788.jpg

Порно рассказы — Маленькая шутка с моралью

Что было сначала? Ничего не было. А позже все стало… Он медлительно открывал глаза. Сознание медлительно и равномерно ворачивалось к нему. Он чувствовал свет — свет — это то, что перед очами либо в очах, ну, в общем, в голове. Свет проникал в голову какими-то пятнами, цветными пятнами, они были светлыми — зеленоватыми, голубыми и белоснежными. Равномерно эти пятна стали получать определенную четкость — некоторую картину некоторого мира, который яко бы окружал его. Он сосредоточился на этом зрительном ощущении мира и стал отождествлять ее с образом, который выплыл из глубины его сознания: то, что он лицезрел было лесом, он лежал под деревом, было утро, небо было голубым, без облачка, солнце отрадно светилось. Всю эту картину он стал чувствовать еще больше много — к зрительному чувству добавились другие: он ощутил свежайший холодный воздух, ощутил кожей росу, ухо поймало попискивание птиц. В голове, в сознании все начало потихонечку улечся, он начал приходить в себя. Но здесь пробудилась одна идея, которая, казалось, всегда была, только тихо теплилась кое-где в глубине, и на данный момент она опять вспыхнула, отбросив на 2-ой план все другое: "Кто я? Где я? И для чего?.." Он пошевелился: подвигал руками и ногами, покрутил головой, провел рукою по животику. Он стал что-то осознавать, его ситуация начала проясняться: он был мужиком, нагим мужиком, который лежит на влажной травке в лесу, хотя не глядя на колоритное солнце еще по-видимому утро и достаточно прохладно. Он передернулся. Ну, мужик, ну и что? Ну, две руки, две ноги и еще кое-что. Ведь это совсем не приближало его к решению основных вопросов. Он встал на ноги. Его тело ныло от долгого лежания на земле. Помахав руками, сделав несколько приседаний, повращав головой поначалу в одну, позже в другую сторону, он присел на травку и прислонился спиной к стволу дерева. В голове что-то происходило, точнее был туман, но из него выплывали отдельные предметы и личности. Так выплыл человек с именованием Федот. Да, Федот. Федот был с одной стороны притягивающим, так как он был другом, а с другой — отталкивающим, так как они всегда много спорили. Еще из тумана выплыло слово "текила", либо даже "tequilajazz", после нее в голове был сплошной jazz. И последнее, что он помнил, — это что они спорили в очередной раз, спорили о метафизике. В этом споре текила с одной стороны очень помогала, а с другой — кое-чем вредила. Он, Михей гласи: Стоп, у него было имя! Михей. Оно ничего не гласили ни о его прошедшем, ни о его будущем, ни о его смысле. Просто Михей: Итак вот, он, Михей, гласил, что нереально осознать настоящую природу вещей оставаясь таким ограниченным созданием, как человек. Чтоб что-то осознать, необходимо уходить от людской природы, отделиться, запамятовать про это трехгранное место и неумолимое время, от всего того, что человек сам сделал и в чем сам погряз. Федот же ругал Михея за таковой идеализм и его неспособность давать точные ответы на поставленные вопросы, разъяснял это сначала дефицитностью выпитого, а поближе к концу — чрезмерностью. Федот гласил, что не глядя на все его людские ограничения и пороки, он уже приблизился к ответам на самые главные вопросы и издавна идет по правильному пути. В подтверждение этого он демонстрировал толстую зеленоватую тетрадь, где на обложке была приклеена прекрасная этикетка "Настоящая ПРИРОДА ВСЕГО". Михею не нравилась эта тетрадь. Федот заполнял ее, пользуясь энциклопедическим словарем, и уже дошел до буковкы "Й". Михей несколько раз заглядывал в нее и издавна раскусил задумку Федота. Вся соль была во огромном количестве перекрестных ссылок, которые с одной стороны все запутывали, а с другой — все соединяли воединыжды в единый большой клубок. К примеру: А. АБРАМ — настоящая природа есть еврей (см. еврей) Б. БОГ — настоящая природа есть любовь (см. любовь) В. ВОДА — настоящая природа есть величина силы межмолекулярного взаимодействия (см. сила, см. молекула, см. взаимодействие) — Вот взгляни как все глубоко, — гласил Федот, — вот взгляни: вот, к примеру, вода либо даже текила (чтоб было понятнее), ведь у их природа похожа. Если б сила взаимодействия молекул у текилы была бы чуточку меньше, чем необходимо, то это была бы уже не текила, а текиловый пар, либо же напротив: будь она чуточку больше, чем нужно, то вышел бы текиловый лед. В обоих случаях мы не смогли бы ее пить. Но ты взгляни! Мы же ее пьем! Как гармонически все устроено в этом людском мире, а для тебя он не нравится. Федот планировал таким макаром обрисовать настоящую природу всех вещей, связав их множественными ссылками и окончательную версию издать в виде глобального гипертекста и расположить в сети Веб, чтоб его творение было доступно каждому. Но Михей, как обычно, возражал: — Чтоб по-настоящему осознать истиный смысл всего твоим способом, можно запустить эту систему, но итог можно получить еще очень не скоро, можно сказать в бесконечности. И нельзя будет все это осознать за одну обыденную людскую жизнь: Он продолжал: — Нет, нет Федот, все не так. Чтоб что-то осознать, необходимо все кинуть, все бросить, запамятовать обо все земном, необходимо взлететь, воспарить. И это будет кайф, это будет свобода и легкость. Нельзя только одним разумом просочиться в правду. — Да хорошо, ты уже опьянен, давай еще текилы с лимончиком. Да, да это все он помнил, это было последнее, что он помнил, но Федот был неправ. Михей был очень серьезен в той беседе. Он не был опьянен, ну и разве можно напоить людскую душу? Не хватит всей водки, что есть на Земле… Он ощущал, что он прав, что он стоит на краю разгадки самого головного вопроса. И вот он тут, один, в лесу, нагой. "Да, что-то случилось: или с моей головой, или со всем этим миром", — поразмыслил Михей. Он решил походить по лесу и разобраться, куда же он попал. Он шел, ноги покалывали иголки хвои и острые веточки, но это не волновало. Тихо-тихо попискивали птицы, было отлично, но никаких, даже мельчайших следов проявления деятельности человека он не повстречал. Лес как лес, погода отменная, солнышко светит. Но что-то волновало. Вдруг справа от него хрустнула ветка, и он увидел. Он увидел ее. Это была она. Это была деваха. Она была нага. Другими словами на ней не было одежки. Он оборотился и пошел ей на встречу. Она была хороша, приятных форм, округленные ноги и грудь, узкая талия, волнистые белокурые волосы, внимательные, немного испуганные голубые глаза. Курчавые волосы на лонном холме блестели рыжим отливом. Она тоже увидела Михея. Она стала внимательно глядеть ему в глаза, пытаясь отыскать в нем какую-нибудь поддержку, тревога равномерно покидала ее, взор оторвался от лица и погрузился ниже, еще ниже и задержался там на некое время. — Ты кто? — спросил он. — Я, я — Ксения, — ответила она, — Я совершенно одна, я ищу людей. — И издавна ты ищешь? — Да уже с полчаса. Я пробудилась совершенно одна и без одежки, прямо на травке. И где все? Последнее, что она помнила о прошедшем, о том, что было до того, как она пробудилась на травке, — это был ритм, однообразные удары в барабан, которые сопровождались пением мантр. Этот ритм вел за собой, уводил из этой действительности в другую, где все было отлично, просто и верно. Она внимательно смотрела на огоньки горелок, которые стояли вокруг сложного сооружения, которое представляло собой знак Одного БОГА, субъекта всего сущего, который нуждался в жертвах, поклонении и любви. Вокруг Ксении, также как и она, посиживали люди и, покачиваясь, повторяли манры прямо за ведущим. Атмосфера в храме казалась очень плотной, воздух — густым из-за курящихся благовоний, которые повсевременно дымились у алтаря, а главное — из-за людей, которые сами вроде бы уплотняли воздух своими идеями, эмоциями, рвениями, аурами. Ритм барабана и пение равномерно учащались, и это вело за собой всех: хотелось знать, что произойдет, когда ритм станет совершенно нестерпимо резвым. Произойдет что-то принципиальное, что-то существенное, что-то, что даже важнее всей пошедшей жизни. Ксения, как и все другие, тоже была вовлечена в этот ритм, этот поток, который нес ее неизвестна куда, но она не могла, ну и не желала ему сопротивляться. Ее взгляд все почаще и почаще останавливался на высшей части сооружения — знака божества, которая символизировала мужское начало. Казалось, что этот блестящий ствол меняет цвет. Сначала он сверкал как свеженачищенная валторна, но позже, когда храмовая комната погрузилась в мглу, он стал темнеть, но сияние оставался и казалось, что он уже изготовлен из стекла, то голубого, то кофейного, и казался даже прозрачным. И она, Ксения , вдруг стала верно осознавать, что это не просто знак, но реальный мужской член, который может войти в нее, может влить в нее столько актуальной энергии, столько экстаза, ради которого она и живет на этом свете. Этот фаллос казался ей незапятнанным, безгрешным, он совершенно не был похож на то, что она лицезрела у парней, которые пробовали ее совратить. Она успевала всегда в самый последний момент убежать от их. Нет, на данный момент перед ней было мужское начало абсолюта, эталона, в каком не было ни капли зла, грязищи либо нечистоты. По ее телу прошла судорога, она очень сжала ноги и подалась вперед… Тогда ей казалось, что в ней разгорался огнь, что-то расширялось у нее снутри, был должен произойти взрыв. Но взрыва она не помнила. — А ты кто? — спросила Ксения. — Я — Михей, — ответил Михей. — И чего? — Да ничего! Я тоже ищу! Уже издавна ищу людей, всю жизнь ищу. — А там, где ты был, разве не было людей? — Да были, много, но какие-то они не такие. Они совершенно другие, не как я. — Может быть для тебя необходимо было находить не людей? — Может быть, может быть… Михей вдумчиво потупил глаза, позже поднял их и посмотрел на Ксению. "Может быть это она, может быть ее-то я и находил? Ведь как все выходит…" — поразмыслил Михей. А в этом мире случайностей нет — это он знал точно. Михей не стал глядеть на лицо Ксении и осмотрел ее фигуру. "Очень ладная, а какие груди, сосками можно номер набирать, как говаривал Федот." Ксения ощутила взор Федота и робко опустила глаза, но ее взор не уперся в землю, как бы сам собою тормознул на месте пониже животика у Михея. "Он небольшой, мало сморщенный", — пошевелила мозгами Ксения. "Но так и должно быть, ведь если б он был всегда огромным, он мешал бы ему ходить", — резонно ответила она самой для себя, — "Он может возрости". Хотя она лицезрела Михея 1-ый раз, она уже испытывала к нему симпатию, ей захотелось, чтоб его член возрос, налился кровью, стал похож на фаллос божества, вошел в нее. И здесь она увидела, что член у Михея стал больше, он вроде бы набух, узкая кожица натянулась и сползла, стала проглядывать красноватая головка. Михей поглядел Ксюше в глаза, сделал два шага и оказался совершенно рядом с ней. Он медлительно наклонил голову и дотронулся своими губками до ее губ. Этот миг был великолепен. Ксения вздрогнула всем телом и прильнула к Михею. Их губки соединились, они скупо находили друг дружку. Михей обхватил Ксению за талию и лаского поглаживал ее. Язык Ксении просочился в рот к Михею и стал забавно щекотать его язык. Михей повел руками по ее спине, отчего Ксения вся изогнулась, позже опустил руки на ее ягодицы и стал несильно мять их, деваха еще посильнее прижалась к нему. Курчавые волосы на ее лонном холме пощекотали уже набухшую головку. Михей оторвал одну руку от ее попы и отодвинул собственный член к для себя, при всем этом тыльная сторона его ладошки проскользила по ласковым и упругим волоскам на ее лонном холме, и кончиками пальцев он ощутил теплую воду, которой уже была вся переполнена Ксения. И она, уже не сдерживая собственных желаний, левой рукою отодвинула его руку, а правой обхватила его член и стала лаского ублажать его, двигая вперед и вспять нежную кожицу и немного сдавливая его. Михея такие деяния привели в еще больше возбужденное состояние. Он взял Ксению за плечи и стал тянуть ее к земле. Ксения послушливо легла на травку и раздвинула ноги, немного согнув их в коленях, всем своим видом изображая покорность и приглашение. Михей склонился над ней и стал своими губками находить ее губки, а Ксения изловила его торчащий член и посодействовала ему отыскать вход. Михей сделал движение задницей и вошел в нее, она вскрикнула, волна боли обожгла ее, но Михей не увидел этого и продолжал свои движения. Равномерно боль притуплялась и вроде бы смешивалась с тем жаром, который был в ней. Ее дыхание стало томным, таким же, как и у Михея. Капли пота стали поступать на их лицах. Ритм движения стал припоминать Ксюше тот ритм барабана и ритм пения из ее мемуары, и схожее состояние удовольствия жаркой волной стало захватывать все ее тело. Она стала помогать Михею своими движениями, то стремясь навстречу ему, то отодвигаясь. Михей признательно стал ловить губками ее соски. Ритм их движения равномерно учащался, они уже не могли сдерживать свои стоны. Движения, как и дыхание стали совсем резкими и порывистыми, Михей прижался к распростертой девице и, откинув голову, изогнулся. Прерывающаяся вереница импульсов пронзила низ его тела. Ксения тоже ощущала эти импульсы и, совместно с жарким семенем в нее вливались новые волны неизмеримого нирваны. Сознание 2-ух людей сразу не стало принимать окружающую, но уже не существующую для их, действительность. Все совершенно поменялось. Не было мыслей, не было даже никаких эмоций. Не было времени, не было места, все это заслонила неизвестная стенка, оставляя только удовольствие, только энергию, только смысл, к которому они стремились. Они неслись, они летели в неизвестном пространстве, в том потоке, который их нес и который они сами делали своим движением. И казалось, что нет конца у этого потока, как и нет начала… Он перевернулся на спину и отодвинулся от нее. Он был совсем расслаблен и безвольно смотрел в светлое небо. Казалось, он ничего не ощущал, но в то же время все его тело, все его сознание было переполнено удовольствием, благодатью, чувством полноты и гармонии. Он ощутил, что стал Богом либо практически Богом, стал частью вселенной, частью Ксении, частью всего. И то, что на данный момент вышло, было не просто проявлением физиологических процессов, а было загадочным актом единения противоположностей различных природ, воплощением и в то же время единением конечного и нескончаемого, вещественного и нематериального. Михей сообразил, что в этом и есть жизнь, для этого он и сотворен.

Телефоны проституток в Мытищах для интим досуга.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *