146.jpg

Порно рассказы — Домой!

Единственно правильное решение пришло от Нюфы. Он поднял Елену, обнял ее, и произнес «Я не желаю чтоб ты злилась длительно. Бедная Ирина так и не может испытать оргазм. Можно ей к нам?» «Я то же самое желала спросить у тебя, милый, но смущалась», — ответила Елена, — «Я ее приведу». Нюфа лег на спину, женщин не было минут 10. Он пошел в кухню за пивом, налил для всех и прошел в огромную комнату. Оголенные девы посиживали в комнате и рыдали; Ира лежала на руках у Елены и просила простить ее, а Елена, в свою очередь, ругала себя за черствость. «Девченки, пиво! Хватит рыдать и пойдемте». Они потихоньку успокоились, и начали приходить в себя. «У нас еще куча дел, милые», произнес Нюфа, взял на руки Иру и понес в спальню. Потом возвратился за Еленой. «А давайте как в журнальчике — вы ласкаетесь, а я присоединяюсь!» Поначалу неуверенно, с оглядкой Ирина и Елена стали разглаживать себя, но позже чувственный груз начал рассасываться, появилось искреннее желание, ну и Нюфа, следя за ними, подбадривал и открыто голубил собственный член. Девчонки завелись. Нюфа таковой пытки длительно снести не мог и тоже бросился в гущу событий. Его половыми органами крепко овладела Ира, повышенное внимание оказывая шарику под головкой. «Какой он у тебя живой, и не ухватишь», осипло гласила она, время от времени отрываясь, чтоб вздохнуть. Нюфа не отпускал Елену и страстно вылизывал ее киску, заставляя посильнее заводиться. Этот импульс шел по кругу и замыкался на писечке Иры, которую целовала Елена. Фактически не меняя положения Нюфа перенес внимание Иры на промежность подруги, а сам вошел в ее лоно. Сейчас Елена обладала органами обоих любовников: когда фаллос Нюфы исчезал в Ире, она взасос целовала ее клитор, а когда мокроватый и жаркий, его член показывался наружу, успевала покусать и полизать его. Ире приглянулся неспешный, глубочайший темп, когда шарик на члене выскальзывал из нее, а позже с усилием проникал назад. Нескончаемо это длиться не могло, и Ира, выпустив изо рта киску подруги стала извиваться и орать. Елена же, напротив не отпускала ее клитора, более того, она воткнула собственный пальчик в манду подружки. А Нюфа воткнул палец одной руки в киску Елене, а другой крутил твердые, как камень сосочки, до того времени, пока Ира не кончила. Возбужденная донельзя Елена встала на колени над Ирой так, что киска накрыла ее ротик. Прогнув спину, она произнесла «Милый, давай в попу, как впервой.» Нюфа с недоумением встал на колени, но времени на паузу не было — на него с силой желания насаживалась Елена. Он ощущал, как от 1-го подобного предложения возвратилось желание к Ире и та стала с тройной силой ублажать клитор Елены, погрузив пальчик в ее лоно. С огромным трудом он просочился в ее попу, а Елена без передышки бешено начала насаживать себя на его ствол. Двигаясь в высочайшем темпе и с таковой амплитудой Нюфины яйца время от времени попадали в ротик Ире, что его и доканало. Бурно он начал кончать в Лену, а та, ощущая внутри себя и член и пальчик подруги, и семя хахаля, и лобзания любовницей клитора, сама, в свою очередь ощущая кисло-соленый вкус Ирой щелки на собственном языке чудесно взорвалась, свалилась на кровать и в глас заплакала: Утешали ее в два голоса, нежно и с таковой нежностью, что она стремительно успокоилась и стала засыпать. «Утомилась я», — произнесла Елена проваливаясь в легкий, довольный сон. Ирина с Нюфой остались одни. «Слушай, ты меня поражаешь! Почему Елена произнесла, что давай в попу, дескать, как впервой? Для тебя что, ее писечки не достаточно было бы?» «Сам не усвою, Ирина! Я, если честно, плохо помню. Опьянен был — может, промахнулся в запарке:» «Но она так завелась! Неуж-то есть некий кайф в попу?», вдумчиво произнесла Ирина, — «Пойдем по пиву?» «На данный момент, исключительно в ванну зайду, подмоюсь.» Лежали, говорили, пили прохладное пиво. Ира казалась очень озабоченной «Нюф, а ничего, если мы, пока Елена дремлет, полюбимся?» «С наслаждением, Ириша! А если она проснется, то просто присоединится к нам.» «Поласкай меня ротиком, Нюфа, Серега всегда брезгует: Придурок!» «Есть, мэм». Через некое время ласковость стала приносить наслаждение обоим — Нюфин орган заполучил вертикальную упругость, а Ирина задвигала попой, одной рукою стала разглаживать свою грудь, 2-ой — Нюфину голову. В один момент она высоко подняла ноги, закинула их за голову и шепнула: «Полижи мою попочку тоже», — и, смутившись, прикрыла глаза руками. Нюфин язык порхал сейчас от 1-го отверстия до другого, проникал вовнутрь и раздвигал плотные мускулы. Ира переставала держать под контролем себя, голубила клитор, впустив пару пальчиков в киску: «Возьми меня, Нюфа! В задницу! Я желаю испытать оргазм как Ленка!», заорала она и от самого представления схожей картины задергалась в предоргазменном экстазе. «Отлично, только смочи его как надо», ответил Нюфа и стал осторожно просачиваться в узенький неразработанный девственный вход. Задачи, по-прежнему, появились только с шариком. А позже — помчалось. Ира недолго привыкала к новенькому чувству, снова запустила пальчик во влагалище и стала помогать для себя. Не так давно пережитый оргазм позволял обоим вести себя более чем раскованно: на высочайшей скорости и с огромным размахом. Оба ощущали через перегородку дополнительно раздражающие части тела хахаля — Нюфа пальцы девчонки, а она — его член. «Боже, это вправду здорово! Качай, качай меня, милый!» Обоих уже начало забирать. «Засранцы, почему без меня?» капризно, все еще сонно, но умиротворенно произнесла подошедшая Елена. «Ну ты, милая на пару дней вперед кончила», — ответил Нюфа, не переставая двигаться. Возникновение подруги только добавило остроты и непременно позволило продлить подкатывающее наслаждение. Елена заменила пальцы в органе подруги на свои, сама села на ее лицо и стала лобзаться с Нюфой. Ей было трудно догнать любовников и она просто помогала услаждаться своим возлюбленным. Когда Ира с Нюфой были на грани, Елена, подчиняясь внутреннему голосу перебежала к Нюфиному заду и стала раздражать его анус язычком. Нюфа поначалу сжался (в армии задний проход бойца это святое), позже успокоился и прислушался к новым ощущениям. Первой бурно стала кончать Ира. Она разметалась по кровати, бурчала что-то несвязное, рычала и кусала свои руки. Очень прогнувшись она наконец высвободила издавна копившийся в ней оргазм, притянула Нюфу, впилась в него поцелуем, потом заорала и просто упала на спину без движения. Она снова нервно дернулась, когда несчастный шарик покидал ее попочку. Нюфа, позволивший испытать оргазм любовнице, наяривал собственный готовый извергнуть сперму член над ее лицом. «Помоги мне, Елена — возьми яйца в ротик! А-а-а!..» * * * :Заместо 1-го запланированного денька Нюфа прожил с девицами практически неделю. Сергею ничего не произнесли, вечерами проводили время «как положено» — в парах. Зато деньком для троицы наступала совершенно другая жизнь. Нюфа в конце концов признался, что никакой он не шофер, и что лет ему — 20, показал свою гордость — дембельский альбом: Но все кончается. Прощались длительно, со слезами и обещаниями повстречаться вновь. Жалко, что им не судьба было реализоваться. Елена через год вышла замуж за свою «100% партию», Ира жила с Сергеем. Письма и телефонные звонки с течением времени затихли: Осталась память. * * * Нюфа как обычно задористо смаковал действия прошедших лет, рассказывая мне эту историю. «Мне ничего не жалко», — нередко гласит он, «Я с наслаждением и благодарностью буду вспоминать, всех собственных дам, всю свою жизнь, не глядя на какие-то ошибки! Вот представь: сижу я долгими зимними вечерами у собственного камина с бокалом благоуханного коньяка, вспоминаю эпизоды собственной жизни, улыбаюсь сам для себя в седоватые усы. Вокруг бегают внуки, и шепотом молвят, косясь в мою сторону, что дед-то совершенно из мозга выжил: посиживает у камина, пьет коньяк, улыбается сам для себя в седоватые усы…

Лучшие зрелые проститутки с номерами телефонов.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *