827.jpg

Порно рассказы — Маша и медведи

Драть до новых петухов И, при этом, без дураков. У него ж другие планы. Мелочью набив кармашки, Двинул Вампир в шинок. Там он, без помехи, мог Испить пива, покурить, О делах побеседовать. Но до места не добрался, Лишь на бугор взобрался, Отвалилась челюсть, мгновенно. Словом, обалдел мужчина И сдержать себя не сумел, Засвербило меж ног. Сколько девок он «задрал», Но схожей не встречал. Черны брови, кудряшки, глаза Ощущает, что нету мочи Удержать в брюках елду. «Cлушай, шел бы ты в манду, — Отвечает, вновь, девушка, — Мне с тобою тут вертеться, Честно говоря, не досуг. Так что шлепай, милый друг, Хоть к супруге, а хоть к блядям. Лично я для тебя не дам.» Лихо задом крутнула, Через пень перемахнула И пошла своим методом, Почесавши нос ногтем. Вампир махнул рукою… «Сам для себя скажи, на кой, Ты полез к ней с разговором? Отлично, что с сим позором Ты остался тет-а-тет. Знаешь точно, сколько бед Меж бабьих ног таится, А для тебя уж не годится, При седоватых твоих мудях, Отрываться на блядях.» Успокоив сам себя, Вяло яичка теребя, Вампир пошел в кабак. Там нажрался, как будто хряк, Влез хозяйке под подол, Но, потом, упав под стол, Проблевался и уснул. Уж вот поистине кутнул. А Мария, в это время, Час уж, как чесала темя, Сидя в доме, посреди леса, Думая… «Какого беса Нет владельцев?» И пока Их ожидала, ее рука, Как бы, как меж делом, Занялась ее же телом. Началось все от сосков, Аж заныло у висков, После влезла под подол. Чтобы не грохнуться на пол, Девка упала в кровать И пошла себя ублажать, Подвывая, как волчица. В этот миг другие лица На пороге появились. Сначала опешили, Они зрелищу такому. Не спеша, прошел по дому, Повдоль стенки, Медведь-отец, Лапой теребя конец. Он не длительно размышлял, Девку быстренько поднял, На колени посадил И, с разгону, засадил, В зад, до самого желудка. А тем временем Мишутка, Машке, меж потных ног, Запихал, как мог. Машка охнуть не успела, Как мама подоспела, Ей пришлось манду лизать. Уж вот нечего сказать, Уж попала, так попала. Машка задумывалась поначалу, Что ей снится ужасный сон. В этот миг сынок-гондон Засадил, что было мочи И, завыв протяжно, кончил. Следом «разрядился» батя. Машка, лежа на кровати, Вяло продолжала мять За соски медвежью мама, А меж тем, Медведь — отец Вновь пристроил собственный конец Ей меж влажных ягодиц. Видимо, он драл девиц, Только методом таким. Ну и хорошо, леший с ним, Только бы кончил поскорей. Здесь у самых у ноздрей Увидала член сынка И удивилась немного. Тот подкрался, как будто кот И заправил девке в рот. Мама, меж этим, отползла, Член резиновый взяла И вставила ей в манду: «Уж вот на свою неудачу, Забрела я в этот край. Обещала бабка рай, А, на самом деле, черте что. Трахает незнамо кто, Во все дыры, как будто блядь. Здесь, того гляди, кровать Разлетится на кусочки.» И, вздохнувши от тоски, Машка приняла на грудь Все, что ей успел плеснуть Похотливый Медвежонок. «Уж вот право поросенок , Ну и вся семья под стать. Мама его уж точно блядь, Батя — тот еще ходок. Правда, видно, выйдет срок И сынок его обставит, Да еще маме вправит.» «Хорошо, — вдруг произнесла мама, — Хватит, мужчины, девку драть. Дел по гортань, в доме срам… Мусор, грязь, бардак и хлам. Девка стремительно уберется:» «Ну, а вдруг она съе:ся?», — Возмутился Медвежонок. «Не беспокойся, поросенок, -» Улыбнулась ему мама, — «Лично буду охранять.» И пошло оно, как в притче. Деньком работа, ночкой » нежности», Если можно так сказать. Через пару дней кровать Разлетелась на кусочки. Машка вопит от тоски, что поделать, контракт. Как-то, выскочив во двор, Засмотрелась она вдаль. Вспомнила, как бабка шаль Ей желала подарить: «Слушай, Манька, закурить Принеси мне поскорей, — Донеслось из-за дверей, — Кстати, испить принеси, Да пожалуй отсоси.» Денек за деньком одно и тоже У Марии эти морды Вызывали токсикоз. Только вспомнит, как мороз По краям и по спине, Как будто иней по весне. Но, в один прекрасный момент, подфартило, Как-то в гости внесло К ним Медведя — Шатуна. Вроде как ему супруга Изменила с Кабаном. Тот разнес собственный отчий дом, А супругу прогнал метлой. Молвят по лесу вой Разносился денек и ночь, Когда гнал блядищу прочь. С той поры один живет, Закопался как будто крот, Под корнями старенькой ели И только раз на две недели Прогуливается в гости к братану. Правда, на его супругу Глядит, как боец на вошь. Ту, в момент, кидает в дрожь, Когда он приходит в гости. И, наверняка, от злобы Так поскрипывает он зубами, Что, естественно меж нами, Волки прекращали вой. В общем, в сей раз домой, К брату, заглянул Шатун. Видимо, утром, «бодун» Потрепал его немного И решил «на дурачины» Опрокинуть стаканяку, А позже затеять стычку В придорожном кабаке И смотаться налегке, До приезда «мусоров». В этот миг, с вязанкой дров, Машка в светлицу вошла И мнгновенно застыла, За столом лицезрев гостя, Даже заломило кости, Засвербило меж ног. Ну и сам Шатун не мог Глаз от девки отвести. Здесь же начал он нести Околесину и чушь. Мол, надоела глушь, Дом прохладный и пустой, В чреслах же издавна застой. Бабы в доме не хватает, Дескать, издавна уже грезит О приличной супружнице, Как аварец о жеребце. В общем, тихо, под шумок, Он Марию уволок. Поселил в собственной берлоге И, утром, готов был ноги Ей, до ночи, целовать. К слову, в туже ночь, кровать Разнесли они на раз. Машка так вошла в экстаз, Что Медведя — Шатуна, В миг, затрахала она. До этого жил он, как желал, Даже, в идей не имел, Что какая-то девушка Будет на нее садиться Своим лоном на лицо, А позже лизать яичко. Делать каждый денек орально-генитальный контакт. То на завтрак, а в обед, Он имел ее дважды. К вечеру, она зараза, Вновь уже была в кровати. Через месяц еле-еле Наш Шатун уже прогуливался, Ну и право, где же сил Взять при жизни, при таковой. Каждый вечер он с тоской Щупал собственный натертый член, Что болтался меж колен, Как будто старенькое мочало, А за стеной уж ворчала Его новенькая супруга… «Дескать, куда ты, сатана, На ночь смотря, закатился? Неуж-то вновь напился? Ничего, уж я тебя Приготовлю себе. Ничего, что член повис. Положу тебя я вниз, А сама наверх взберусь. Уж вот всласть нае:сь! А позже уж отсосу. Ты, наверняка, в лесу, Изредка пользовал орально-генитальный контакт? Дело в том, что в почаще нет Девок с пухлыми губками, Я желаю, чтобы меж нами:» Здесь Медведь завыл, как волк… «И какой мне в этом толк? Да, грезил я о супруге О супруге, не сатане. Задумывался, буду жить, как Бог И помыслить я не мог, Что придется денек т ночь, Пялить эту сучью дочь. Это дело не по мне, Даже, в самом ужасном сне Не привидится такое.»

Найти и снять шлюху в Москве можно достаточно просто.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *