам. Хорошо, так даже увлекательнее. А вот про гигиену девченка очевидно соврала. Я думаю, что сейчас она не подмывалась. Её щелка пахнет рыбой и мочой. Выделения не прозрачные, а уже подсохшие, беловатые. С каждым движением моего языка малая шлюшка заводится всё посильнее. Я вижу, как она расстёгивает пиджак и начинает крутить и надрачивать для себя соски. Они большие, тёмные, практически чёрные. Я протягиваю руку, чтоб посодействовать. — Руку убери! Твоё дело — лизать! Хорошо, стерва, как хочешь. Вообщем, это удивительно: я, взрослый мужчина, нагой стою на коленях перед некий мокрощелкой, которая не потрудилась даже разуться, и не могу её даже полапать! Мне грустно и постыдно от такового унижения. Но… это странноватым образом возбуждает. Меня возбуждает идея о том, что я во власти жалкой сучки, которая халатным тоном отдаёт приказания, которые я не смею не выполнить! Это, естественно, игра, но всё же… Член стоит, как пушечный ствол. Я старательно вылизываю пизду хозяйки, с благоговейным трепетом слушая, как она стонет, приближаясь к давно ожидаемому оргазму. Да, я знаю своё дело! Я заставлю её оргазмировать. Она будет трястись в экстазе, оглашая этажи гостиницы своими криками! Я ещё ускоряю темп, хотя язык уже онемел от напряжения, я помогаю для себя движениями головы. Вверх-вниз, вверх-вниз. Лицо влажное от сока этой юной шалавы. Уже скоро. Да, я неплохой пиздолиз, я хорошо постараюсь, чтоб угодить хозяйке. Тогда и, может быть, она окажет мне милость и подрочит мой многострадальный хуй, который уже разрывается от напряжения. А сок всё прибывает. И вот — давно ожидаемая кульминация. Айгуль выгибается дугой, сучит ножками в бардовых туфельках, вцепляется обеими руками мне в волосы (больно, но я продолжаю свою работу) , она придавливает моё лицо к собственной щёлке, трётся об меня и, в конце концов, откидывается вспять и озвучивает ночную тишину гостиницы истошным криком. Она нимало не хлопочет о том, что разбудила, наверняка, всех на пару этажей ввысь и вниз. Всё также, не сдерживаясь, она орет опять и опять. Мне охото зажать её рот, но я не смею поступить так грубо. Истошные крики перебегают в пробы что-то сказать, точнее проорать в мглу. Я пробую разобрать слова, но ничего не понимаю. Айгуль кончил длительно. Я уже наглотался её сока, но он всё прибывает. В конце концов, девченка стихает, обессиленная. Ножки как и раньше раскинуты в стороны, и я любуюсь видом чисто вылизанной щёлки, гладко выбритого лонного холма. Меня приводит в умиление вид раскрасневшихся щёк, покрытых растрепавшимися волосами цвета вороньего крыла, раскосых восточных глаз, прикрытых в изнеможении после такового бурного оргазма. Слышу в коридоре голоса. Вероятнее всего, дежурная по этажу и кто-то ещё из персонала, может быть, дежурный админ, отыскивают источник этих кликов, которые они полностью могли принять за предсмертные крики бьющейся в агонии жертвы. Отлично, что я не сдавал ключ при уходе, и нам с Айгуль удалось перескочить в номер незамеченными. Голоса удаляются, и я вздыхаю с облегчением. Моя гулкая любовница тем временем приходит в себя. Глаза всё ещё подёрнуты пеленой только-только пережитого оргазма, но лицо начинает принимать осмысленное предложение. Я продолжаю стоять на коленях, с обожанием смотря на мою повелительницу. Вот она вздыхает, выпрямляется в кресле. Её глаза фокусируются на мне. У неё таковой вид, будто бы она пробует вспомнить, кто я. Позже я вижу слабенькую ухмылку, коснувшуюся её полных губ. Кажется, пришла в себя. Приподнявшись в кресле, Айгуль опускает вниз задранную юбочку и опять садится. — Молодец, отлично поработал! — глас стал осиплым после недавнешних певческих упражнений. Ура! Меня похвалили! Может быть мне сейчас всё же улыбнётся счастье? Но что это? Она встаёт и направляется к выходу! Я стою на коленях, не смея встать без разрешения, и прислушиваюсь, не повернётся ли ключ во входной двери. Нет, раскрывается дверь в ванную. Кажется, у меня всё же есть шанс! Шум воды. Шаги. Она ворачивается! Какое счастье! Губки опять подкрашены, волосы причёсаны. В очах приемущество фемины, знающей свою харизму и власть над мужиками. — Дай мне чего-нибудь попить. Бросаюсь к мини-бару. Так, пиво, кола, а, вот, подфартило: бутылка шампанского. Малая, гр триста-четыреста. Какая-то ввезенная. Дорогая, наверняка. Да какая разница! Торопливо открываю, наливаю в бокал. Айгуль пьёт не торопясь, разглядывая меня, стоящего перед ней нагим. В конце концов, отставляет бокал в сторону. Кажется, моя судьба решена. Но какое же решение приняла моя малая восточная королева? — Подойди. Делаю шаг вперёд. Её малая ручка обхватывает мой многострадальный отросток. Она сдвигает кожу вниз, оголяя головку, и здесь же подымается вверх, закрывая её. Узенькая смуглая ладонь движется по стволу ритмично, не торопясь, да и не снижая темпа. Похоже, она знает в этом толк! Она посиживает, комфортно откинувшись вспять, а я стою перед ней, раскачиваясь от подступающего удовольствия. Как мне охото схватить её на данный момент за волосы и с размаху засадить в этот напомаженный ротик! Но, как досадно бы это не звучало, она ведь вправду исполнит свою опасность и уйдёт. И закончится эта сладкая мука. Ну, хотя бы дрочила чуток резвее. Так она будет меня истязать полчаса. Я этого не вынесу! — Пожалуйста, резвее. — Ещё раз откроешь рот без разрешения — я ухожу. И темп здесь же замедляется. Не могу сдержать стон от нестояка. Пробую двигать бёдрами, чтоб хоть малость ускорить процесс, но здесь же: — Стой тихо, не дёргайся!

Эмоциональные проститутки Подмосковья окажут интим услуги.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *