980.jpg

Эротические рассказы — Татуировщик

Время от времени, к примеру, когда я много выпью, мне кажется, что я — бог. Ну либо что то типа того .Логика моя при всем этом такая, бог людей сделал, сотворил, а я вроди как доделываю, украшаю их, довожу их до совершенства. Нет, если разобраться, то всё это естественно, ересь, но не много ли что может приходить в голову опьяненному татуировщику.. ну и вообщем, это только моё дело, о чём я думаю. Но сущность не в этом. Вроди бы был вторник, когда она мне позвонила. Хотя, звонила то она не мне. Ей просто нужен был мастер, который сумеет ей набить набросок. Мы условились о встрече. Не то что бы мне это было неприятно, но просто я прикинул, девице с таким тихим голосом , наверняка, не больше 16-17 лет. А такие девушки обычно приходят к нам в салон с желанием набить для себя где нибудь на попке портрет Губина, Иванушек, либо на худенький конец, Бритни Спирс. И приходится для тебя как дурачине посиживать и два часа отговаривать их от такового неосмотрительного шага. Ощущаешь себя при всем этом, толи воспитателем детсада, толи папашей-пенсионером… Когда раздался тихий стук в дверь (чёрт, 2-ой месяц руки не доходят починить звонок), я принял как можно более злобный вид (пусть уж лучше ужаснется и сходу передумает набивать для себя разную фигню) и пошёл открывать. С виду ей было не больше 18. Низкая, фигура ничего, ну не модель, но всё на месте. Глазки зелёные, волосы рыжые. Да, цвет волос сразу кидался в глаза. Таковой красно-рыжий. «Апельсин,»- почему то помыслил я про себя. «Вы, Миша?»,-спросила она. Любопытно, как это я по телефону осознавал, что она гласит? Глас совсем- совершенно тихий. Еле слышный. Я кивнул, пропустил её в коридор и повёл в свою комнату. Вообщем, я работаю в «Неографике». Но время от времени халтурю и дома, благо все инструменты таскать с собой не нужно. Она села на диванчик.Я здесь же завалил её стопкой различных журналов, папок, просто отдельных эскизов, фоток и рисунков. Пусть человек поначалу поглядит на обычные картинки а позже решит, желает ли он для себя Земфиру на задницу набивать.)) К моему изумлению, Земфиру она не желала. Ну другими словами, портрет Земфиры. На бёдра. А желала какой нибудь кельтский узор. «Нет, ну нужно же, какие мы ещё слова знаем, кельтские узоры, ха»-, пошевелил мозгами я , снова таки про себя. Я достал ей ещё пару журналов по кельтской теме. Сам сел напротив за столом, стал наводить на нём какое то подобие порядка, параллельно исподлобья разглядывая её. Одетая в чёрные брючки и свитер, она могла с виду сойти за школьницу. Хотя если судить по той манере с которой она держалась, такая независящая, тихая и размеренная, можно было пошевелить мозгами, что уж 20 то лет ей исполнилось. В конце концов, она оторвалась от журналов, подошла ко мне и произнесла, что уже избрала. Набросок, понравившийся ей был вправду хороший. Мы решили малость его поменять. И после получаса моих стараний набросок был готов. -Боль нормально переносишь? -спросил я. -а очень больно будет? — она немного сморщила носик. «Как ребёнок», подумалось мне. -ну, как для тебя сказать, некие нормально переносят, а неким в зубы карандаш… -Зачем? -А чтобы вытерпеть было легче, у меня так один юноша , пока я ему плечо забивал, карандаш весь изгрыз… Она улыбнулась. Не поверила, наверняка. Я пододвинул к ней кресло. Посодействовал взобраться в него. Обычно у моих клиентов настоящий трепет вызывает конкретно это кресло. Оно достаточно таки старенькое, но не в этом сущность, мне его по дешёвке продал один старенькый друг, дантист. Как следует, и кресло само — зубоврачебное. С различными металлическими фигнями. Она устроилась поудобнее. Задрала свитер, под ним майку и расстегнула штаны. Набросок мы решили делать ниже пупка. «В принципе, для тебя лучше снять свитер,- произнес я, -потом всё равно горячо станет, в процессе , но тогда уже труднее снять будет.» Она кивнула и послушливо сняла. Я пододвинул стул, склонился над ней. Работа пошла. Где то около часа было тихо. Мы несколько раз переговаривались о разной ерунде. Но в главном было слышно только жужжание машинки. Вдруг она несильно дёрнулась. Я поглядел на неё? Глаза закрыты, брови нахмурены, нижняя губа закушена. А ведь девчонке больно. Чёрт, сколько же времени она вот так терпит? И ни слова не произнесла. А я, дурачина, увлёкся. -дурочка, для тебя же больно, так чего молчишь? -не желала Вас отвлекать, вы так увлечены были. Она чуток вымученно улыбнулась. -Во-первых, не «Вы», а «Ты», а во-2-х, если больно- гласи. Создадим перерыв. Я отложил машинку в сторону. Там, понизу животика, где уже был наполовину набит набросок, кожа побагровела и чуток чуток припухла. Увлечён я был, чёрта с два. Вечно так, увлечёшься процессом и про всё забываешь. С мозга сойти лежит передо мной девчёнка с расстёгнутыми брюками. А я увлёкся работай. Да, бывает. Я оборотился, достал кусочек марли, стёр лишнюю тушь с её животика. Она немного поморщилась. Ещё бы, наслаждения не достаточно. Я подул на свежайший набросок. -так наименее больно? -да, так легче. Она поглядела на меня пару секунд и опять закрыла глаза. Я опять подул на кожу. От неё пахло какими то лёкими духами. Запах чуток сладкий, свежайший, вроде персик. Увлёкся… я подул ещё, а позже, сам не знаю, с каких таки мыслей, склонился над ней ниже, прикоснулся губками к её животику. Провёл языком рядом с контурами рисунка. Оторвался поглядел на неё. Она открыла глаза и молчком смотрела на меня. Малышка. -так не больно? -нет так не больно… -можно мне ещё? Она молчком провела рукою по моему плечу, по руке, которая всё ещё была у неё на животике. -да. Тихий еле слышный глас. Даже не ответ, а быстрее лёгкий вздох. Я опять склонился над ней, стал просто, еле прикасаясь целовать её животик, опасаясь причинить ей боль, опасаясь напугать её своими действиями. Мой язык скользнул к её пупку, очертил вокруг него круг, поднялся чуток выше и застыл в ложбинке, там где завершаются рёбра. Я не знал, можно ли продолжать и страшился услышать отказ. «Чёрт, как мальчик какой то , по правде»-пришло мне в голову. Я ощутил её руку. Она провела по моим волосам, по щеке, выше по виску, позже возвратилась ниже, и задела пальчиками подбородка. Мне не надо было слышать её ответ, я и так сообразил. Я приподнял её за плечи и стянул с неё майку. Встал и склонился над ней. Она поглядела мне в глаза. Лицо совершенно детское, нос чуток курносый, губы пухлые, а глаза вроде мало испуганные и в тоже время, где то глубоко-глубоко в их, виден вызов. Я поцеловал её в носик. Она улыбнулась и опутала меня своими руками. Прикоснулся к её губам, провёл по ним языком. Она чуток приоткрыла губки. Мой язык пропутешествовал по её шейке, по ключицам, спустился к груди. Я чуток отстранился. Поглядел на неё, она из под ресниц рассматривала меня. Щёчки чуток раскраснелись, губки приоткрыты. Грудь цвета топлёного молока с шоколадными сосками. Два сладких холма. -Малыш, у тебя просто потрясающая грудь Она притянула меня к для себя. Лаского, но уже более напористо. Я подул на сосок и он затвердел как камешек в секунду. Она тихо вздохнула. Я провёл языком по груди , вокруг соска окружность. Поцеловал этот небольшой твёрдый камешек и взял его в рот. Она вся напряглась в моих руках. Я начал целовать её грудь, чувствуя, что желание владеть ею всё посильнее и посильнее и что моё сердечко неистово колотится. Я покрыл всю ею грудь лобзаниями, голубил её соски, то, лаского поглаживая их, то легонько покусывая. Я лицезрел, ей нравится, она прижималась ко мне, тянулась за мной. Я высвободился от её объятий, приподнялся над ней. Снял с себя рубаху. Она смотрела на меня молчком, её дыхание практически не было слышно, только грудь вздымалась при каждом вдохе и выдохе. Я провёл рукою по её щеке, отодвинул прядь волос с лица. Она изловила мою руку своими пальчиками, притянула к для себя и взяла мой палец в собственный ротик. Поначалу просто поцеловала его своими мокроватыми губами, позже прикрыла глаза и начала его сосать. Чёрт, если то, что она делает с моим пальцем своими губками, зубками и язычком Она сделает и с моим членом, я сойду с разума. От таких мыслей у меня закружилась голова, я еле на ногах устоял. Малая проказница. Она лицезрела какой итог оказали на меня её игры. Она как будто нехотя отпустила мои палец. Я расстегнул её штаны, стащил их. Она согнулась и стащила с себя носки и осталась в одних трусиках, которые ослепительно белоснежным треугольником выделялись на фоне её немного загорелой кожи. Она села очень прямо, откинула голову и поглядела мне в глаза. Толи таинственно, толи робко улыбнулась. Я запустил руки в её рыжеватые волосы. Она прижалась ко мне. Провела пальчиками по моим плечам, по полосы ключиц, по волосам на моей груди. Дотронулась язычком до моего соска. Начала просто лизать его, рисуя пальчиками воображаемые полосы на моей спине. Я закрыл глаза, зарылся лицом в её волосах. Будто бы на моей коже мягенькой кисточкой отрисовывают новые непонятные мне узоры. Они переплетаются, принимают вид иероглифов, символов. тянутся от моих плеч к моей груди, далее к животику, ниже… Я открыл глаза, глубоко вздохнул пытаясь собрать мысли в подабающий порядок. Но она не давала мне сделать это. Она опустила свои пальчики ниже моего животика, склонила голову, так что я лицезрел только её затылок и плечи. Ещё немножко и я не выдержу, даже не начав. Я наклонился, просунул свои руки под её разведённые ноги, схватил её за попу и приподнял. Она вцепилась мне руками в плечи, опасаясь свалиться. Я поднял её выше, она тихо засмеялась. Мой рыжеватый котёнок, моя малая девченка… Я отнёс её к диванчику. Уложил на него. Она по-детски робко закрыла рукою грудь. Я погрузился перед ней на пол. Стоя на коленях отвёл её руку, прикрывающую грудь. Поцеловал её , она изловила мой язык губками. Наши языки сплелись. Я ощутил как её тело натужилось, придавил её одной рукою посильнее к для себя, другую руку опустил повдоль её тела. Провёл по ткани её трусиков, там понизу они были немного мокроватые. Я сжал сильнее. Она со стоном выгнула спинку. Я стянул с неё трусики. Отстранился. Она лежала передо мной, нагая, смотря из-под ресниц. Волосы растрепались, губки мокроватые, щёки и переносица немного побагровели. Я наклонился вперёд и схватил её ноги, она опустила их на мои плечи, сплела их за моей спиной. Я начал целовать её животик, внутреннюю сторону её бёдер. Провёл рукою по завиткам волос на её лонном холме. Она вся задрожала. Я раздвинул её губы, там снутри всё было уже мокро, даже влажно. Я провёл повдоль малых губок языком. Она ответила мне тихим стоном. Я изловил губками её клитор, начал лизать его, поначалу медлительно, еле притрагиваясь к нему. Стоны стали громче. Я на минуту оторвался, посмотреть на неё. Она лежала с зажмуренными очами, тяжело дыша и лаская свою грудь пальчиками. Я опять склонился над её губами, положил на их руку, надавил ею посильнее и стал водить по кругу. Захватывая ладонью клитор и малые губы. Она выгнула спину и вцепилась мне в плечи. Я опять приостановил движения, оставил руку на её киске, только указательный и средний палец раздвинул, так что жемчужинка клитора как раз оказалась меж ними. Я начал теребить её языком. Палец другой руки запустил в её пещерку, потом последующий палец и начал исследовать её изнутри. Не переставая ублажать её языком, делая то сильные недлинные прикосновения, то нежные и долгие. Она уже так распалилась, что влага текла из нее, и я слизывал эти капли. Я желал испить её всю до дна. Я старался высосать её всю. Но вот я ощутил приближение её оргазма. Она вся напряглась как струна под моими пальцами. Стала двигать попой в такт прикосновениям моего языка. Стоны её уже перебежали на выкрики. Она не могла себя больше сдерживать. Я ещё посильнее и резвее начал дразнить её клитор, всё поглубже и настойчивее двигать пальцами в её влагалище. Вот её клики опять перебежали на шепот и я сумел различать слова . » я больше не могу…я умру…нет, отпусти меня…мне жутко…я умру…». Она просила, чтоб я тормознул, чтоб закончил, но в то же время шептала «еще…ещё…». Она выгнулась вся, раскинула руки, вцепилась ногтями в покрывало дивана. Я лицезрел, что момент настал, и продолжал ублажать её ублажать. Она как будто захлёбывалась в собственных стонах, то вскрикивая, то шепча что то неразборчивое.. Я ощущал, что её будто бы бьёт током, она дрожала и практически каждое мгновение очень содрогалась и со стоном расслаблялась, но здесь же её будто бы пронзал последующий удар. Через несколько мгновений она свалилась на покрывало, притянула меня к для себя, прижалась ко мне всем телом и малость расслабилась. Так мы лежали некое время, пока не раздался её тихий глас… «Можно мне воды? Пожалуйста». Я сорвался и ринулся на кухню. Возвратился со стаканом, она уже надела трусики, набросила на плечи мою рубаху. Посиживает на крае дивана, босоногая, растрёпанная, в мужской рубахе. «Точно совершенно ребёнок»- снова подумалось мне. Я дал ей стакан и пошёл к окну, раскрыл створки, достал сигарету и зажигалку. Стою, курю, мысли в голове начинают обретать ясность. Я не услышал, как она подошла и встала за моей спиной. Только ощутил тепло её груди. Я затянулся. Она стоя за моей спиной, протянула руки к моей груди, провела по ней вниз. Я ощутил как навстречу её рукам подымается во опять мне желание. Она опустила руки к моей ширинке, я весь натужился, член под тканью джинсов встал, в очах опять помутнело. Я затянулся посильнее, а она в этот момент, ловко рсстегнула молнию ширинки и запустила руку мне в джинсы. Я чуть ли не закашлялся, от её прикосновений. Выкинул окурок в окно. Развернулся к ней, её рука выскользнула из моих брюк.

Очень дешевые проститутки путаны на вызов.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *