982.jpg

Порно рассказы — Боязливая невеста

     Разговорились про меж себя две девки.
     — Как ты — а я, девчонка, замуж не пойду!
     — А что за неволя идти-то! Ведь мы не господские.
     — А видала ль, дева, тот струмент, каким нас пробуют?
     — Видала.
     — Ну что все-таки — толст?
     — Ах, деваха, право, у другого толщиною будет с руку.
     — Да это и жива-то не будешь!
     — Пойдем-ка, я потычу тебя соломинкою — и то больно!
     Поглупей-то легла, а поумней-то стала ей тыкать соломинкой.
     — Ох, больно!
     Вот одну девку отец принудил и дал замуж. Оттерпела она две ночи, и приходит к собственной подруге.
     — Здравствуй, деваха!
     Та на данный момент ее расспрашивать, что и как.
     — Ну,-говорит юная, — если бы да я знала, ведала про это дело, не послушалась бы ни отца, ни мамы. Уж я задумывалась, что и жива-то не буду, и небо-то мне с овчинку показалось!
     Так девку испугала, что и не поминай ей про женихов.
     — Не пойду, — гласит, — ни за кого, разве отец силою принудит, и то выйду ради одной славы за какого-либо безмудного.
     Только был в этой деревне юный юноша, круглый бедняк; неплохую девку за него не отдают, а худенький самому взять не охото. Вот он и подслушал ихний разговор.
     — Погоди ж, — задумывается, — мама твою так! Улучу время, скажу, что у меня кляпа-то нет!
     Раз как-то пошла девица к обедне, глядит, а юноша гонит свою худую да некованую клячу на водопой. Вот лошаденка идет, идет ну и спотыкнется, а девка так хохотом и заливается. А здесь пришлась еще крутая горка, лошадка стала взбираться, свалилась и покатилась вспять. Рассердился юноша, ухватил ее за хвост и начал лупить немилостиво да приговаривать:
     — Вставай, чтобы тебя ободрало!
     — За что ты ее, разбойник, бьешь? — гласит девка. Он поднял хвост, глядит и гласит:
     — А что с ней делать-то? Сейчас бы ее еть да еть, да х…я-то нет!
     Как услышала она эти речи, так здесь же и уссалась от радости и гласит для себя:
     — Вот Господь дает мне жениха за мою простоту! Пришла домой, села в задний, угол и надула губки. Стали все за обед садиться, зовут ее, а она сурово от-вечает:
     — Не желаю!
     — Поди, Дунюшка! — гласит мама, — либо о чем раздумалась? Скажи-ка мне.
     И отец гласит:
     — Ну что губы-то надула? Может, замуж возжелала? Хошь за этого, а не то за этого?
     А у девки одно в голове, вроде бы выйти замуж за безмудного Ивана.
     — Не желаю, — гласит, — ни за кого; хочете дайте, хочете нет, за Ивана.
     — Что ты, дурища, взбесилась, али с разума спятила? Ты с ним по миру находишься!
     — Знать, моя судьба такая! Не отдадите — пойду утоплюсь, не то удавлюсь.
     Что будешь делать? До этого старик и на глаза не воспринимал этого бедняка Ивана, а здесь сам пошел набиваться со своею дочерью. Приходит, а Иван посиживает да чинит старенькый лапоть.
     — Здорово, Иванушка!
     — Здорово, старик!
     — Что поделываешь?
     — Желаю лапти заковыривать.
     — Лапти? Прогуливался бы в новых сапогах.
     — Я на лыки-то насилу собрал пятнадцать копеек, куда уж здесь сапоги?
     — А что ж ты, Ваня, не женишься?
     — Да кто за меня даст девку-то?
     — Хочешь, я отдам! Целуй меня в самой рот!
     Ну и сладили. У обеспеченного не пиво варить, не вино курить; в ту ж пору повенчали, отпировали, и повел дружка юных в клеть и уложил спать. Здесь дело знамое: пронял Ванька молоденькую до руды (крови), ну ну и дорога-то была туды!
     — Эх, я дурочка глуповатая! — помыслила Дунька. — Что и наделала? Уж ровно бы принять ужасу, выйтить бы мне за обеспеченного! Да где он кляп-то взял? Дай спрошу у него. И спросила-таки:
     — Послушай, Иванушка! Где ты х…й-то взял?
     — У дяди на одну ночь занял.
     — Ах, голубчик, попроси у него еще хоть на одну ночку.
     Прошла и другая ночь; она снова гласит:
     — Ах, голубчик, спроси у дяди, не продаст ли для тебя х…й совершенно? Да веди торговлю хорошо.
     — Пожалуй, поторговаться можно. Пошел к дяде, столковался с ним заодно и приходит домой.
     — Ну что?
     — Да что гласить! С ним не столкуешься: 300 рублев заломил, так не укупишь, где я денег-то возьму?
     — Ну, сходи, попроси взаем еще на одну ночку; а завтра я у батюшки выпрошу денег-и совершенно купим.
     — Нет уж, иди сама требуй, а мне, право, совестно! Пошла она к дяде, заходит в избу, помолилась Богу и поклонилась.
     — Здравствуй, дядя!
     — Добро, пожаловать! Что неплохого скажешь?
     -Да что, дядя, постыдно сказать, а грех утаить: одолжите Ивану на одну ночку ху…ка вашего. Дядя задумался, повесил голову и произнес:
     — Дать можно, да чужой х…й сберегать надыть!
     — Будем сберегать, дядя: вот те крест! А завтра беспременно совершенно у тебя его купим.
     — Ну, присылай Ивана!
     Здесь она кланялась ему до земли и ушла домой. А на другой денек пошла к папе, выпросила супругу 300 рублев и купила она для себя принципиальный кляп.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *