371.jpg

Эротические рассказы — Рита

Я довольно утомился от одиночества в этой стране, где дамы уж очень независящие и наши российские ценности заботы о семье и мужиках подвергаются издевкам и принебрежению. Намотавшись по канадским и русским клубам, службам знакомств и дебрям веба в поисках подходящей подруги, 5 лет меняя приходящих и уходящих дам, которым все было не так и не то... , все таки предпочел дрочиться на порнофильмы в собственном умеренном эпартмонте. В тот вечер, очевидно перебрав пива в российской бане и высказав свою тоску о женщинах дружбану Валику, такому же тракдрайверу из нашей компании, получил от него приятный сюрприз в виде клока бумаги с телефоном и именованием «Рита». «На вот, тебе не жаль, девка отменная, сотка в час либо как условьтесь, жалеть не будешь, я отвечаю» — процедил Валик — «это не экскорт, где тебя разденут и разуют и не массажка, где за каждый «тач» чарджается экстра…» Поблагодарив Валика, я вспомнил свое разочарование после посещения проституток, хождение по массажкам, где наскоро отдроченный, расставшись со своими кровными восьмьюдесятью баксами, через 20 минут был выставлен за дверь. В особенности возмутило меня последнее посещение, когда российская размалеванная девка, сняв с меня сотку наперед, ехидно подколола — «Что это вы, российские, по массажкам заходили, уже даром никто не дает…?!» Во злости на весь дамский мир, я вспомнил нашего боцмана Федьку, с которым служил во флоте, напившись он всегда кричал — «Почему у меня пи-ды нет, вроде бы я жил!!! …» ( Российские кросотки из Москвы, Петербурга, Воронежа, Екатеринбурга! Займись с ними виртуальным сексом! — хороший совет) Почувствовав очередной приступ сексапильного голода, я набираю презентованный Валиком телефонный номер и, слушая приятный и размеренный дамский глас, назначаю встречу на полдень. Рита совершенно не смотрелась как путана. Не уподобляясь стереотипу блондиночки на больших каблуках с силиконовой грудью, естественная, стройная, лет 40-а. с недлинной стрижкой курчавых волос, она приветливо улыбалась маленькими зубами, теплая и, как буд-то, обычная. (Поход российского эмигранта к российской проститутке-эмигрантке! — прим.ред.) Я нервно мялся в прихожей, не зная, либо сходу дать средств, как требуют все эти девушки, но, расслабив меня размеренным голосом, Рита провела меня в кухню, где было что-то на столе… Мы выпили, гласили практически час, она искусна слушать, вопросы задавала только чтоб поддержать беседу, о для себя произнесла, что работает в российском магазине книжки и была вправду начитана, с узким чувством юмора. Мы побеседовали о семье, я даже всплакнул, когда вспомнил свою покойную мама, с которой был очень близок, Рита поплакала в ответ, вспомнив погибшего в стычке брата. Я изловил себя на мысли что так длительно и проникновенно гласил с дамой три года вспять, когда ездил в Россию и та леди была моей сестрой… После скользкого взора на часы, Рита спрашивает, желаю ли я принять душ и ведет меня в спальню, где меня ожидает незапятнанная кровать и приготовленные презервативы. Мгновенно раздеваясь, она обнажает загорелое тело с маленький стоячей грудью, осторожным чубчиком на лонном холме, вся ухоженная и очень естественно чувствующая себя в костюмчике Евы. Смотря на мой стоячий член, лаского улыбаясь, садит меня на кровать и, приземляясь теплой попой на мои колени, целует меня в губки. Мемуары, когда фемина целовала меня, издавна растворились в моей памяти, и я уже собираюсь вылизать ее всю, но Рита, как будто спуская меня с небес, ловко одевая на мой член «гондончик» , тихо спрашивает, как я желаю и как я люблю… Вялый от сексапильного эгоизма собственных недавнешних подружек, над которыми я, обливаясь позже, был должен работать как раб, доводя их до еще одного оргазма, я решаю просто получать наслаждение. «Будь сверху» -шепчу я, откидываясь на спину. Понимающе кивая, она садится сверху, но не лицом а спиной ко мне, вводя член, откровенно указывает мне кремовые промежности. Двигается просто, сжимая меня снутри и работая бедрами. Я стараюсь продлить наслаждение, отвлекаясь на различные мысли, но сексапильный голод давит изнутри и этот вид раскрытой попки не дает мне сдержаться, и я испытываю оргазм, ругая себя за настолько резвый финал. Рита приносит мне полотенце, понимающе улыбается — «Ничего, ты издавна не имел секса… , 2-ой раз будет дольше…» , «Так к тому же 2-ой раз будет» — думаю я, не веря в свое счастье и не решаясь спросить либо это будет за дополнительную плату…». Рита ложится рядом, болтает, гладя мои руки и, вдруг приносит маникюрный набор, начиная подпиливать мои ногти, утверждая, что ей это очень нравится. Массажируя мои руки, она вдруг перебегает к массажу спины, начиная возбуждать меня все посильнее… 2-ой раз показался мне нескончаемым, и, что от всей души поражало меня, она сама кончала естественно и непосредственно, заводя меня этим еще посильнее… Я уже растерял счет времени, когда Рита спросила не голодный ли я и, не дожидаясь ответа пошла на кухню что-то подогревать. Мы пообедали. Я увидел, что пробыл с ней четыре часа. Шарясь по кармашкам, я достал 300 баксов, виновно объясняя, что на большее не рассчитывал. Она признательно улыбнулась, спросив, понравилось ли мне. Мы вышли совместно, Рита собиралась на шопинг и, незначительно помявшись, я предложил ей поехать с ней за компанию и посодействовать, ловя себя на мысли, что не знаю как отыскать повод с ней не расставаться. После шопинга я спросил, могу ли я на данный момент снова зайти, и получив положительный ответ, ринулся к банкоматам снимать средства с карточек… День пропархали с моей милой как один час. Она готовила для меня, она мыла меня в ванной, я пробудился ночкой от издавна позабытого чувства счастья, касаясь ее ласкового тела… Отдав ей ей 500 баксов, чувствую себя счастливым на миллион… Я неделю был в рейсе во Флориде и звонил Рите каждый денек в большущем желании просто услышать ее глас. В назначенный час она встречает меня все с той же ухмылкой, размеренная, милая. В переполненных эмоциях, хватаю ее на руки и, раздевая стремительно и скупо, припадаю ей меж ног, пьяный ее сладким запахом и звучными стонами, начинаю заниматься онанизмом для себя сам, чувствуя, что мы сливаемся в блаженства практически сразу. Я лежу обняв ее, строя доверчивые планы, как провести с ней денек, получив побольше наслаждения. Привязанность, симпатия, любовь… , не знаю как именовать это. На 5-ом 10-ке наши, измученные одиночеством и дамским предательством, затрепанные канадскими дорогами, мужские души ощущают уже что-то безымянное, если вообщем сохраняют способность ощущать… С опаской ловлю ее взор на часы. «У нас сейчас мало времени» — естественно повествует она, — «У меня через час назначено, так что если хочешь еще…». Слова эти лупят меня, как пощечина, срывая розовую сетку с глаз и возвращая на землю, и это был даже не я, а сердечко мое кликнуло из груди — «Рита! Для чего для тебя ЭТО!!! , будь со мной, у меня есть какие-то средства, купим квартиру, я уйду с длинноватых рейсов, просто будь со мной!» Не видя тени удивления в ее коричневых очах, я слышу ответ как приговор — «Что ты, милый, забудь, что ты мне можешь дать, я тут 10-ку за месяц имею, у меня свои планы, инвестмонты, наработанная клиентура, они ко мне все отлично относятся и я их всех, по-своему, люблю…». Произнесла она это «Люблю» так же просто вроде бы произнесла «Я люблю ванильное мороженое»… После этого, ловко подрачив мой член, и подняв его, отработала положенное время, отдаваясь «как в последний раз»… Я положил средства на стол и, выйдя на улицу, еще минут 20 курил в машине, блуждая в лабиринтах собственных мыслей… дамы… , сколько их было. Безмозглые массажные девки, не способные подарить мужчине даже каплю тепла, путаны, скрывающие ненависть к клиентам за фарфорово-силиконовой ухмылкой, и даже обожаемые нами супруги и подруги, те, которым мы отдаем часть нашей бессмертной души, они, вечно озабоченные тряпками, маникюра-ми, впадающие в панику при возникновении морщинки либо седоватого волоса… , не много кто из их может осознать нас и сделать чуток счастливыми, просто как чеховская «Душечка» рыдать и смеяться с нами, как Рита отдаваться без остатка в естественной собственной желанности… Я не ощущал к ней обиды и нередко вспоминал ее с печальной ухмылкой, также в памяти моей всплывала другая печальная ухмылка и выражение моего друга Толика, у которого в Одессе, в полупустом автобусе ухитрились свистнуть бумажник, — «Профессионализм, брат, неплох в любом деле…»

Опытные проститутки в Зеленограде доставят вам новые эмоции.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *