Порно рассказы — Как я изнасиловал одного киллера

Будучи активным членом одной из русских ОПГ, я, как и положено, имел больше противников чем друзей. Они все желали меня убрать, но мои люди такие пробы пресекали прямо на корню, по этому в некий момент я расслабился и стал изредка соблюдать меры безопасности. Тогда же это и случилось.

Учтивые проститутки Бутово лучшие в своем деле.

Я ожидал собственного зама с отчетом о проделанной по одной дилемме работой, как в один момент услышал стук в дверь.

— Ну наконец, пришел! Сколько можно ожидать уже… — бухтел я, открывая дверь. Но за дверцей меня ожидал не толстый откормленный зам, а человек спортивного телосложения в темной экипировке и маске с вырезом на очах. Здесь же к виску моему был приставлен пистолет с глушителем, и вторженец, чуть дотронувшись рукою в перчатке до моей груди, направил меня спиной в комнату.

— Твой зам сейчас не придет. Но не расстраивайся. Со мной для тебя скучновато не будет. — Его глас, прохладный и с каким-то железным гулом, как эхо отражался в моих ушах. Я стал плохо соображать. У него были очень выразительные глаза, как раз подходящие для его профессии, и прохладный пронзающий взор. За спиной у него показывалась СВД, а из под рукава торчало острие ножика. Он очевидно был очень небезопасен, но заместо ужаса я чувствовал по отношению к нему некий странноватый энтузиазм.

— На данный момент ты достанешь акции и документы, возьмешь ручку, и перепишешь все на Олега Зотова. Но если ты сделаешь хоть одно избыточное движение, я клянусь, — он придвинулся головой к моему уху и шепнул — Я прострелю для тебя бошку, а позже разрежу череп и разберу на запчасти.

Олег Зотов. Да уж — я был должен представить, что этот старенькый хер не успокоится пока меня не достанет. Кого он только за мной не присылал, как не стращал. Но все таки этот снайпер — очень внезапный ход. Это означало, что хорошей четверти моих людей уже нет в живых — тех, которые стояли под мою охрану и которые должны были освободить меня от этого стрелка еще тогда, когда мать рождала его в роддоме.

Я усмехнулся:

— Будет изготовлено, милый человек. Но какие у меня гарантии, что ты не пристрелишь меня позже?

— Никаких.

— Отлично, поставим вопрос по другому. Какой приказ для тебя дал Зотов? Забрать акции и документы и возвратиться с миром либо же уничтожить меня и нажить для себя кучу заморочек? — он здесь же сделал саркастическое выражение лица, собираясь что-то съязвить в ответ. Но я не отдал ему этого сделать сказав, что за это Зотов его самого уничтожит. Сейчас его взор стал презрительно злым:

— Мои дела тебя не должны тревожить. Ты попортил свои дела, ты разладил чужие дела, а мне на тебя вообщем насрать. Тут я решаю кого уничтожить и когда уничтожить. Я никого не боюсь, а погибну только тогда, когда сам этого захочу.

— Самоуверенно. Крутой, означает? Небольшой наверное еще. Думаешь, ты у Зотова один таковой меткий? Да у него 10-ки таких как ты. Хотя напрасно ты с ним связался в любом случае — плохой мужчина он.

— А то ты неплохой! — его глас повеселел. — Документы где?

Я указал на дверцу комода: в ней было потайное отделение и там же я хранил свои бумаги. Он снял панельку и достал папку. Оттуда он извлек несколько листов бумаги и стал пристально рассматривать их.

Его взор стал очень сосредоточенным, и не глядя на маску, я слышал как он дышит ртом, и какое у него дыхание. Оно было частым и сбивчивым. В хоть какой момент я мог поруха на него, но я только смотрел. Навряд ли он что-то смыслил в этих бумагах, но он все равно упорно продолжал рассматривать их. Я задумывался о том, что желал бы заглянуть под эту черную маску и узреть его лицо. Смотрелся он тогда очень мило и мне в один момент захотелось его потрогать- я протянул к нему руку и схватился за черную ткань.

Он, казалось бы ушедший с головой в чтение, здесь же поднял на меня глаза и выстрелил, но промахнулся — пуля больно задела мне ухо, и влетела в стенку. Я был в миллиметре от погибели. Наверняка, я был подавлен, мое сознание было в шоке, и я не мог больше держать под контролем свои деяния. Потому я ринулся на него, не глядя на пистолет, ножик, и может быть другое орудие, о котором я понятия не имел.

Он очевидно не ждал открытой атаки с моей стороны, и мы совместно повалились на пол. Еще бы: я взрослый мужчина, тяжелоатлет, тяжеловес — да я мог его раздавить к чертям. Фактически, об этом я и помыслил, когда приземлившись на него услышал подозрительный хруст ребер, очевидно не моих.

— Аааай… — издал он слабенький тихий звук и зажмурил глаза от боли. Мне стало его очень жалко. Я попробовал слезть с него, но стоило мне немножко приподняться, как он здесь же решил поруха на меня с ножиком. Последовал маленький бой, и я опешил как интенсивно он сопротивляется не глядя на поломанные ребра и отсутствие пистолета: он сейчас валялся далековато от нас. Чтоб успокоить его, мне пришлось встать и резко опять опуститься ему на животик и пах.

— Бляяять! — сдавленно проскрипел он, и поджал свои ноги у меня за спиной.

— Веди себя отлично, и я помогу для тебя. — я потянулся рукою к его лицу, от чего он здесь же нервно дернулся подо мной и искривился от боли — сломанные ребра давали о для себя знать.

Я снял с него маску и увидел прекрасное лицо темноволосого парня славянской наружности. Что-то было в нем безумное — лицезрев его на улице либо в магазине я бы, наверняка, сходу сообразил, что он убийца либо по последней мере некий псих. Он глубоко вздохнул и начал кашлять. Я побоялся, что он задохнется, и, пригрозив ему отнятым у него же ножиком, слез. Он здесь же свернулся калачиком на полу, зажав рукою бок.

— Моя винтовка… — произнес он совершенно обреченно.

— Да… Не слабо грохнулась твоя винтовка. Но для чего она для тебя на данный момент, в принципе? Забудь про нее.

Я подошел к нему, отцепил винтовку с плеча и убрал от греха подальше.

— Ну-с, что делать будем, товарищ? Какие есть предложения?

— Делай что хочешь, мне плевать. — Настроения у него не было, и я решил над ним приколоться:

— Что желаю? А может я трахнуть тебя желаю. Не веришь? На данный момент спущу штанишки твои, заломаю тебя, к полу придавлю, и будешь наслаждение получать.

— Иди ты. — бросил он, не смотря на меня.

Я рассмеялся. В один момент я ощутил, как шуточка не стала быть шуточкой, и член мой затвердел. Мне реально хотелось трахнуть его — писхованного, хворого убийцу с переломанными ребрами… Но я не знал как начать. Я же не педераст вроде… Я решил привести в ярость его, и трахнуть в наказание за нехорошее поведение — просто так я не мог. Смущался.

Я взял телефон и сделал вид, что звоню Зотову.

— Твой снайпер полное х..ло, я скрутил его как девчонку. — кричал я в трубку несуществующему собеседнику. Я специально подбирал слова побольнее, и не прогадал: уже в последующую секунду он напал на меня и дрался длительно, отчаянно и храбро. Кое-где я даже гордился им, невзирая на то что сам отхватил благопристойно.

Сделав один меткий удар по ребрам, я мгновенно выслал его в нокаут. Он сходу растерял сознание, и я получил возможность беспрепятственно его оглядеть.

Я снял с него верхнюю одежку и увидел хорошие мускулы. Тело его было значительно покалечено от ударов, там же показывались старенькые швы или от пулевых ранений, или от ножевых, не знаю. Сняв брюки и трусы, я направил внимание на немаленький член, а перевернув его и положив на специально постеленное одеяло, я занялся его попой. Юная , упругая и никогда никем не тронутая, она расслабленно вытерпела прикосновения моих рук, пока ее владелец лежал без сознания. Я раздвинул ягодицы и попробовал запихнуть палец в дырочку, но без смазки он шел тяжело. Не выдержав, я достал собственный член и начал мастурбировать. От перевозбуждения я практически сразу кончил, но здесь же ощутил новый прилив энергии. Смотря на его полуприкрытые ресничками глаза, я желал открыть его ротик, и воткнуть туда собственный член. Но он вдруг очнулся и здесь же вскочил как ужаленный.

Заметив, что он совершенно нагой, и я тоже стою с оголенным членом, и никакого из его орудия вблизи нет, он вдруг тормознул среди комнаты и обернулся по сторонам.

— Это что, сон? — спросил он или у меня, или у себя самого. — Галики что ли? Может я накурился, и меня торкнуло..?

Он стал собирать свою одежку и одеваться. Я стоял не шевелясь, держа в руке собственный член.

Он надел майку, кофточку, куртку,трусы, брюки всё… и уже тогда, когда он застегивал ширинку, я опять пришел в себя:

— Это не сон. Дверь заперта, изнутри раскрывается особенным ключом. Ты не сможешь выйти. Будешь бунтовать — я тебя пристрелю, и твой искалеченный и оттраханный трупик отправится прямиком к Зотову. Но есть и другой вариант. Ты на данный момент опять снимаешь брюки, и я заканчиваю то что начал. Позже я отдаю для тебя твое орудие — естественно без патронов — и ты уходишь. И никто об этом никогда не выяснит.

Сейчас погоду делал я. Он смотрел на меня так же холодно и презрительно как в первую секунду нашей встречи. Я расслабленно подошел к нему.

— Выбор за тобой.

Он ничего не ответил. На мгновение опустил глаза и здесь же стукнул меня в челюсть. Удар был сильным, у меня вылетело два зуба. Сам он согнулся от боли за невыполнимостью резко двигаться. Чтоб сбить с него спесь, я добавил ему еще пару ударов по туловищу. Он упал на пол, и я здесь же придавил его к полу, лицом к земле.

— Ах ты сученыш, глуповатый, мог бы ведь просто сдаться. Совершенно не жалеешь себя, дорогой. — я стягивал с него брюки, а он упрямо сопротивлялся. По лицу его текли слезы, но меня было не приостановить.

Спустив трусы, я опять раздвинул ему ягодицы. Малая дырочка была очень сжата, он специально приложил для этого усилия, меня это раззадоривало еще более.

— Усвой, все это для тебя не поможет. Так либо по другому, я сейчас порву твою задницу. Но от тебя зависит то, что ты будешь ощущать во время процесса. Чем покладистей ты будешь вытерпеть, тем нежнее я с тобой обойдусь.

Но он очевидно не находил легких путей. Вырывался, брыкался, отчего я здесь же вдавливал ему пальцем ребра, и он стонал от боли, а позже бесмушно рыдал, сотрясаясь всем телом, пока я вставлял в него член.

Все таки, я старался быть с ним нежнее. Я желал доставить ему наслаждение. Но в его очах были обида и унижение, а когда я испытывал оргазм ему в попу, он всхлипывал и зажимал анусом мой член, будто бы это могло посодействовать.

— Сейчас сделаешь мне орально-генитальный контакт. — я вынул собственный член из его попы, и его дырочка так и осталась чуток незакрытой.

— Я лучше сдохну. — прохрипел он в ответ, и без помощи других ударив себя локтем по ребрам, растерял сознание.

Мне опять стало его очень жалко. Я уже испытывал к нему огромную любовь. Взяв в ванной полотенце, я смочил его водой с марганцовкой и аккуратненько протер его попу. Опять одел на него его трусы и брюки, и отнес в спальню. Вызвал собственного доктора, который, услышав, что этот юноша никто другой как киллер, наемный убийца, длительно хвалил мое добродушие за то что я помогаю ему не глядя ни на что. Я только кивал головой в ответ.

Понятно, что после всего что случилось, я его уже не отпустил. Но это тема для другого рассказа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *