Порно рассказы — И вечная весна

Наступили вешние каникулы, и мама решила, чтоб я провел их у её родной сестры Марины. Представляете меня, молодого парня, который уже огромную часть собственного ума растрачивал и на сексапильную похоть. Я осознавал, что в каникулы самый момент малость поразвлечься и в сексе, хотя это было не так просто выполнить.

Путаны и шлюхи Москвы по вызову в Москве.

Поменять собственный стиль жизни тоже не мешало, и я решил ехать к тетке. Она жила неподалеку в провинциальном городе, в полуторачасовой езде от моего городка. Я никогда у неё не был, но знал, что у неё две дочери, старшую кузину звали Кирой, она была моей ровесницей и тоже обучалась в шестом классе, а другая младше её на три года и звали её Вероника. Тетя работала на ткацкой фабрике, где практически всё население города работало на этом производстве.

Прибыл я поездом в полдень и направился по шпалам, так мне порекомендовали, через город пришлось бы длительно добираться. С собой я прихватил небольшой чемоданчик, в каком были мои принадлежности и сменное бельишко. Но, я не запамятовал припрятать эротические рисунки, которые были значительно потерты моими друзьями и, естественно, мной. Сами осознаете, чтоб подрочиться, время от времени приходилось воспользоваться таким приятным материалом. Я успел прикупить, пока ехал, еще троечку фото, порнографического нрава, всего за один рубль, у глухонемого мужичка. Средства немалые по тем временам, но я на это не пожалел. Ранее было редкостью и исключительно в поездах удавалось приобрести эту «забаву».

Сходу желал пользоваться ими на жд вокзале, куда прибыл, но туалет меня не устроил: грязь, и надобные места просматривалось, как на витрине. Мне удалось сходу приметить, что местные пидерасты, здесь как здесь, поджидали и вожделели совратить таких, как я. Я никогда не задумывался, что я непорочен, но никогда старался не вступать в такие контакты. Только не так давно могло получиться схожий контакт. Я гулял в собственном парке отдыха и зашел в туалет, но только желал его покинуть, как появился юноша, который здесь же предложил свои услуги. Он слету проговорил: « Дай я для тебя отсосу!» Я удивился, но сообразил, что нужно ретироваться. Хотя, много раз осмысливал, а чтоб было? … может, необходимо было бы испытать…

Пока шел по шпалам железяки Москва-Кинешма, то пошевелил мозгами, что не буду себя расстраивать, а уже у тетки найду момент и подрочу. Моя школьная подружка предупредила, чтоб я не увлекался в другом городке девченками. Я пообещал, что никого не буду соблазнять, потому что у меня и так будут две сестренки.

Дом тетки отыскал стремительно, так как он оказался в конце улицы на скрещении проселочных дорог, по которым ездили лишь на великах. Повстречали меня приветливо и сходу пригласили отобедать, за столом незначительно удалось побеседовать с теткой и девчонками, но я старался пока не очень интенсивно вести дискуссии. Девчонки повзрослели и видны стали их формы, после наших встреч у наших родственников. У старшей кузины уже сформировались груди, у Вероники еще не было приметно таких конфигураций, но обе девушки были красивенькими и симпатичными.

Я решил прошвырнуться по городу и, я в гордом одиночестве, пошел по его длинноватым запятанным улицам. Сплошные лужи, через которые приходилось перепрыгивать, промочили мою обувь значительно. Снег еще не всюду растаял, и запятанными кучами напоминал о уходящей зиме. В воздухе пахло талой водой, весна брала свои бразды. Город в главном имелся личный сектор, домишки смотрелись сирыми и неприглядными. Попав на центральную улицу городка, мне удалось узреть кирпичные 3-этажные дома с магазинчиками, и даже кинозал, с заглавием «Родина», а замыкалась — площадью с прекрасным зданием дома культуры. Таким я увидел город, только, только с его центральной улицей.

Кое-где тут должен был мой одноклассник Олег, который тоже желал приехать к родственникам на каникулы. С Олегом у меня были близкие дела, мы пробовали друг дружку по-взрослому. Начиналось всё с нашего похода на местное озеро с классом, где мы, раздевшись донага, поначалу мастурбировали, а позже попробовали свои попочки. Такое у меня с ним был 1-ый сексапильный опыт. Олежка вообщем был прекрасным парнем, которого природа сделала без недостатка. Я не стал его находить, но ознакомившись с местными достопримечательностями, я возвратился к родичам.

Еще было светло, но вечерело, я расположился на диванчике, который сейчас мне служил и кроватью и местом времяпрепровождения. Книжку, которую я привез с собой, решил за каникулы прочесть. Она сходу меня увлекла своими любовными интригами, которые меня стали незначительно возбуждать. Если бы я был дома, то издавна бы лежал, обнажившись, и делал для себя приятное (мастурбировал), но тут — другая обстановка. Я находился посреди дамских особей, супруг тетки — дядя Роман был в командировке на стройке кое-где в районе. Жалко, что его нет, но с ним я уже был знаком, когда он заезжал к нам. Он мне, показался, тогда, общительным мужчиной, и его отсутствие присваивало мне грусть.

Люсьен, герой Стендаля, своими поступками зачаровал меня, и я все таки решил посетить туалет. Заблаговременно запихнул рисунки в кармашек и стремительно стал находить туалет. Он находился около двора с выходом в огород. Нужник оказался старенькым, с щелями в досках, но мне срочно хотелось разрядиться. Отлив в очко, я неторопливо настроился на продолжение собственного влюблённости. Порнуха правила моим разумом, вправду, новые рисунки заного меня воодушевляли. На ней был таковой сюжет: два парня лет под семнадцать трахали девушку, которая стояла раком, отперевшись в сидение дивана, а один партнер сзади обрабатывал её в бёдра, а другой юноша лежал под ней валетом и лизал ей щелку щёлки, она же сразу сосала его агрегат. Такую композицию из тел я лицезрел 1-ый раз, и я завидовал им.

Оргазм подходил неизбежно, моя попа от холодного воздуха незначительно съежилась, мне было приятно. 1-ый раз в чужом туалете справляю свою похоть, «кузины — хороший объект моей сексуальности» — обусловил я для себя. Я уже приметил у старшей кузины, привлекшие меня неровности и, это только усиливало мое страсть. Пришел момент, когда выступила смазка, залупка заблестела от проникающего света.

Вдруг, я увидел через щель, что кто-то прошел и тормознул за стеной. Это меня сходу заставило задуматься, я стремительно натянул брюки, и при всем этом второпях уронил одну фотку, которая улетела в толчок. Достать ее было нереально, но она свалилась изображением ввысь. Доставать не стал, подумав, что никто не увидит.

Покинув туалет, я увидел, что младшая Вероника вынесла печную золу в огород, но это, очевидно, была только причина. Я увидел, что она своим глазом успела что-то узреть. « Лишь бы не поведала никому дома, а то будут… пересуды» придется испытать подрочить в кровати, но как это сделать я еще не знал. Яйца незначительно побаливали от неудавшегося разрядки. Малость еще полежав за книжкой и о кое-чем поговорив с девчонками, я неприметно заснул.

Пробудился я от шепота, который доносился с кровати девчонок, которая стояла неподалеку от моего дивана. Вероника говорила сестре о вчерашнем просмотре:

— У него таковой большой хуй, я вчера подглядела, — гласила она с каким-то волнением в голосе.

— Так знаешь, что я лицезрела похабную картину в уборной, кто ее туда уронил?

— Это его, я еще лицезрела, как он позже заглядывал в очко.

Я лежал сам не собственный, и не знал, как мне быть в таковой ситуации? Утром у меня всегда мой дружок стоял по стойке смирно, и сейчас он буйствовал, просил к для себя внимание.

Мое сердце стучало так, что я слышал его биение. Мы остались дома одни, тетя ушла на работу и её не ожидали до вечера. Девчонки были настроены по-боевому, и только почувствовав, что я пробудился, принялись меня штурмовать.

Хуй стоял колом и я страшился, что он меня подведет, если они стянут с меня одеяло.

— Покажи, что у тебя в трусах? — проговорили, чуть не хором кузины.

— Вы, что с мозга посходили, — задыхаясь от волнения, проорал я. Больше слов не хватало, дыхание сперло.

Они накинулись на меня, стащили одеяло и желали стащить трусы, при всем этом мой дружок вывалился из трусов, но я успел его зажать руками и вырваться, успев на ходу натянуть трико. Сейчас мне пришлось бежать в туалет, единственное место, в каком я мог отсидеться. Во дворе гуляли куры и уже — извещали о снесенном яичке, пришлось их потревожить своим вторжением в их гарем. Петушок соответственно повстречал меня своим недовольством, тем паче я был для него незнакомым гостем.

Оказавшись в уборной, желал пописать, но член торчал так, что не мог попасть в отверстие толчка и я больше обоссывал стену, чем попадал в него. Я увидел, что моя фотка лежала поверх дерма, но не утонула. Может испытать подрочить, решил я и, это бы как-то сняло мою эрекцию.

Сперма появилась так стремительно, я и сам не ждал, и сильными залпами стала выстреливать на стену. Я вообщем обожал такую функцию, когда сперма стекает ручейками вниз, а последующая порция догоняет другую. Колбасило меня так очень, что я чуть ли не растерял ориентацию. На улице было еще прохладно, но этой помехи я не ощущал, я был поглощен оргазмом. Малафьи вылилось настолько не мало, показалось, что меня прорвало от долгого полового воздержания. Очень посодействовали фотки, которые удалось припрятать в скрытом месте рядом с уборной, во дворе под березовым поленом. Желал затереть газеткой свои ручейки, но не удалось, потому что они стремительно замерзали на поверхности досок от утренного морозца. Кто занимался этим, меня усвоит с полуслова, когда поменять ничего не может быть. Видно было, что я натворил, но я не стал комлексовать, а пошел в дом, в этот момент прибежала Кира и стала проситься, что ей невмочь и ей требуется пописать.

Позавтракав, мы занялись своими делами. Я лежал на диванчике и почитывал роман « Красноватое и черное», который увлекал меня своими сюжетами. Юный Люсьен через любовь и похоть производил свое восхождение по карьере в высшем обществе. Почему-либо в роли Люсьена представлялся Олег, мой дружок, в последнее время он не выходил из моей головы. Хотя, роман написан около полутора веков вспять, но он мне был так близок по духу, что странички читались стремительно. Я сверял свои актуальные ситуации с такими же, как у героя моего романа.

Вдруг мой взор тормознул на Кире, которая игралась с куколкой, хотя в этом возрасте задумываются о другом. Она посиживала на полу и одевала куколку. Ноги сестренки были раздвинуты, и вся пизденка была видна, как на ладошки, трусики были сбиты в сторону. Давненько мне не удавалось узреть девичью пещерку. Почему-либо голенький лонный холм покрывали мелкие прыщики? Можно представить меня, такого маньяка, в этот момент? Мой дружок почуял собственный объект желания, и ничто не могло его приостановить от набухания. Просматривался клитор всей собственной красотой и загадочностью. Я, таковой пестик мастурбировал у собственной Танюшки в детском саду. « Лишь бы не сдвинула свои ножки, дай я полюбуюсь твоим бутончиком» — говорил я для себя и взывал всех ангелов к помощи.

Кира увидела, что я не отрываю от неё глаз и спросила:

— Что ты так смотришь? — улыбнулась она с некий загадочностью.

Сейчас, в свои тринадцать, я знал, как назывались детали девичьей вагинки. У меня появилась книжка, еще прошедшего века, которая называлась «Половой вопрос» Августа Фореля, в ней были все интересующие меня запрет. В ней даже были описаны все половые извращения. Вспомнив о прочитанной интимной жизни, я малость психологически стал действовать на собственных сестренок. Меня в этой книжке очень заинтересовал размер клитора аборигенки африканского племени. Он превосходил более 7 см, об этом обрисовывает в собственной книжке германский исследователь. Сейчас я был в качестве того исследователя…

Мой член изнывал от новых воспоминаний, я решил его зажать резинкой трусов, но он приподнимал трико. Девчонки только и ожидали такового момента и накинулись на меня. Я стал сопротивляться, но не стал упорствовать и только имитировал сопротивление.

— Покажи, — орали сестренки наперерыв. Я изгибался, зажимал член, но позволил стянуть с меня трусы. Они, лицезрев моего живого дружка, который волнительно дергался, опешили. Они сейчас не знали, что им сейчас делать с ним. 1-ая проронила слово Вероника,

— А, покажи, как ты делал вчера в уборной, — с драматичностью в голосе, пискливо произнесла она. Я был ошарашен её предложением, но мне сейчас было все равно, я готов был делать все, что только мне отдадут приказ.

— Ты, вправду за мной следила? Я желал бы, чтоб вы тоже проявили. Хотя, я только на данный момент лицезрел Кирину щёлку, почему-либо у неё прыщики на ней?

— Что такое пися? — спросила Кира и дотронулась до моего пульсирующего

придатка. Мне было приятно ощутить на нем девичью ручку. Лишь бы вы могли меня осознать, что со мной творилось, я был в предвкушении сексапильного провала. Таковой блаженного состояния я никогда не чувствовал, но эта весна на меня, очевидно, оказывала влияние экспрессивно.

Головка набухла до предела, и выступила кристальная капелька смазки. Я размазал её по поверхности залупки, и та стала, как отполированная. Мне самому было невтерпеж, и я пару раз провел туда-сюда дрожащими пальцами по стволу.

— Девчонки, давай те тоже подрочите.

Снова стали расспросы, как и что? Это меня подавляло больше всего.

— Только вы не гласите мамы, а то нам достанется. Не прошло и минутки как кузины стояли нагишом, правда, еще прикрывая свои голенькие вагинки. О таком гарема я не мог для себя и грезить. У меня в голове происходил переполох, нужно что-то организовать, чтоб не впустую прошел наш 1-ый ознакомительный денек.

— Вероника иди ко мне и подрочи мне, а ты Кирочка должна стоять ближе ко мне, чтоб нам взаимно было отлично. Ты видишь, что у меня выступила смазка, означает, я уже на пределе и мне предстоит скоро спустить. Мальчишки способны спускать, у девченок такового нет, но при онанировании у вас потечет сок. Попытайтесь, не смущяйтесь, пытайтесь возбудиться.

Я весь в напряжении от девичьей наготы, их пизденки меня лишают рассудка. Пальчиком достаю Кирину пуговку, что выступает на поверхность верхних губок, и начинаю аккуратненько 2-мя пальчиками онанировать. Ей приятно, она учащенно дышит, дрожит как осиной лист.

Вероника присела и мастурбирует мой сопливенький хуек, чуть хватает её пальчиков, чтоб обхватить мой мощнейший ствол. Смотрю на ее наружность и вижу только мелкие соски-пупырышки на груди. Такое я щупал у нашей возлюбленной Ленки, когда ее ебали с другом, мне знакомы девичьи красоты. Ленка вела себя всегда свободно и не сопротивлялась, позволяла трахать ее всюду, и где только можно было. Её пизденку, я с другом, осваивал со второго класса, и раздолбили ее до собственных размеров. Когда появилась сперма, стали остерегаться от нередкого увлечения, чтоб она не залетела… Тогда мне не приглянулся запах Ленкиной пизденки, мне она напомнила — испорченную селедку. У меня на запахи чутье обострялось при совокуплении. Тогда я её просил смотреть за гигиеной дырочки.

Только успеваю глядеть, то на одну, то на другую сестренку. Кира смотрится, как сформировавшаяся девица: груди стоят холмом, а на коричневатых окружностях сосочки не такие как у сестры, тело как на картинке Венера. Талия как гитара, хоть на данный момент играйся, весь теку от сока.

Вероника продолжала осваивать мой агрегат, я смотрел за девчонками, и меня заполняла сладострастная нега, дышал, как сошника горна. Сперма брызнула так, что облила Веронику. Она ужаснулась и отскочила, пришлось доканчивать самому. От оргазма меня колбасило так что я на время растерял рассудок, и куда улетала сперма, мне было все равно. Только очнулся от того, что Кира скулила так, что мне показалось, что с ней припадок. Она повалилась на меня, и я сейчас ничего не мог осознать. Я только увидел итог от Кириной дрочки. Её клитор возрос так, что представлял пурпуровый пестик цветка калла, хотя у него он желтоватый. Мы лежали с ней, как два провинившихся малыша, и не могли осознать, что все-таки вышло с нами. Вероника что-то лепетала, но нам было не до неё, потому что сама ужаснулась, что мы натворили.

— Вероника не гласи никому, что на данный момент вышло. Нам позже достанется.

Её маленькая попочка мерцала туда-сюда, треугольник письки делился щелкой- биссектрисой, и соединялась с ней. Кира равномерно пришла в себя и стремительно оделась. В это время в окно постучалась ее соседка и одноклассница, и она стремительно разрумяненная ушла. Вероника ушла играть в примыкающий ельник с ребятами. Она, оказывается, больше всего водилась, с ребятами со собственной улицы. Я остался дома дочитывать книжку, откровенно я так вымотался от произошедшего, что длительно не мог прийти в себя. Член был так натерт, что только сейчас я ощутил, что Вероника не контролировала свои усилия, а я под таким чувственным подъемом не осознавал, что позже буду чувствовать боль. Он просто ныл от сильной потертости, залупка, хотя и уменьшилась, но еще была мрачно — сизого окраса. Только выступившая капля спермы свисала с кончика залупки. Наверняка, навечно мне хватит этих воспоминаний и содеянным мной, задумывался я своим подростковым разумом. Кирка и Вероника утешили меня с таким сексапильным размахом, что оргазм еще ощущался, и я впадал в новейшую идиллию. Я уснул и только очнулся, когда пришла тетка с работы. Она спросила, — почему я не гуляю, почему ,… да почему…? Я нехотя что-то бубнил, но никак не мог осознать, что я в гостях. Придя в себя, я опять осмыслил свои поступки, и решил, будь что будет!…

Вечер пропархал за книжкой, девчонки не подавали виду, что мы сейчас сексапильно «откровенничали».

С утра я пробудился ранее девчонок. Тетки уже не было, и я решил подурачиться. Посетив туалет проверив собственный стояк я пришел к выводу что он пришел в норму и не болит. заниматься онанизмом не стал, мне и так хватило вчерашнего и сейчас мне хотелось отыскать друга Олега, чтоб провести оставшиеся деньки каникул с ним. Мне сейчас как-то хотелось затащить его к моим сестренкам, и если захочется то и поебаться. Пока еще были только 1-ые пробы в моих планах.

Позавтракав, мы выслали Веронику в магазин за продуктами, но, очереди были большенными и мы знали, что она явится только через пару часиков. Я собрался идти в город, чтоб застать Олега дома, если он приехал. Но мне не удалось уйти, Кирка решила использовать меня как свою вещь. Она стала уговаривать, чтоб остался, пока Вероника прогуливается, и мы еще попробуем поиграть в «доктора», хотя я уже запамятовал про это.

Я сообразил, что она от меня не отстанет, и только пропала Вероника, как она сбросила с себя халат и передо мной стала Вероника во всей собственной наготе. Она стала, не дожидаясь моих действий, возбуждать меня, показав на клитор, который он стала онанировать пальчиками. Меня это сходу возбудило и я избавился от брюк и трусов. Член стоял, как солдатик на вытяжке. Залупка раскрылась и готова была к хоть каким испытаниям. Я оставался в рубахе, и только низ был свободен от одежки.

— Кира, ты сейчас такая прекрасная, с каждым деньком хорошеешь, — бросил я комплимент кузине.

Она легла на мой диванчик и раздвинула ножки и не переставала заниматься онанизмом. Мне нравилось все, что она вытворяла, я сам был неудержим от этого. Я решил, пока нет Вероники, чтоб она пососала моего дружка. Он дрожал так напряженно, что взяв его в руки, я ощутил, как он гудит.

Она не сходу отважилась, ей показалось, что я предлагаю что то не естественное. Я ей стал говорить, что в книжке прочел, что еще с с незапамятных времен человек воспользовался язычком и ртом. Это приятно как девченкам, так и мальчишкам. Она побоялась на таковой шаг, и мне пришлось самому засосать её клитор, мне это было не впервые, и я знал, что от таковой нежности навряд ли устоит неважно какая леди.

Кира спустила стремительно и мой рот заполнился её соком. От её писки пахло кое-чем таким, что меня оно напротив заманивало, я лизал её срамные губки, и вспоминал 1-ые свои заниями в этой области. Мой дружок просто протестовал, и приходилось его рукою поддрачивать. Дыхание выбивало меня с ритма, я весь дрожал, как струна.

— Не смущяйся, пососи, лицезрела как приятно.

Я не стал дожидаться и подставил его к ее губам. На залупке уже выделилась смазка, я старался продвинуть вовнутрь. Она обхватила губами, как сардельку, только днем я увидел, как она помещала её в рот, тогда и представил, что мы должны испытать вафлить. Мне не пришлось длительно истязать её, и моя сперма облила ее тело. Она смотрела, как стекают ручейки спермы по сиськам и улыбалась. Нам было приятно, что и 2-ой денек был не попусту растрачен. Позже мы оделись и я пошел в город находить собственного Олега. Сейчас я отрисовывал для себя план, как мы будем проводить каникулы.

( продолжение следует)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *