466.jpg

Порно рассказы — Из жизни Пушкина

Поспорили раз писатели — у кого из их больше. — У Пушкина, кричат, — у Пушкина. Пушкин, покажи! А Пушкин уперся и не указывает. Отправили гонца к царю с жалобой: «Пушкин не желает демонстрировать». Правитель здесь же стал указ писать: «Мы, Божию милостию сударь правитель и самодержец всероссийский, правитель всей Великия и Белыя и Малыя Рф, правитель польский, величавый князь финляндский»… короче — покажи, сука, а то ужаснее будет. А Пушкин и гласит: — Я на вашего царя и на ваши указы — во-от таковой! — Какой? — А вот не покажу! Арина Родионовна гласит: «Покажите им, барин, они же не отстанут» Фермеры из Тригорского собрались вокруг усадьбы и скандируют: «Покажите, барин! Покажите, барин!» А Пушкин вышел на крыльцо и гласит: «Вот вам всем!» — Где?! — А вот не покажу, — отвечает Пушкин. Накинулись тогда писатели на Пушкина — Лермонтов за руки держит, а Тургенев брюки снимает. Пушкин верещит, как поросенок : — Пошли вон, козлы! Я — Пушкин! — Хоть Пушкин, хоть Хрюшкин, — отвечает Гоголь, — а показать придется. Люд просит. Сняли писатели с Пушкина брюки и давай хохотать: — С этим, ты, — молвят, — помнил дивное мгновенье? А Пушкин побагровел и гласит : — Да это он у меня на данный момент таковой, со ужасу, а вообще-то он у меня ого-го. Что писатели с Пушкиным ни делали, а у него, собака, не встает. В конце концов Гоголь додумался: — Нужно бабу изловить! Изловили бабу. Пушкин как бабу увидел, накинулся на нее и давай наяривать, только у него и мерцает. Писатели их обступили и давай воспоминания строчить: «Изловили мы как-то с Пушкиным бабу». Здесь уже вечер, пора писателям домой. А Пушкин все трахается, тормознуть не может. — Пушкин, мы пошли! — Погодите, на данный момент кончу, — гласит Пушкин, а сам не испытывать оргазм. — Пустите, барин, у меня скотина не доена, — взмолилась баба. — Ничего, мужчина подоит, — отвечает Пушкин и опять за свое. Все разошлись, один Достоевский остался. Смотрел, смотрел, как Пушкин бабу пашет, позже и ему надоело, кончил он, плюнул и ушел. Ему как раз необходимо было еще одну главу «Злодеяния и наказания» для газеты сдавать. А Пушкин длительно смеялся: «Ах так я их надул! Ай да Пушкин! Ай да сукин отпрыск!!»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *