376.jpg

Эротические рассказы — Основной инстинкт. Часть 7

Но, оставаться неудовлетворённой в Галины планы не входило. Её скупая вульва конвульсивно сокращалась, выдаивая последние капли, ягодицы сотрясались в предвкушении скорого оргазма. Не меняя позиции она простонала: «Только не вынимай!» — и продолжила мастурбировать. Я честно пробовал не вынимать как можно подольше, но мой компаньон равномерно опал и выскользнул из скользкой дырочки. Я отступил вспять и опять натянул брюки. Вобщем, это не произвело на мою партнёршу огромного воспоминания. Она продолжала остервенело мастурбировать и через минутку кончила с кликом и повалилась на кровать, сотрясаемая судорогами удовольствия. А ещё через несколько минут, когда Галка смогла отдышаться, и глаза её опять приняли осмысленное выражение, меж нами произошёл разговор, который и положил начало моему погружению в сладкую пучину распутства, который моя подруга называла сексапильными тестами. — А ведь ты на данный момент обо мне совершенно не задумывался, только о для себя. Нельзя так. Тебя ещё многому придётся учить. Но главное запомни: секс это дело, которым занимаются вдвоём, а не каждый поодиночке. Ты делаешь всё, чтоб мне было отлично. А я — чтоб для тебя. В итоге оба довольны. — Да, очень ты обо мне задумывалась впервой! Подлизал — и свободен. — Ах, мы обиделись? — Галя лежала передо мной на боку, подперев голову рукою, — мы, означает, такие обидчивые… Итак вот, дружок, конкретно о для тебя я сначала и задумывалась. Ты что думаешь, не достаточно было бы желающих на данный момент оказаться на твоём месте? А я избрала тебя, хотя и колебалась длительно, инспектировала… — Так это что, была проверка, что ли? — я оторопело уставился в нахальные зелёные глаза. — Ну, что-то вроде того, — Галя и не поразмыслила отвести взор, — может ты смущяться начнёшь, либо, там, дуться, — последнее было произнесено с нажимом, — мы тогда не сможем… — Что не сможем? — Ну, не сможем вкупе. Я ведь не могу как другие фемины — раз в неделю в мгле под одеялом. Мне нужно, чтоб если уж спать с мужиком — чтоб это был мужик. Чтоб всего себя отдавал. Тогда уж и я постараюсь для него! — И я для тебя подхожу? — Да вроде да. Кажется подходишь. Только учить тебя ещё многому придётся. Ну да ничего, не впервой… Сейчас, к примеру, я ещё желаю! На меня начало накатывать раздражение. — А я — нет! — Ничего, это поправимо. На данный момент будет 1-ый урок. Раздевайся — и шагай в ванную. Я тебя помою. Вообще-то я умывался полчаса вспять, перед уходом из дома. Все же, идея, что я на данный момент буду нагой в ванне вдвоём с таковой же обнажённой кросоткой, и она будет меня намыливать, водя по телу намыленной мочалкой, мне приглянулась. Наверняка, в моём отношении к этой даме было что-то от сыновних эмоций. Я нерасторопно разделся под пристальным взором саркастических глаз моей учительницы и отправился в ванную. Ванная оказалась внезапно большой и современной. Кафель покрывал стенки до самого потолка, трубы и смесители светились колченогом. После моей «хрущобы», Галина ванная казалась мне реальным великолепием. Я включил душ, настроил температуру и влез в ванну. Хозяйка не принудила себя длительно ожидать. Она намылила меня всего, уделяя повышенное внимание самым сексуальным местам, и стала поливать тёплой водой, смывая ароматную пену. Вытерев меня полотенцем, она произнесла с озорной искоркой в очах: — Я обещала кое-чему тебя обучить. Оборотись к стенке. Наклонись. Посильнее. Я ощутил, как её ладошки легли на мои ягодицы и раздвинули их в стороны. И вдруг… жаркий мокроватый язычок коснулся моего заднего прохода! Я дёрнулся от неожиданности. Галка принялась кропотливо вылизывать колечко ануса, даже попробовала опустить язык в мой задний проход (и это её отчасти удалось) . Я не сумел сдержать стона. От непривычной нежности член стал стремительно наливаться и скоро уже торчал, как кол, пульсируя от прилившей крови. А она всё лизала и лизала, временами пытаясь просунуть собственный сильный упорный язычок прямо в глубину прямой кишки. Я помыслил, что если она будет делать так довольно длительно, я могу оргазмировать, не прикасаясь к члену. — Ну вот, а ты гласил «не желаю»! Я знала, что для тебя понравится. Пойдём в спальню. Я практически накинулся на мою сладкую учительницу. Мы сношались бешено, в каком-то одичавшем исступлении, и кончили сразу. Вобщем, длительно отдыхать мне не дали. Галя поставила меня раком на край кровати и опять применила собственный неотказный способ. Через минутку я уже был готов к повторному употреблению, и мы опять занялись любовью. И ещё много-много раз за более чем годичную историю наших отношений Галя использовала таковой этот обычной, но таковой действенный метод держать меня в полной боевой готовности. В тот же раз тестов больше не было. Опыты продолжились пару дней спустя. Я очень старался доставить собственной подруге максимум наслаждения, и мне это удалось. Отдыхая после 5-ого либо шестого оргазма, Галина произнесла, что я молодец, она очень довольна, и желает сделать мне подарок — я могу трахнуть её в задницу. Первой моей реакцией было недоумение. Для чего в бёдра, если можно обыденным методом. Я слышал о таких извращенцах, но никогда не осознавал, для чего они это делают. К тому же, идея о том, что мне необходимо будет запихнуть собственный драгоценный инструмент в… ну, вроде бы это сказать… не самую чистую часть тела человека… несколько скоробливала. Но, моя распутная подруга уже перебежала от слов к делу. Она спрыгнула с кровати и выскочила из спальни. Через минутку она возвратилась с тюбиком крема в руках, дала его мне и приняла начальную позу на краю кровати. Отступать было поздно. Повинуясь её инструкциям, я кропотливо смазал её узкое отверстие кремом и даже, просунув палец с порцией крема, смазал прямую кишку изнутри. Манипуляции с Галиным анусом возбудили меня сверх всякой меры, и член раздулся и подрагивал в такт ударам сердца. Я обеими большенными пальцами раздвинул ее белоснежные ягодицы. Анус немного подмигнул мне, сжавшись, а потом медлительно, как цветок, раскрыл собственный бутон. Я приставил головку к малеханькой дырочке и сообразил, что затея эта не увенчается фуррором — очень уж узенькая она была по сопоставлению с моим агрегатом. Я нажал и ощутил, что края дырочки расползаются в стороны. Послышался звук выходящих газов, но ни мне ни Гале он не показался забавным либо неблагопристойным. Ещё один нажим — и я увидел, как член равномерно исчезает за растянутым блестящим мышечным кольцом. Я толкнул посильнее и член умопомрачительно просто скользнул внутрь. Признаюсь, я не ждал, что это окажется так приятно! Никакое, даже самое узенькое влагалище, не сумеет так плотно сжать член. К тому же, задний проход лишён естественной смазки. Там сухо и жарко. В тот собственный самый 1-ый раз я сразу и навечно стал жарким приверженцем анусного секса. Я следил, как мой боец заходит в узенькое отверстие и выходит из него. Когда член уходил вовнутрь, маленькая розовая полоса, окаймляющая его ствол, исчезала, когда движение шло назад, розовое кольцо немного выступало наружу вкупе с движением члена. Я завороженно следил за всей этой сложной механикой. Необычность, какая-то дополнительная развращённость присваивала процессу необыкновенную пикантность. Я очень стремительно и очень бурно кончил, выплеснув мощный заряд в прямую кишку моей подруги, и в изнеможении повалился на кровать. — Ну как, понравилось? — Галя лежала на постели ничком, повернув голову ко мне. — Очень! — Вот то-то же! А ты колебался. Неуж-то она ощутила мои колебания? А мне казалось, я ничем себя не выдал. — Молвят, что анусный секс — это извращение, так как в прямой кишке есть испражнения. Но, во-1-х, нужно просто её часто опорожнять, в том числе при помощи клизмы, а во-2-х, гласить, что там грязно, это всё равно, как истерические дамы, молвят, что член — это тоже грязно, так как им писают… Это, меж иным, Фрейд произнес. Ну и вообщем, Если б Природа не желала, чтоб мы трахались в бёдра, для чего тогда она сделала нам сзади дырку, как раз надлежащие размерам полового члена? Я ощутил, что краснею. Ведь это практически слово в слово то, о чём я задумывался. А ведь из-за дурного чувства брезгливости я рисковал не испытать этого райского удовольствия. Меня переполняло чувство благодарности. Я приподнялся, опять раздвинул ягодицы подруги и припал к карему колечку ануса. Я вылизывал дырочку, ещё не до конца закрывшуюся после моего вторжения, стараясь просочиться языком как можно поглубже и чувствуя чуток солоноватый вкус своей спермы. Два пальца другой руки я погрузил во влагалище и шевелил ими, слушая стоны приближающегося оргазма. Галя кончила, сотрясаемая судорогами и затихла. Как я уже отметил, с того времени я стал жарким приверженцем анусного секса. Задний проход Галины стал употребляться в наших любовных играх настолько же нередко, что и передняя дырочка. Даже во время наших оральных сеансов, которые Галя очень обожала, она просила сделать ей «вилку». Я вставлял указательный палец ей во влагалище, а средний — в задний проход и шевелил ими, сразу посасывая клитор. На таковой раздражитель она обычно отвечала целой серией оргазмов, последующих один за одним без перерывов. В тех же случаях, когда мы сношались обычным методом, Галя всегда просила запихнуть ей чего-нибудть в зад. Время от времени это была толстая свечка, а почаще — мой палец. Вобщем, Галя не вытерпела однообразия. Секс для неё был смыслом жизни, и она повсевременно придумывала всё новые методы. Последующий по счёту опыт случился приблизительно через месяц. Я трахал Галину сзади, по обыкновению засунув палец в её заднепроходное отверстие. Вдруг она попросила отшлёпать её по попе. Я осторожно приложился пятернёй к её ягодице. Галя замотала головой от досады на мою непонятливостью: — Сделай мне больно! Я смачно шлёпнул ладонью, оставив на попке красноватый след. — Посильнее! Ну, на данный момент ты у меня получишь! Я стал шлёпать по ягодицам изо всех сил. Скоро они стали пунцовыми, от ударов. Галя кричала так, что наверное было слышно на улице. В её клике смешались боль и удовольствие. Либо удовольствие от боли, не знаю. Сей день стал первым днём нашего с Галей увлечения садомазохозмом. Она с увлечением игралась роль рабыни. Я тоже к тому времени уже имел опыт таких игр. Но свои изымательства над Наташей я ограничивал моральными унижениями. Галя же добивалась ещё и избиений. Я хлестал её ремнём по нагой попке и по ляжкам. Ремень оставлял красноватые полосы на белоснежном теле. Галя орала от боли, молила о пощаде, но я был неумолим. Позднее я стал привязывать её к кровати и поменял брючный ремень скакалкой. Не скрою, меня эти сеансы очень возбуждали. Иногда было тяжело тормознуть. Я стоял над ней с членом, торчащим как дубина, и хлестал, хлестал её, практически не контролируя уже силу ударов. Главной моей целью были ягодицы, бёдра, промежность. Бывало, что скакалка оставляла на теле Гали приметные следы (когда она позднее приходила в себя, она часто упрекала меня за несдержанность) . Избив свою рабыню, я лаского целовал истерзанную кожу, и мы с огромным наслаждением занимались сексом. Прошло ещё около года, до того как Галя предложила обменяться ролями. Я пошёл и на этот опыт. Сначала всё шло отлично: она привязывала меня к кровати и хлестала всё той же скакалкой, не очень больно, а позже целовала следы от ударов. Но, с течением времени она добавила в эту игру некие новые элементы, которые и привели потом к нашему разрыву. Но это уже совершенно другая история. А пока опыты длилось. Я обривал её лонный холм и промежность, она привязывала меня к кровати и нежностями доводила до сумасшествия, не давая оргазмировать, я слизывал с её тела мёд и джем, я катал её по квартире, ползая на четвереньках (и ощущая спиной, как восхитительно стремительно мокреет её киска) , она устраивала для меня сеансы раздевания, я фотографировал её в самых вызывающих позах (и ощутил укол ревности, найдя, что эти фото уже далековато не 1-ые в её фотоальбоме) . Более шокирующий из наших тестов произошёл приблизительно через полгода после нашей встречи. Мы лежали в кровати, отдыхая после еще одного секс-марафона, когда Галя предложила мне пописать на неё. Я оторопел. Даже мне, уже, казалось бы ко всему привыкшему, было удивительно и умопомрачительно услышать такое предложение. Вобщем, Галя, кажется, не шутила. — Пойдём, для тебя понравится. Она привела меня в ванную комнату, забралась в ванну и жестом пригласила меня присоединиться к ней. Сев на дно, она прикрыла глаза и со словами «я готова» принялась мастурбировать. Поначалу я даже не осмеливался поверить в происходящее. Усилием воли я выжал из себя струю, и она полилась на её колени, позже на грудь и плечи. Я ощутил, как член зашевелился и начал вставать. Я направил струю чуток выше. Жёлтые струи полились по лицу и шикарным рыжеватым волосам. Стремительно подступающая эрекция перекрыла клапан и оборвала моё занятие. Галя открыла глаза, увидела мой налившийся член и счастливо улыбнулась: — Я же гласила, что для тебя понравится. Я уже не мог сдерживаться и тоже стал онанировать. Скоро на влажные от моей мочи волосы полетели жаркие капли. Позднее Галя кропотливо вымылась, мы направились в спальню, чтоб ещё раз заняться любовью. «Золотой дождик» приглянулся нам обоим, и мы много раз повторяли этот опыт, хотя я и не могу сказать, что он стал у нас настолько же популярен, как заднепроходной секс. В один прекрасный момент, ждя Галю с работы, я открыл шкаф в поисках её священного фотоальбома. В глубине я нашел целый склад занятных вещиц: порнографические карты, видеокассета, початая пачка презервативов с усиками (большая по тем временам уникальность) , баночка какого-то крема с этикеткой по-немецки (я сумел осознать только слово SEX на этикетке) и… какие-то фантастические трусы из прозрачного силикона с 3-мя отростками-фаллоимитаторами различного размера. Мне потребовалось пару минут, чтоб разобраться в конструкции: два отростка предназначались для владелицы трусов — тот что побольше вставлялся во влагалище, а гораздо меньше, соответственно, в задний проход — а 3-ий, наибольший, торчал вперёд. Выходит, моей подружке не чужды лесбийские наслаждения. От этой мысли я сразу возбудился. Воображение отрисовывало картины одна другой соблазнительнее. Любопытно, а кто же она, моя «соперница». Галя была очень дружна со собственной соседкой, десятиклассницей Анечкой, худой блондиночкой с ангельским лицом. Но какими бы акселератами не были современные детки, разница в возрасте меж 2-мя девицами составляет лет семь. Нет, такая неестественная связь навряд ли вероятна!

Обоятельные проститутки Москвы хотят секса с вами.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *