508.jpg

Порно рассказы — Кукловод

Я как обычно засиделся на работе у себя в кабинете. Я люблю работать, когда рядом нет никого. Как говорится — я люблю это время, безвыходно люблю. Мое рабочее место, а работаю я менеджером, являет собой большой зал поделенный на маленькие закутки из пластмассовых перегородок с лабиринтом входов. Царствие ослепительно белоснежного пластика и кожи кресел, нагромождения офисной техники. Только равномерное гудение кондюка, да шум моего рабочего компьютера. Телефон в конце концов смолк и можно в конце концов расслабиться. На улице поздняя весна, солнце на все окно, но я никуда не тороплюсь. Просто не куда, ну и не с кем. С последней собственной девченкой я разорвал намедни все наши дела. Ее звали Валерия и она обожала красноватое. Красноватые сапожки, красноватая сумочка, коралловые губы и атласные трусики, скрывающие упругую малиновую киску, сладкую и мокроватую (почему мокроватую, да так как сухой я ее никогда не лицезрел) . Вобщем какие там отношения- очевидный постоянный секс и к тому же ничего такого особенного без затей, и интереса с моей стороны. На вопрос: «В каких Вы отношениях состояли с данной юный особенной?» Я бы ответил так: «Я состоял в ней, т. е. с ней в сексе!»- либо просто трахал ее. Скукота, ну и только. Убийство времени с меркантильной беспощадностью. Стоит только выйти на улицу и ты отлично меня усвоишь, что я имею в виду. Сколько юных, стройных особ передвигаются по улицам городка! В легких платьях, так что порывы ветерка окатывают тебя желанием так же, как и колыхание их коротких юбочек. Нет не напрасно население земли обусловило надевать даме платьице, оно ведь открыто снизу- собственного рода признак готовности к совокуплению. Молвят еще на Кубе принято у женщин надевать так короткие юбочки, чтоб из под их были видны трусики. Белоснежные трусики скрывающие темные, как кофе девичьи губы. Но Куба далековато, а у меня кофе на столе наверное уже остыл. О чем это я? Ах да! Валерия. В последнюю нашу встречу я также снимал ее атласные трусики и уже влажная киска знакомо блестела, но мы не успели дойти до квартиры в тот вечер, а занялись этим прямо в лифте. Ранее она была приглашена мной в ресторан. Я естественно знал что это наша последняя с ней финальная ровная, она- нет. Столик на двоих, свечки в древних канделябрах. Свечи- эти фаллические знаки так притягивают дам. Они с рождения знают, что ужин при свечках — вот это и есть высшее проявление романтики. А по сути в подсознании женской головке, ужин с торчком стоящими членами, а в итоге к концу вечера востребованность собственного тела. С таким же фуррором можно было бы, выставить 5 официантов в шеренгу вынуть из ширинки их мужские плюсы и зажечь эти свечки, хотя бы ласковым поцелуем приглашенной дамы, сейчас можно приступать к ужину с романтикой все в порядке! Я улыбнулся, подумав об этом и прикуривая сигарету от свечки. Валерия в полумраке кабака расцветала под воздействием заказанного мной шампанского. Все шло по плану. Мальчишки наверное уже заждались. ( — хороший совет) Во дворе дома где я живу повсевременно тусовались два ребенка. Я нередко следил их проходя мимо их. Не знаю какая там дружба у их была только в один прекрасный момент я лицезрел, как они лобзались в подъезде и руками шуровали друг у друга в джинсах. И решил я тогда, что по сути мальчишки просто мучаются от недочета дамского внимания. Если им не посодействовать на данный момент, так они и ориентацию поменяют на всю жизнь и никакой трепещущей, склизкой, женской киской их не заманишь. Поймите меня верно я ничего против мужской любви не имею, какая в задницу разница. Но испытать похлюпать девичьей киской стоит, вдруг приглянуться? А дамские стенания под твоим весом? Вообще предложил я посодействовать мальчишкам узнать женскую плоть. Провозгласил я им встречу с красивым в подъезде дома моей Валерии, на лестничной площадке у лифта. Пусть обычной лифт для моих ребят окажется райским альковом, ведь как понятно не место красит человека. Мой прощальный ужин с Валерией завершился достаточно поздно. Мы вышли из ресторана в черный город и когда моя девченка, уже значительно радостная, вздохнула прохладу свежайшего воздуха, я лаского прошептал ей в ушко: «Сейчас будет необыкновенный вечер милая!» Моя рука скользнула ввысь по ее нагому бедру под юбку, сжав пальцами упругую ягодицу и переместившись, дальше нырнул под трусики к ее горячему лону. девочка была раскрыта. Губы писи моей Валерии уже были разъедены, и сок любви уже исходил в трусики. Я дотронулся пальцами до ее киски и она выгнула шейку запрокинув голову и прикрыв глаза в экстазе. Ее ротик приоткрылся издав беззвучный вздох. Сразу она согнула ногу в колене и приподняла ее, чтоб мне было удобней ублажать ее девченку. Мимо нас по тротуару прошла юная парочка. Мужчину очевидно заинтриговало это зрелище. Он не мог оторвать глаз от нас и я, решив утолить его любопытство, задрал платьице Валери так, чтоб можно было видеть ее круглую аккуратную попу в атласных трусиках. Моя девочка облокотилась на меня, чтоб не утратить равновесие, стоя на одной ноге. Она извивалась на моих кончаках пальцев от молейшего касания. И я ощутил себя качественным кукловодом, а моя красивая куколка послушлива мне в собственном необузданом желании. Мы все еще стояли на улице. И мой театр длился. Время от времени по тратуару проходили люди и скупо пялились на нас. Решив поменять декорации я закончил нежности моей девченки, шлепнув ладошкой по ее упругой попе повел ее к машине. Издавна порывался спросить у женщин, что они ощущают при ходьбе в таком вот состоянии, когда из лона твоего просачивается сок и стены его мокроватые и скользкие. Автомобиль у Валери был цвета цвета крови, а заглавие марки созвучно со словом вулва. Так что слова: «Я сел за руль Валериной вульвы» — вас не должны шокировать. Сев в машину моя девченка сперва растянула ко мне свои тонкие ножки и я одним движением высвободил Валери от ее намокших трусиков. Чтоб салон заполнился запахом любви, я натянул трусики на руль и завел мотор. Валерия поудобней устроилась сидение вытащив из под себя платьице, опасаясь омочить его. Ей было приятно касание возбужденной киски к кожаному креслу — это было написано на ее лице. Мои руки на руле, стрелка спидометра застыла на отметке восемьдесят. Уличные фонари пролетая мимо делают эффект стробоскопа. Моя куколка прихорашивается, красит красной помадой свои пухленькие губы, смотря в зеркало заднего вида. Она то складывает губы в трубочку, то растягивает их в обворожительную ухмылку. Она готовится, моя куколка. Она включает острым коготком магнитолу и со всех боков на нас льется неспешный блюз. Она закуривает сигарету, делает затяжку и выпускает облачко дыма. Она всовывает зауженную сигарету мне в губки и опускает руку мне на штаны. Она проводит собственной ручкой по ширинке, пытаясь нащупать все детали моего мужского плюсы. Мне становится тесновато в штанах. Осознав это, моя Валери открывает молнию и аккуратненько, как музыкант достает дорогую флейту из футляра, вынимает наружу мой член. Она склоняется, моя девченка, к моему нахально торчащему другу. 1-ое прикосновение губами мягкое и застенчивое. Мурашки по спине. Я крепче сжимаю руль. Валери поднимает свои глазки ко мне, они сверкают в мгле. На ее нижней губе сверкает капелька моих выделений. Она изучает мое лицо в свете фонарей и медлительно слизывает воду со собственных губ. Моя куколка продолжает нежности моего члена. Ее порочный ротик заглатывает его на одну вторую и с чмоканьем выпускает наружу. Я вижу ограничительный круг глубины заглатывания, очерченный красной помадой с губ моей Валери. Она двигается в темпе блюза, время от времени останавливаясь, чтоб покрыть резвыми, маленькими лобзаниями весь мой член — от яиц до головки. Нити из выделений моего друга смешанных со слюной, растягиваются из ротика моей девченки. (Здорово — прим.ред.) Я завожусь до максимума. Мне нужна разрядка. Я желаю нечто большего. Вижу впереди по дороге пешеходный переход. Я посильнее давлю на газ пытаясь выудить ритм движения головы моей. Когда головка Валери движется вниз, заглатывая меня, колеса наезжают на лежачего полицейского и машина резко взмывает. Мой член, расталкивая горло, проскальзывает глубоко в гортань девченки, и в этот момент я разряжаюсь. Сперма толчками уходит в желудок моей Валери. Она пробует освободится, но я прочно зафиксировал ее голову рукою. Малышка раздувает щеки, из испуганных обширно открытых глаз ее выступают слезы. Она издает внутриутробный стон. Волны судорожных сокращений отступают и я освобождаю мою молодую заложницу. С хлюпаньем она вынимает мой член. Кольцо помады сейчас размещается у самого корня моего ствола. Да детка — такая стоимость удовольствий! В конце концов мы подъехали к подъезду дома. Я приостановил машину и не застегивая ширинку вышел на улицу. Обойдя машину я открыл дверь за которой посиживала моя Валери и подошел в плотную. Мой ствол находился как раз напротив лица моей малышки. Она разжала губы и сладко поцеловала головку члена. Я протянул руку и пригласил Валери выйти в ночь. Она приняла руку, накрыв ее собственной ручкой. Закрывая дверь, я увидел на сидение небольшую лужицу выделений из киски моей подруги. В подъезде я в конце концов поблагодарил мою Валери, за доставленное мне в машине наслаждение. Я склонился над ней. Положил руки на талию и поцеловал ее натруженные припухшие губы. Схватив губками нижнюю губу, я оттянул ее. Руками я скользнул к попе. Потом резко языком вошел в рот собственной куколки, как членом входят в вульву. Я приподнял сзади платьице и руками начал мять нагую упругую плоть. Моя Валери вновь начала возбуждаться. Она тяжело задышала. В конце концов приехал грузовой лифт, я взял мою куколку за ягодицы и приподнял ее, она же покорливо согнув ноги, обхватила ими меня. Так мы вошли в лифт. Я надавил кнопку подходящего этажа и только двери сомкнулись, нажал на стоп — сейчас нам никто не помешает. Сперва я снял с шейки Валери ее шелковый шарф и завязал ей глаза. Шелк платьица беззвучно скользил по ее телу, огибая грудь, талию, ноги. Т. к. Валери никогда не надевала лифчик, то она стала передо мной совсем нагой. Она была великолепна в мерклом свете лифта. Полные, круглые груди с торчащими от стояка красными сосками. Вычурная узкая талия, тонкий живот с впадинкой пупка. Ниже, меж больших крутых бедер — холм венеры с маленький порослью редчайших, светлых волосков. Ее женская краса ослепляла и приманивала. Я резко развернул мою куколку задом. Моя преданная девченка облокотилась о стену лифта, прогула спинку и обширно расставила ножки, так что ее киска стала просто доступной. Мой член рвался в бой. Я не принудил длительно ожидать мою малышку. Как игрок в Дартс, я метнул собственный набухший дротик прямо в цель — мокроватую раскрытую киску собственной подруги. Вошел резко и глубоко, так что моя куколка застонала и еще более выгнула спинку. Я заработал своим поршнем с обезумевшим темпом. Чавкающие звуки и звуки хлопков когда мои чресла сталкивались с выпяченной попой моей Валери, да еще дамские стоны заполнили кабину лифта. При каждом толчке моя девченка впивалась в стену лифта. Соски ее грудей касались прохладного железа кабины лифта, и это еще более заводило мою Валери. Девченка моя стонала все громче. Ее попа не была безучастной, она ловко насаживала свою киску на мой член. Всякий раз когда я выходил из девочки головка моего члена, цепляясь за губы девичьей киски, оттягивала их. Скоро наша обезумевшая скачка принесла свои плоды. Моя Валери дошла до пика собственных удовольствий. Ее тело пронзил оргазм. Она задрожала и забилась на моем члене, стоны сменились плачем. Тонкие ноги девченки уже не могли ее держать, и они подкосились. В судорожных движениях моя куколка упала на пол. Мое орудие выскользнуло из ее киски. Моя куколка извивалась на полу лифта, как мышь под ультразвуком. Она стонала и царапала пол ногтями, а из ее еще расрытой киски вниз стекали наши выделения. Я еще не окончил, потому приподняв попу девченки вновь всадил в нее собственный кинжал. Несколько глубочайших движений и сперма толчками ворволось в лоно фемины. Моя Валери была ненасытна она желала еще. Что может приостановить сучку во время течки? Да нечто на свете! Но ты девченка получишь сполна. Я надавил кнопку этажа и лифт оживился. Потом он вновь застыл и с лязгом раскрылись двери. На площадке стояли мои молодцы. Заждались ребята. Вот вам за терпение приз! Они с изумлением взирали на открывшуюся им картину -девушку стоящую на четвереньках, возбужденную и готовую к сексу. — Она ваша ребятки! , -сказал я, театрально показав рукою и выйдя из кабины лифта зашагал по лестничной площадке вниз на улицу. «Прощай моя девченка!» — на уровне мыслей проговорил я, слыша как ребята за спиной шумно заходят в лифт. Я обвел взором пустой кабинет: «Нужно бы что ни будь придумать. » Я просочился в веб посетил пару собственных любимых порносайтов с каждодневным обновлением. Рой красивых фото женщин, в неприличных позах. Наилучшая дева денька по рейтингу была просто прелестна. С монитора компьютера на меня смотрела девченка мечта. Прекрасное лицо с большенными невинными очами, полузакрытые веки выдавали истому. Бронзовая кожа ее голого тела, казалась увлажненной от ласок солнца и жаркого тропического ветра, от ее юного тела женщины исходила свежесть, округлость упругих грудей с аппетитно дразнящими красными сосками возбужденно торчащими. На хрупкие плечи падали длинноватые волосы, и ветер гулял в их как обымал и груди узкую талию и широкие ноги. позиция девы сверенная до мелочей тянула и представляла взгляду зрителя все самое аппетитное и заветное в наилучшем ракурсе. Она стояла на четвереньках, развернутая ко мне собственной крепкой совершенно круглой попой, немного отставленной наверх и обширно расставленные ноги являли мокроватую уже раскрытую киску. Вобщем целомудрие этой девченки оставалась под вопросом. Ее натруженная киска выдавала знакомство с мужским членом. Ну и заднепроходное отверстие казалось полностью покладистым и готовым принять особо упрямые члены. Ах, девченка, лицезрела бы тебя в таком виде твоя мамочка. Кошечка готовая к спариванию. Я возбудился и моя рука полезла в штаны- вот вам и еще одна причина, почему я люблю оставаться один… Продолжение следует…

Практически самые дешевые шлюхи Москвы ждут вас в гости.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *