555.jpg

Эротические рассказы — Познание себя. Продолжение

     Я, осмысливая его слова и прислушиваясь к своим мыслям, бродившим в голове, в задумчивости терся щекой о его волосики около паха, посматривая на лежащий на животике полунапряженный член. Он немного пульсировал в такт биениям Сашиного сердца, которое я чувствовал щекой от вены в паху. «Я — ХУЕСОС, ВАФЛЕР! Сейчас никто не будет со мной разговаривать! Все будут меня презирать!» Два чувства боролись во мне: одно — ужас от вероятных негативных последствий, другое — стршное эрекция от запретности происходившего, от чувства себя приносящего удовольствие вещью. Два этих эмоций тянули мое сознание на порог выбора: «Что для меня важнее — дикое эрекция, которое я испытал при использовании мной, либо уязвленная гордость, связанная с воззрением окружающих?» От мыслей неразрешимости препядствия слезы непроизвольно стали течь из моих глаз. «Вовочка, ты что?» Сашин вопрос спровоцировал открытые рыдания, и я, зарыдав со всей силой, упрятал лицо в Сашином паху, заливая его горючими слезами.
     Я был в отчаянии: «Я к нему с открытой душой: Я желал сделать для него все: А ОН!!!» Саша привстал и потянул меня к для себя. Не хотя подымать на него глаза, я упрятал лицо, заливаемое слезами на его груди. Саша, перепугавшись за меня, обнял меня, прижимая к собственной груди, и лаского поглаживая меня по оголенным плечам и спине и гладя мои волосы начал меня успокаивать: «Вовочка, ну ты что? Не обижайся. Это я пошутил. Ты умница, молодец! Спасибо для тебя большущее! Мне так отлично было с тобой!» Его нежные поглаживания, добрые слова, а быстрее их интонация, и тепло его тела потихоньку стали успокаивать меня. Я стал всхлипывать пореже и, вдруг, понял, что мне приятно его поглаживание, его забота и опека. И я прижался еще сильней к этой груди, зарывшись лицом в мягенькие кудрявые волосики на груди, смоченные моими слезами. Губками я ощутил эту соленую воду и стал губками промокать ее, наслаждаясь теплом и комфортом Сашиных объятий.
     Его глас оплетал меня покоем: «Не расстраивайся. Все будет отлично. Ты умница, ты таковой милый, таковой неплохой. Я никому тебя не отдам. Ты только мой!» Он, немного присев, взяв мое лицо в свои ладошки, приподнял мое заплаканное лицо, и стал его целовать, промокая капли слез, продолжая успокаивать меня, равномерно переходя на шепот: «Не плачь, мой малыш! Моя малая плакса! Ты — МОЙ! Я никому не дам тебя разочаровывать! Я буду о для тебя хлопотать!» Он промокнул слезы на щеках, а потом, внимательно смотря мне в глаза, приблизил свои губки и поцеловал мои. «Вот он мой 1-ый лобзание!» мелькнуло в голове. Эта идея и его теплые, нежные и такие мягенькие губки вызвали головокружение, и я, подчиняясь захватывающемуся вихрю, закрыл глаза, и отдался этому лобзанию. Я, через поток мыслей и обхватывающих мое сознание истомы, ощущал легкое давление губ, заставившее меня немного приоткрыть рот, из которого вырвался вздох, полный удовольствия.
     Это было так прелестно. Саша стал, немного придавливая, целовать мои приоткрытые губки по отдельности, немного проводя языком то по верхней губе, то по нижней. Но вот он снова прижался своими губками с силой к моим, и я ощутил тоже приятное чувство проникания, когда его язык начал, раздвигая губки, просачиваться внутрь. Его язычок, лаского порхая, исследовал губки изнутри, проскользнул меж приоткрытыми рядами зубов и, придавив вниз язык, вторгся вовнутрь. При всем этом Сашина рука еще крепче придавила мою голову, опасаясь, чтоб я не отстранился. Но я и не задумывался отстраняться от таковой сладостной процедуры. Я принялся своим языком исследовать этого ласкового гостя, который продолжил касаться всего, до чего мог достать. Это было так приятно ощущать и чувствовать всю эту палитру прикосновений, запахов и вкусов другого, такового близкого для тебя на данный момент, человека. И этот человек — Саша!
     Я ощущал, что что-то происходит в моей душе по отношению к нему, как какое-то все поглощающее восхищение и упоение этим человеком затмевает все другие чувства. И потому, когда нехватка дыхания принудила нас разомкнуть губки, я шепнул: «Я люблю тебя, Саша!» Фраза, услышанная мной, принудила мою душу затрепетать и запеть: «Я тебя тоже, малыш!» И в доказательство собственных слов он вновь поцеловал меня, прижимая к для себя еще сильней. Моя душа пела: я люблю, и любим, пусть это малость удивительно, но нахождение рядом с человеком, который дает для тебя таковой заряд энергии, чувств, чувств и эмоций, было так духовно приятно, что все прошлые ужасы и огорчения от произошедшего испарились, и мне захотелось, чтоб эти мгновения продолжались вечно. Наш лобзание длился и длился. Сашин напористый язык уже изучил все закоулки моего рта и стал ритмично скользить вперед вспять то выходя вполне, то в один момент вторгаясь на всю длину.
     Мне было приятно плавное скользящее движение по моим губам, раздвигающее их, и я стал сосать его, чувствуя его шероховатость. Сашины руки немного отодвинули мою голову, наши губки разомкнулись, и только кончик его языка оставался меж моих губ. Опасаясь утратить такового хотимого пленного, я потянулся к Саше, всасывая его язык, пока наши губки вновь не соприкоснулись. Но его руки вновь отодвинули меня. Но как самый кончик языка прошелся по моим полураскрытым губам, как его руки вновь одели мой рот на его очень вытянутый язык. Мне понравилось это проникновение, и я стал, уже без помощи других двигая головой, надеваться губками на этот трепещущий в моих губках язычок, всасывая его все сильней и сильней. Сашина рука, нежно погладив мои волосы, чуть коснувшись кончиками пальцев шейки, от чего у меня по спине пробежали мурашки, легла на мое плечо. Поглаживая его, Саша стал прижимать меня к для себя, равномерно распрямляясь.
     Из-за различия в росте мне пришлось отклонить голову. Стало неловко двигать головой, но Саша стал сам, двигая головой, всовывать в мой рот собственный язык. Голова закружилась от его быстрых проникновений. Рука прижимала меня все поближе, голова запрокидывалась все сильней, и потому, когда моя грудь задела Сашиного животика, вышло, что он нависал нужно мной. Он вытащил язык из моих губ и я увидел, как с него свисает капля, наверняка уже, наших общих слюней. Она капнула мне на губки, и я, чтоб она не пропала, стремительно слизнул ее и здесь же кончиком языка схватил ее подружку, которая уже создавалась на язычке Саши. Соприкасаясь кончиками языков, мы игрались в игру «излови меня»: я ловил капли, которым Саша просто позволял, накапливаясь, появляться на самом кончике. А позже, облизав губки и немного приотворив их, он начал по очереди отправлять их с нижней губки.
     Поначалу это были отдельные капли, но когда мой язык уже вовсю порхал ниже источника их появления, они слились и хлынули на него маленьким потоком. Я расширил язык и направил этот поток вовнутрь собственного рта. Это было внезапно приятно. Я лицезрел этот поток из такового уже возлюбленного мною рта, и меня захватила идея не переставая пить из этого источника. Но хотя он иссяк, я получил больше — эти красивые губки сомкнулись с моими в легком лобзании. Потом они отстранились, я увидел, что Саша делает сосательное движение, и я уже с готовностью приоткрыл рот, дожидаясь новейшей порции этого напитка. И он потек, но уже не на вытянутый язык, а конкретно в рот. Это было отлично. Я напоминал для себя птенца, которого птица поит из клюва. Когда поток истек, я проглотил его и шепнул: «Еще!» Саша втянул щеки и выдал еще порцию.
     Она была уже гуще, и мне пришлось слизать длинноватую нить, которая протянулась от нижней губки. Я, окутанный истомой необыкновенных чувств, шепнул: «Еще!» Саша выдал еще порцию, но она уже не текла, а свисала, и я попробовал схватить ее губками. В этот момент Саша, пытаясь избавиться от свисающей слюны, немного вынув язычок, плюнул, и этот комочек свалился мне на верхнюю губу. Я его слизал, немного размазав, и смотря в изумленные Сашины глаза, произнес: «Плюнь в меня еще!». Саша с изумлением спросил: «Хочешь, чтоб я тебя зафорчмашил?» Ругательство было мне незнакомо, но грязное слово возбудило собственной унизительной интонацией. Я сделал собственный выбор и кивнул. Раздался соответствующий отхаркивающий звук набираемых слюней, и мощнейший плевок попал мне точно в рот. Я размазал его по небу, возбуждаясь от ситуации все в большей и большей степени.
     Лицезрев, что я не закрываю рот, Саша, немного отодвинувшись, плюнул снова. Плевок, разбрызгавшись, попал на губки и щеку. Облизав как можно было языком, я остальное собрал указательным пальцем и облизал его. Взор колющихся Сашиных глаз смотрел за моими манипуляциями. «Ты сбрендил?» — он все еще не мог осознать, что только-только посодействовал мне сделать окончательный выбор. И этот выбор был — «удовольствие». Смотря в эти вожделенные глаза, я дрогнувшим голосом произнес: «Я желаю принадлежать для тебя, быть твоим на сто процентов!» «Ты уверен?» «Да! Я желаю, чтоб ты мне отдал всё, что можешь, я за это я готов делать тебе всё, что ты захочешь!» «Я желаю много! А что ты готов делать?» «ВСЁ — ВСЁ!!!» «Даже если я захочу трахнуть тебя в жопу?» Секундное замешательство и испуг, на миг заполнивший меня, отошли на 2-ой план от предвкушения продолжения удовольствия, и я поставил жирный крест на собственных колебаниях: «ДА!» Сашины глаза, на мгновенье вспыхнув некий плотоядной радостью стали колюче-жесткими. «Я всегда грезил отыскать для себя кого-нибудь в использование! — произнес он и добавил необычную фразу, — Так я сниму с себя противные обязанности.»
     Сашина ладонь немного прошлась по моей щеке, размазывая остатки слюны и спермы, потом уже только пальцы прошлись по моим приоткрытым губам. «Оближи их» — два пальца просочились в рот, и я начал их посасывать, водя по ним языком. «А ты точно прирожденный хуесос, поточнее хуесоска, так как скоро я из тебя сделаю девченку, но уже не целочку.» Его слова заводили меня все сильней, и я стал с еще огромным упоением сосать пальцы, которые шевелились в моем рту, доставляя еще большее наслаждение. Пальцы выскользнули изо рта, прошлись по губам и, оставляя мокроватую дорожку, прошлись по щеке. Я ощутил всю его теплую ладонь на собственной щеке, и потерся об нее. «Шлюшке нравится ласковость? Как насчет боли?» И в тот же миг легкая пощечина обожгла щеку. Я попробовал отстраниться, моя рука непроизвольно схватилась за пылающую щеку, но Саша прочно удержал меня за плечо. «Куда шалавка? Руки по швам! Стремительно подставь мордочку! Приподними ее и смотри на меня. Мне так нравится глядеть, как ты прикольно моргаешь!» Я опустил руку и пододвинул щеку к руке и новенькая, уже более мощная пощечина, возникнув в качнувшейся голове, гулом появилась в ухе.
     Я отпрянул было вспять, но под взором таких привлекательных глаз, уже без предупреждения вновь пододвинулся. Шлепок по другой щеке стал неожиданностью, но это было возбуждающе приятно. Внимательно смотря в мое лицо, Саша стал осыпать мое лицо несильными пощечинами с обоих сторон. На моих очах выступили слезы. Но, не глядя на пылавшие щеки, я испытывал ни с чем же не сопоставимое наслаждение ожидания чего-то большего в моем стремлении получения удовольствия. Саша закончил, взял меня за подбородок и, смотря в мои глаза, произнес: «Пора шлюшке начинать работать. Встань на колени!» Под его пристальным взором, наполнившимся радостью, как я начал сгибать колени, я медлительно погрузился вниз и сел попкой на свои пятки. Нужно мной высилось это красивое тело, но взор мой, оторвавшись от притягивающих как магнит черных глаз, тормознул на вздрагивающем напротив моего лица возбужденном члене, устремившем свою бардовую головку прямо на меня. Он качнулся вбок, когда Саша сделал шаг вперед, но, пойманный его рукою, застыл над моим лицом, немного касаясь головкой моего лба.
     Это было восхитительное зрелище — таковой привлекательный и величавый мощнейший ствол навис нужно мной, томная мошонка раскачивалась в такт движениям Сашиной руки, немного касаясь своими лохматыми волосиками моего подбородка. Мне было так приятно это прикосновение, что я решил усилить его и, приотворив рот, стал касаться мошонки губками, а потом, высунув язычок, облизывать шершавую кожицу, ощущая им тяжесть яичек, приподнимаемых снизу. Саша застонал от наслаждения, приподнял одной рукою вертикально член, а другой, схватив меня за голову, вдавил мое лицо в собственный пах. «Лижи яичка, сучка!» Но я и без приказания стал быстро вылизывать все, куда доставал мой язык. «Как ох..но! Сильней лижи!» Саша, придавив меня еще вниз, насел собственной промежностью на мое лицо, немного сдавливая голову ногами. Мой язык облизывал мошонку, нежную кожицу ниже нее, высшую часть внутренней поверхности бедер. Я попробовал достать до ануса, но язык не сумел раздвинуть напряженные половинки, только немного приближаясь к священному отверстию.
     Но Саша очевидно желал почувствовать мой язык в собственной попке, потому он скомандовав: «Откинься вспять!» за волосы потянул меня. Я откинулся вспять, уперся руками в пол и очень откинул голову. И в тот же миг Саша, перешагнув через меня, сел на мой рот. Шейку заломило от надавившей тяжести, когда его попа накрыла мое лицо. Я не удержался и свалился на спину, раскорячившись на полу, как цыпленок табака. «Ах, шлюшка, желает лежа! Ну, тогда высунь язычок посильней!» — Сашина промежность нависла над моим лицом. Он присел на корточках так, что его дырочка оказалась на расстоянии нескольких см над моими губками. Она содрогалась и приманивала меня. Мне захотелось вжаться в нее, но я только немного коснулся языком гладкой ласковой кожицы ануса. Он вздрогнул и немного сжался. Я опять провел вокруг ямки, и опять сжатие. После нескольких раз я не выдержал и нажал кончиком языка. Анус сжался, как будто втягивая язык. Не смея отрешиться от такового приглашения, я, быстро прижавшись губками, всунул собственный язычок вовнутрь.
     Саша застонал: «О-о-о-о! Кайф! Поглубже!» Я постарался, приподняв голову, запихнуть язык как можно поглубже, но Саше этого показалось не много, и он, придавив всем своим весом мою голову к полу, вдавил свое очко в мой рот. Мой язык впорхнул в его задницу и затрепетал там сдавливаемый мускулами сфинктера. Навалившийся вес, язык, вылизывающий задницу, и сама довлеющая унизительностью нужно мной обстановка возбудили меня, и я зах

Шлюхи проститутки доставят вам удовольствие.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *