928.jpg

Эротические рассказы — Терапия

СЮЗАН СУЭНН

Отличные проститутки Москвы дешево и проверены.

— Как ты избавляешься стресса? Я вот обожаю ходить по магазинам. Ничто так не снимает напряжение, как покупка нового платьица либо костюмчика. Гнусавый глас Линды, редактора отдела моды, залетел в кабинет Энн. Она посиживала, не отрывая глаз от монитора собственного «Мака». В раздражении, со статьей ничего не вытанцовывалось, откинулась на спинку стула и прислушалась к разговору. — Я играю в сквош. Время от времени позволяю для себя восковую депиляцию лица либо ног. Отвечала ей Коррина, ее заместитель. Обе дамы, разговаривавшие в коридоре, только не так давно появились в редакции «Пзазза». На работу их взяли по протекции очень огромных людей. Сквош? Восковая депиляция ног? Хождение по магазинам? Да поможет нам Бог, задумывалась Энн. Отыскали на что растрачивать свободное время. Она чуть подавила желание встать, выйти в коридор и поведать им, как она собирается сейчас расслабиться. Хотелось бы поглядеть на их изумленные физиономии. Повеселев от этой мысли, Энн выдвинула ящик стола и достала конверт. Снутри лежало письмо, приобретенное этим днем, вкупе с 3-мя черно=белоснежными фото. Сняв трубку, она надавила кнопку выхода в город и набрала номер. — Хороший денек. Гласит Энн Сайгел. Номер две мне даже очень подходит? Он будет свободен? Отлично. С нетерпением жду нашей встречи. Она положила трубку на рычаг, губки ее изогнулись в таинственной ухмылке. Посмотрела на часы. Еще два часа, и в путь. Она налила для себя чашечку темного кофе и вновь сосредоточила внимание на экране «Мака». Статью нужно окончить до отъезда, другого не дано. Позже, по пути к лифту, она опередила Клррину с охапкой ярчайших шелковых шарфов. — Девайсы для статьи о «Гермесе», — объяснила Коррина. — Собралась в терапевтический центр, не так ли? Ты никогда не рассказываешь, почему ездишь туда. Что там делают, наблюдают за штангистами? — Не совершенно, — небережно ответила Энн. — Вернее сказать, там дают нагрузку всему телу. Сиденье за столом так выматывает. — И содействует скоплению целлюлита, дорогая, — и Коррина многозначительно посмотрела на обтянутые темными леггинсами впечатляющие ноги Энн. Тощезадая коза, поразмыслила Энн, следя за удаляющейся сухощавой фигурой Коррины. Стрела, но, попала в цель. По пути в терапевтический центр задумывалась о длительных годах, в течение которых пробовала избавиться от неуверенности внутри себя. И сейчас как бы уже могла похвалиться тем, что гордилась пышностью собственных форм. А вот Коррине недлинной репликой удалось возвратить ее в молодость, когда она страшно смущалась и большой груди, и широких бедер. Господи, ей просто не обойтись без нынешних занятий. Предлагаемая центром методика внушительно обосновывала, что леди, носящая одежку восемнадцатого размера более сексапильна, чем та, что носит четырнадцатый. Приехав в Хэмпстид, Энн припарковала автомобиль на боковой улице, потом вошла в незаметную дверь реконструированного городского дома. Красноватая герань и голубая лобелия на окнах никаким образом не указывали на услуги, предлагаемые терапевтическим центром. Энн подошла к регистрационной стойке. Сидевшая за ней миловидная леди встретила ее гостеприимной ухмылкой. — А, мисс Сайгел. Как отлично, что вы вновь заглянули к нам. Вас ожидают. Пройдите в 3-ий кабинет Ваш инструктор скоро подойдет. Энн поблагодарила даму и поднялась по лестнице. Интерьер не поражал роскошью. Отделанные мрамором колонны, темные плитки пола, белоснежные стенки. На втором этаже Энн открыла дверь с номером три и вошла. И в кабинете не было ничего излишнего: белоснежные венецианские жалюзи, ширма, стул, железный столик с лампой, обитый кожей массажный стол. Энн скользнула за ширму и начала раздеваться. На плечиках висел белоснежный махровый халатик. Раздевшись донага, она надела халатик, завязала поясок. Чуть Энн появилась из=за ширмы, открылась дверь и вошел юноша. С накрытым полотенцем подносом в руках. В жизни он смотрелся даже лучше, чем на фото. Темные, блестящие волосы до плеч отлично гармонировали с белой футболкой и штанами. — Хороший денек, мадам. Меня зовут Джеймс. Я — избранный вами инструктор. Энн хвалебно улыбнулась. Нравилось ей таковой тон, миролюбивый и обходительный. В терапевтическом центре клиенток никогда не называли по имени. Ее полностью устраивала такая анонимность. Знала она и другое: все ее указания будут выполнены до мелких деталей. — Привет, Джеймс. В ближайшее время я очень много работала. Мне просто нужно расслабиться. Так что без твоих услуг не обойтись. Джеймс улыбнулся, продемонстрировав ровненькие белые зубы. Смотрелся он очень сексапильным. Прямой нос, смуглая кожа, мрачно=коричневые глаза. Футболка туго обтягивала впечатляющие грудные мускулы и тонкий животик. От мысли о прикосновении его рук у Энн пересохло во рту. — Я очень сожалею, что вы много сил отдаете работе, мадам. Прилягте на массажный стол. Я позабочусь о том, чтоб снять напряжение. Энн не принудила себя просить два раза, а Джеймс тем временем поставил поднос на железный стол, кратко взглянул на распечатку ее указаний. — Все ваши требования будут выполнены. Можем начинать, мадам? Она кивнула, с нетерпением ждя продолжения. Каждый визит в центр таил внутри себя что=то новое. Фантазия избранных ею инструкторов вносила обилие в составленный ею базисный список услуг, которые она вожделела бы получить. — Сначала давайте займем начальную позицию. Энн вздрогнула всем телом, когда он развязал поясок и подсунул под нее полы халатика, открыв впечатляющие груди и большой, круглый животик. В этот момент она всегда багровела. Невзирая на то, что сама заказывала музыку. Обнажаясь перед привлекательным, сексапильным юным человеком, она в особенности остро ощущала недочеты собственной фигуры. Но краска стеснения сразу и веселила ее. Процесс раздевания являлся составной часть терапевтического курса. Впереди ее ожидали новые пошлости. — Позвольте увидеть, мадам, что у вас красивая грудь, — Джеймс оценивающе осмотрел ее. — Большая, но упругая. А соски просто прекрасные. Выпуклые и такового приятного розового колера. Должно быть, ваши хахали любят целовать их. Глас звучал полностью от всей души. Она могла бы поверить, что гласит он от всего сердца, а не следует приобретенному перечню. Энн вздохнула, когда его нежные руки прошлись по животику, по бедрам, до того как добрались до ног, развели их и закрепили щиколотки в акушерских скобах. Она ощущала, как прохладный воздух кабинета свободно гуляет меж обширно раздвинутых бедер. Лицо ее цветом уже конкурировало с помидором. Она не решалась повстречаться с инструктором взором, когда тот подбитыми замшей ремнями зацеплял ее ноги под коленями, поднимал ноги в вертикальное положение и закреплял ремни на стойкам. Энн ощутила эрекция. Сейчас этот красивый юноша мог без помех рассматривать ее «киску». Она чуть не попробовала двинуть ноги. — У мадам потрясающая фигура, — пальцы Джеймса поглаживали ее кожу. — Таковой прелестный мягенький животик. Такие сильные белые ноги. И, уж позвольте, сказать, прекрасная «киска». Губки такие розовые, такие пухленькие. Без волос они будут еще привлекательнее. Я немедля этим займусь. — Ты так думаешь? — при мысли о том, что он на данный момент побреет ее, сердечко Энн учащенно забилось. — Что ж, если ты в этом уверен… Энн нравились эти медленные комменты, призванные внушить ей, что она — самая хотимая дама на свете. Джеймс снова удостоверился, что ей комфортно (он расположил ее так, что ягодицы находились у самого края стола), позже подложил под голову и плечи кожаную подушечку, приподняв высшая часть тела. Я уверен, мадам желает созидать, что я буду делать, — проворковал он, поднимая ее руки и закрепляя запястья в ремнях, свисающим с перекладины. Совсем немощная (до чего же сладкой была эта слабость), Энн следила, как Джеймс снимает полотенце с подноса, надевает разовые хирургические перчатки. Она трепетала, ждя первого прикосновения, пока он собирал все нужное. Поставив стул меж ее ног, старомодным помазком начал наносить на лонный холм большой слой пены для бритья. Покалывание ворсинками раздвинутых губ и клитора преобразовывалось в упоительную пытку. Энн затаила дыхание, когда Джеймс начал обривать ее небезопасной бритвой. Понимание того, что острейшее лезвие чуть не касается ее самого сексуального местечка, возбуждало. Но завершилось все очень стремительно. Джеймс вымыл гладенькие лонный холм и промежность теплой водой, промакнул мягеньким полотенцем. — Так=то лучше. Сейчас ничто не мешает мне наслаждаться вашим аккуратненьким тверденьким клитором. Он гордо поднялся над внутренними губками, как будто требуя к для себя особенного внимания. Каковой проказник! Но ему придется подождать. Перебегаем к последующему шагу? Энн не отважилась ответить, не доверяя собственному голосу. А Джеймс уже выжал на прозрачную смазку. Вновь она затаила дыхание, предчувствуя, как гель будет холодить ее выбритую киску. Джеймс, но, изумил ее. Наклонился и приник к ее рту. Внезапный лобзание затянулся. Жаркий, сексапильный. Его язык просочился в ее рот, исследуя все потаенные уголки. Мелкие щупальца желания зашевелились в низу животика. Энн приглушенно застонала, более не способен сдерживать собственных чувств. — Я думаю, сейчас мадам готова, — Джеймс улыбнулся, удовлетворенный тем, что ему удалось пробить броню хладнокровия. Когда он начал размазывать гель, она вправду ахнула: растекающаяся по «киске» прохлада доставляла несказанное наслаждение. Он мягко массировал внешние губки, пока, раздувшись, они не перевоплотился два валика. А перейдя на внутренние, ввел два пальца другой руки, обильно смазанные гелем, во влагалище. Энн ощущала, как излишек геля вытекает из нее, теплой струйкой бежит по промежности. Она уже не могла лежать тихо. Хотелось выгнуть спину, попробовать свести ноги, удерживаемые ремнями в разведенном положении, но ей все же удалось подавить этот порыв. Впереди ее ожидали новые удовольствия. Она не желала оргазмировать очень стремительно. — Вам нравится, мадам? — спросил Джеймс, одной рукою поглаживая животик, а 2-ой нежнейшими прикосновениями прохаживаясь по возбужденной «киске». — Все прекрасно. Пока, — с лишней резкостью ответила она. Господи, чего здесь скромничать. Все очень просто отлично. В терапевтический центр можно ездить только ради этого. Джеймс нахмурился. — Всего только… отлично? Означает, чего=то не хватает. Если мадам недовольна, это очень грустно. Позвольте попробовать поменять ваше отношение ко мне. Энн удовлетворенно вздохнула. Джеймс отлично ведет свою партию. А инструктор тем временем что=то взял с подноса и вновь занял позицию меж ее ног. Она ощутила, как два пальца осторожно раздвигают ее губки, чтоб ввести во влагалище тоненький резиновый фаллос. Энн поморщилась. — Как чувства? Он подходит мадам? — Нет, — ответила Энн. — Очень небольшой. Но держи его под рукою. Позже сможешь воткнуть его в другое место. Джеймс отложил фаллос. — прекрасно. Как насчет этого? — он ввел в «дырочку» фаллос побольше. Энн представилась, что оценивает новое предложение. С рукою Джеймса, ласкающей клитор, и вставленном во влагалище искусственном членом, сосредоточиться было тяжело. — Он… э… тоже маловат. Джеймс опечалился. Но здесь же просиял. Схватил с подноса большущую, ярко=красноватую резиновую дубинку. Энн покачала головой. — Очень велик, — губки ее изогнулись в недовольной гримасе. Искусственный член вызывал кошмар. Ярко=красноватое чудовище с венами по длине и раздутой головкой. Идея о том, что этот ужас окажется снутри, ужасала и завораживала. Джеймс, как и предполагалось, начал убеждать ее поменять свое решение. — Я уверен, что он подойдет вам, как никакой другой. Давайте попробуем. Спешить я не буду, геля у нас хватит. — Я произнесла, нет! — в притворной ярости воскрикнула Энн. Попробовала вырвать руки из ремней, когда Джеймс поднес искусственный член к ее «дырочке». — Нет! Закончи! Слышишь меня? — Господи, только не заканчивай, на уровне мыслей взмолилась она. И чуть не кончила от одной мысли о том, что этот гигант погрузится в ее влагалище. Взрыв чувств Энн, естественно, не приостановил Джеймса. Его пальцы вновь задели губ Энн, раздвинули их. Поглаживая набухший клитор Энн, он поднес головку члена к зеву влагалища. — Джеймс, я приказываю для тебя не вставлять в меня эту мерзость! Негодяй. Убери эту штуку. Она меня порвет. О, он просто не войдет в меня. Я знаю, что не войдет, — ноги ее задрожали маленькой дрожью, когда головку члена пропала в «дырочке». Господи, ну до чего приятно. Тем временем подушками 2-ух пальцев другой руки Джеймса мягко потягивал ввысь=вниз ее клитор. Ни один из других инструкторов ничего такового не делал. Джеймс мастурбировал клитор, как будто крохотный член. — О, нет, — простонала Энн, чувствуя, как он прикосновения его пальцев начинает пульсировать все тело. — Я очень стремительно кончу. Она ощущала, как расслабляются мускулы влагалища, растягиваются, готовясь принять этот неописуемо большой член. Подняв голову, она заглянула к для себя меж бедер. Снаружи торчал только свободный торец резинового гиганта. С него на кушетку капали гель и сочащаяся из нее влага.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *