137.jpg

Эротические рассказы — После ванной

Оксана пришла к нему точно в назначенный час. Она надавила на кнопку звонка, который оказался противно-пронзительным. Через несколько секунд дверь отворилась. На пороге стоял красивый юноша, одетый в стандартный джентльменский набор — белоснежная сорочка, галстук, черные штаны и туфли. "Проходите, пожалуйства" -его глас был приятен и ласков. Оксана вошла в прихожую. "Меня зовут Глебом, пожалуйства, раздевайтесь и проходите. Чувствуйте себя свободно". Оксане приглянулся этот обходительный тон собственного клиента. Она повесила пальто и одернула перед зеркалом свое платьице. Придирчиво произвела осмотр, не стерлась ли косметика с ее привлекательной мордочки и удовлетворенно прошла в комнату. Оксане было 24 года. Вот уже около 2-ух лет она подрабатывала проституцией. Она была довольно высокооплачиваемой проституткой, поточнее — женщиной по вызову, и ее приглашали только по знакомству через определенный круг людей. Фигура у нее была, как говориться, что нужно, а черные каштановые волосы нравились, если не многим, то довольно большенному кругу парней. Войдя в комнату она присела в одно из огромных кресел и стала ожидать. Обычно, в таких случаях, все начиналось стандартно- бутылка вина, конфеты. Потому она очень опешила, когда Глеб предложил ей оглядеть квартиру. Она недоуменно пошла прямо за ним на кухню, в коридор, потом они зашли в ванную. Тут Глеб включил воду и заткнул пробку. "Вы сможете начинать раздеваться, вода наберется очень стремительно" — как не в чем ни бывало произнес он. Оксана растерялась. Раздеваться? В ванной? Для чего? На ее практике мужчины, обычно, сначала пропускали рюмку-другую, позже лезли под юбку. Другие, в особенности развязанные, напротив, на пороге встречали ее чуть не в трусах и резвее валили в кровать. Глеб же поразил ее необыкновенным, дерзким распоряжением, некий демонстрацией будничности происходящего. Он вроде бы всем своим видом гласил: "То, что ты на данный момент разденешься до гола и залезешь в ванную, а я буду в одежке -это так в порядке вещей, что не стоит даже обращать на это внимание". Его прохладная уверенность внутри себя так ошеломила Оксану, что она не сходу услышала слова Глеба. "Ну что все-таки вы? Либо вам не разу не приходилось раздеваться при мужчине? "Нет… другими словами, да, приходилось… — все еще не оправившись от изумления пролепетала Оксана. Она принялась расстегивать пуговки собственного платьица. Глеб смотрел на нее. Через несколько минут Оксана осталась в одних трусиках, не решаясь их снять. "Трусики тоже? — в конце концов спросила она. "Естествено, если вы не желаете позже уйти домой в влажных". Оксана оборотилась к Глебу спиной и медлительно сняла трусики, оставшись стопроцентно оголенной. "Ну, смелее, вода не плохая, залезайте в ванную и вставайте сходу на колени". Оксана послушливо выполнила распоряжение. Глеб переключил на душ и облил ее тело. Потом, вылил в воду средство для сотворения пены, отчего по воздуху распространился приятный запах абрикосов. Взбив пену, Глеб выключил свет и включил специально установленный в ванне осветительный прибор красноватого цвета. Оксана удивлялась все в большей и большей степени. А Глеб, тем временем неторопясь принялся намыливать губку мылом, не отрывая взора от женского тела. Покончив с этим, он приподнял голову Оксаны за подбородок и принялся мягенькими неторопливыми движениями намыливать ее шейку, поначалу впереди, потом сзади. Губка спускалась все ниже, омывала плечи, потом груди, спину, позвоночник. "Привстаньте, пожалуйства, мне нужно вымыть ваши ягодицы" — попросил Глеб. Оксана приподнялась. "А идеальнее всего встаньте на четвереньки и раздвиньте ноги". Оксана приняла эту позу и ощутила, как рука и губка Глеба двигается у нее меж ног, потом просачивается меж ягодицами. Потом губка была отложена и пальцы руки Глеба лаского начали просачиваться в самые заветные места девы. Оксана напряглась и непроизвольно дернулась. "Тихо, расслабленно, девчонка, ничего ужасного, просто нужно же вас начисто отмыть" — улыбнулся Глеб. "Я же незапятнанная" — проговорила Оксана. "Естественно незапятнанная, — губки Глеба наклонились к ушам Оксаны, -но доставьте мне наслаждение делать это. Садитесь на ягодицы. Ногу одну ввысь". Глеб принялся намыливать ногу, начиная со стопы. Потом омыванию подверглась и 2-ая нога. "Ну вот, вы и готовы. Вставайте, окунемся и можно вылезать". Когда Оксана вылезла из ванной, Глеб досуха вытер ее полотенцем и, не разрешая ей самой что-либо делать, отдал приказ заложить руки за голову. Он снял висевшую ночную сорочку и надел ее на девицу. Оксана ощутила некий домашний комфорт от этой процедуры, так как, хотя ей и приходилось время от времени одеваться по прихотям клиентов, но это были то чулки, то пеньюары, то еще что-либо в этом роде. Правда, какой-то из них нарядил ее в купальник. Тут же мужик одел ее в ординарную ночнушку, без трусиков, с распущенными волосами, будто бы бы только-только вынул из постели. Разница была только в том, что, когда они возвратились в комнату, кровать Глеб только начал расправлять. "Ложитесь, кровать незапятнанная и комфортная. Лягте комфортно на спину, ровно в центре, ноги тоже вытяните"- произнес он. Оксана считала, что он сейчас тоже разденется и ляжет рядом. Но Глеб сделал другое. Он поднял обе руки Оксаны ввысь и скрестил их кисти. Через мгновенье обе руки девы были связаны кусочком шнура, который Глеб откуда-то достал. Оксана непроизвольно напряглась и попробовала приподняться, но Глеб стремительно закрепил другой конец шнура к изголовью кровати. Оксана очень ужаснулась. "Для чего вы это делаете, я отдамся вам и так — спросила она с опаской. "Не волнуйтесь — Глеб улыбнулся и мягко потрепал ее локоны, — я просто желаю бросить некий след в вашей жизни. Согласитесь, что то, что с вами сейчас деляют редко вам приходилось испытать. Вероятнее всего, это вообщем в первый раз. Не так ли? И не дождавшись ответа продолжил. "Я желаю сделать так, чтоб вы запомнили эту встречу. Сколько в ващей жизни было парней? Очевидно много. Но, согласитесь, если окинуть взором свое прошедшее, то выплывут одноообразные встречи, заполненные гулом бутылок, дымом сигарет, вереницей полуобнаженных мужских тел, очередями партнеров, ждущих собственной очереди, чтоб быстрее войти в вас, оргазмировать и отвалиться.. Вы гласите, что отдаетесь мне, но у меня нет цели взять вас. Быстрее, напротив. Я желаю вам дать свои необыкновенные фантазии, привнести в вашу жизнь новые чувства, желаю, чтоб они навечно запомнились и не было стерты серостью и будничностью ваших следующих встреч. По последней мере до встречи с другим мужиком, который станет вам воистину дорог". Говоря все это Глеб, связал аналогичным образом ноги Оксаны и также закрепил обратный конец веревки к кровати. Чтоб сейчас подняться с кровати нечего было и мыслить, но Глебу показалось и этого не достаточно. Достав длиннющий узкий шнур он начал обматывать тело девахи ровненькими витками через 10-15 см, начиная с груди. Его руки то малость приподнимали Оксану и пропускали веревку по ней, то прикасались к ее телу сверху. Витки спускались все ниже и ниже. Вот они прошли по талии, потом по бедрам, поджав ягодицы, спустились к коленям, а потом и к лодыжкам. В конце концов все тело Оксаны было опутано. Ей пришла идея, что она кое-чем похожа на мумию фараона. Вправду, веревка, прижав плотно ночную сорочку, выделила всю харизму и стройность ее девичьй фигуры, очертание всех ее дамских плюсов и красот. Видимо, в этом и заключался смысл такового кропотливого обвязывания ее тела. "Сейчас вы полежите малость, я пойду приму душ",- произнес Глеб. И пока он отсутствовал, Оксана терзалась идеями, что все-таки он будет делать с ней, когда возвратится. 1-ая идея была, естественно, что она попала в руки маньяка и над ней будет совершено какое-то насилие. Но уж больно не похож был ее клиент на тех маньяков, про которых снимали киноленты. Чистоплотный, подчеркнуто обходительный и даже мало галантный, Глеб создавал воспоминание интеллигентного, образованного мужчины. Вероятнее всего он был одним их тех парней, про которых молвят, что они со странностями. Но самое увлекательное, что Оксана понимала, что эти самые странности вызывают у нее никак не ужас, а энтузиазм и может быть даже сексапильное стояк. Она начала представлять, каким образом Глеб возвратившись воспользуется ее немощным состоянием, как она начинает подигрывать ему, извиваться в собственных оковах, может быть даже звать на помощь. Ей захотелось потрогать свое одинокое в тот миг тело, и то, что ее руки были прочно связаны, еще более усилили это желание. А Глеб все не ворачивался. Оксана представила ванную, где он на данный момент находился и где он мыл ее сейчас, вспомнила красноватый полумрак, запах абрикосов, ласку и недвусмысленные проникания и у нее непроизвольно вырвался стон. И как будто услышав его, Глеб возвратился в комнату. Он был в красноватом халатике и с дымящейся кружкой в руках. "Как вы себя чувствуете? Не промерзли? Я хочет над вами незначительно поиздеваться. Кипяточек нам пригодится при всем этом". У Оксаны свалилось сердечко. Видимо, Глеб был все же маньяком и сейчас ее ожидает ужасное испытание. И вправду, Глеб достав клейкую ленту залепил рот Оксаны, чтоб та не могла орать. Потом, взявшись за ворот ее ночной сорочки он рванул его, разорвав надвое и полуобнажив грудь. Оксана закрыла глаза и задышала часто-часто, ждя чего-то ужасного. Через несколько секунд он ощутила как что-то липкое мажет ее грудь и шейку. Он открыла глаза. Глеб, саркастически улыбаясь обмакивал в стакан плитку шоколада, а когда тот малость размягчался, мазал им ее тело. Его губки наклонились к оголенным местам Оксаны и принялись нерасторопно слизывать шоколадную пасту. Оксана ощутила прикосновение его языка на собственных грудях, шекотание шейке, ключиц. А Глеб не спешил. Он опять и опять отрисовывал что-то шоколадом на теле Оксаны, какие-то полосы, кружочки, потом старательно слизывая все это. эрекция опять начало обхватывать даму. Глеб тем временем перевернул ее на животик и порвал сорочку на спине. Его губки слизывали шоколад с ее спины, а руки при всем этом опять голубили ее груди, потом талию, время от времени опускаясь ниже. Они то лаского проходили по ее телу, то страстно сжимали его. То поддергивали опутавшие его веревки, то цеплялись за ткань сорочки с желанием порвать ее. И вправду, когда пришло время, Глеб уцепившись за ткань сорочки ниже талии дамы обеими руками, резким движением порвал ее, обнажив обе ягодицы. Оксана чувствовала как целует он ее ягодицы, как опять мажет ее шоколадом уже в этом месте, как руки тем временем подготавливают ее к следующему переворачиванию и аналогичным действиям уже в самом сексуальном месте ее тела. Лишне гласить, что Оксана уже издавна желала этого. Только особенно прохладную даму не возбудили бы те деяния, которые Глеб делал с ней. А Оксана была очень темпераментной и чувствительной дамой. К тому же понимание собственной слабости, заклееного рта, веревок, связавших ее тело, наготы под узкой сорочкой делало ее состояние еще возбудимее. Это было тоже полностью объяснимо, потому что ее эротические фантазии нередко были связаны со связыванием и насилием, но фактически она их никогда не реализовывала. Глеб же был тем мужиком, который выполнил это, при этом в очень необыкновенной для этого форме, органично сочетая мягенькую эротику и жесткое связываение. Вроде бы то ни было, но на данный момент Оксана не могла ни о чем и мыслить, как про близость с мужиком. Но Глеб снова не спешил. И конкретно это и было тем изымательством, о котором гласил Глеб сначала. И конкретно это и было самым утонченным и дерзким мучением. Более того, Глеб в один момент оторвался от женского тела и вышел из комнаты. Возвратившись, он резким движением перевернул даму на спину, задрал ее ночнушку, и,.. если б рот Оксаны не был заклеен, то крик бы, наверняка, услушали в всей окружении. Глеб принес кусок льда из холодильника и положил его на разгоряченный животик дамы. Чувство ледяной струйки, катящейся по низу животика и проникающей в священный треугольник меж зажатыми ногами было невообразимое. О, вроде бы Оксана желала их раздвинуть, но веревки, тесновато сжавшие ее ноги только заставляли ее стонать и крючиться в своем половом бессилии. Она пробовала изловить взор Глеба и сказать ему тем, что она больше так не может. В конце концов их взоры повстречались и Глеб сообразил, как очень мучается фемина. Он высвободил ее ноги и распутал тело от веревок, но оставил связаными руки. Оргазм сотряс Оксану сразу, как Глеб вошел в нее.

Лучшие проститутки за дешево готовы на все.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *