492.jpg

Порно рассказы — Моя жена (полная версия). Часть 2

Провстречавшись какое-то время втроём, ибо Надежда не была в состоянии сделать окончательный выбор. И поняв, что моя 1-ая и единственная любовь разбилась на осколки о действительность, я ушёл от супруги. Поначалу скитался по общежитиям. Стараясь обучаться и работать сразу, позже всё же достигнул развода. Надя разводиться не желала. Она умоляла меня остаться, устраивала истерики, но как я поддавался на её уговоры, снова начинала встречаться с философом. «В час, когда она летала ночами…» Если я уходил, она кусалась, в один прекрасный момент кинула в меня сковородкой, я чуть увернулся. Итак, добившись развода, я с горем напополам закончил 2-ой курс, забрал документы из института и уехал домой, ставший от отчаяния и безденежья. Бывшая супруга часто звонила мне, дома личная жизнь не клеилась, я несколько раз порывался уехать вспять, даже купил билеты перед саамы Новым годом, но предки отговорили. Страшно хотелось секса. Я помню, как-то вечерком в том декабре посиживал за столом на кухне и задумывался, что всё, нет меня прежнего. Погиб во мне романтик и идеалист, а остался только застенчивый фанат фатума. Я не веровал больше в себя, в какую-то свою цель, когда-то я свято веровал, что смогу поменять окружающую реальность, а обыденность по ходу опошлила, а позже и порушила все мои порывы. И вот тогда мне и пришло в первый раз в голову, что я свободен. Я вдруг как будто очнулся, как ребёнок удивившись тому, что, оказывается, есть на свете не только лишь «нужно» , но ещё и «желаю». И практически на последующей неделе я познакомился с Кирой. Мы повстречались, поженились, у нас родился ребёнок, но на данный момент я не об этом. Время, когда Карина была беременна и сходу после родов, стало для меня реальным испытанием, как и для хоть какого здорового мужчины. Месяцев 5 секса не было вообщем, докторы воспрещали, ну и сам я не мог, мне казалось, я обижаю маленького, он толкался и, наверняка, что-то бормотал для себя под нос. Представьте: мы ляжем, я войду в супругу, даже если с боковой стороны, маленький здесь же пробуждается и начинает пинаться, ему эта штука очень мешает. Я его осознавал, естественно, маленького собственного. Хотя Кира, как всякая беременная леди, стала просто кросоткой, по-настоящему расцвела. Потому нередко ночами я пропадал в компьютере, поначалу за игрушками а позже в интеренет залез с головой. Естественно, не традиционная литература меня там заинтересовывала, классикой у меня вся квартира завалена. Не способен сдержать своё страсть, я качал на сэкономленные средства мегабайты кропотливого отобранного порно, старенькый модемчик кряхтел, связь то и дело обрывалась, с видео вообщем была неудача. Час за часом противные мысли, одна непотребней другой, лезли в мою голову. В итоге, вся эта каша из образов, чаяний, вожделений переплавилась в горниле моего мозга в два ярковыраженных желания. Во-1-х. Меня вдруг стало влечь такое странноватое английское слово, как «swing». Я начитался на «Стульчике» всякой всячины, там были ещё переводы всяческий южноамериканский исследовательских работ на эту тему, позже я нашёл какие-то куски из жизни свингеров, воспоминания людей. Размышляя над этим всем, я как-то ненавязчиво пришёл к выводу, что для обретения полной внутренней свободы мне просто нужно узреть, как моя супружница, которую я обожал и люблю, дремлет с другим. Тут нужно ещё раз напомнить, что свою первую супругу я также обожал безоглядной, искренней мальчишеской любовью. Даже после развода я длительно не мог расстаться с ней, тем паче, что хахаля собственного она забросила. И хоть я не жил больше у неё, всё равно мы временами встречались, совместно гуляли, время от времени прогуливались, держась за руку, я приезжал к ней временами и оставался у неё ночевать. Разлука и по правде далась мне нелегко. Потому я не желал обжигаться два раза. Мудрейший обучается на чужих ошибках, умный, к огорчению, на собственных. Пусть так. На роль мудреца я никогда не претендовал. Да и дурачиной не был. Если не можешь защитить супругу от измен, нивелируй само понятие адюльтер. Ведь адюльтер — это обман. Не тот обман, когда что-то не договаривается, а, что именуется, обман в наилучших эмоциях. Но если супруги обо всём условились, избрали правила игры и следуют им — это не обман. Означает, и нет никакой адюльтера. Это была моя генеральная идея. Во-2-х, я говорю о втором созрелом в моей голове желании, я чётко понял, что мне нужна целомудренная девушка. Примерный ход моих рассуждений был такой: мужик становится зрелым и самодостаточным только тогда, когда он смог привязать к для себя даму, но конкретно ещё чистую и безгрешную. Ибо женская природа такая, как гласили умные книжки, что самка привязывается на психическом уровне к собственному первому самцу. На данный момент мне кажется, что это не так. мадам привязывается к тому, кто с ней повсевременно рядом, к тому, с кем она часто дремлет. Она перенимает его привычки, запахи, даже черты лица. Но тогда я помнил, как супружница вспоминала собственного первого хахаля, и это истязало меня. Делало в собственных очах каким-то плохим. Потому что обе супруги достались мне не девственницами, тогда меня это очень подавляло. В некий момент у меня голову совсем стало сносить, так я желал невинную, так очень я желал закрепить за собой какую-нибудь даму. Я пробовал как-то решить эту делему, но неуверенно и неуверенно, больше в мечтах. Равномерно, я стал говорить с Кирой на все эти темы, она поначалу всё воспринимала в штыки, я стал фантазировать (ай, фантазёр!) в кровати, гласил ей: а что бы ты ощущала, если б это был не я? А представь, что на данный момент с тобой не я? А ты ещё хочешь прежнего хахаля? Здесь Кира приметно оживлялась, в очах возникал недобрый огонёк, и секс наш становился бурным. Так мы и жили, прожигая потихоньку семейную жизнь, а заодно и юные годы. Пока в один прекрасный момент под руку не подвернулся Коля. Коля был старшим братом 1-го моего компаньона, с которым я ещё в школе обучался. Компаньон в ту пору тоже был женат и страшно этим гордился. И вот Игорёк, так его звали, пригласил нас или на собственный денек рождения, или на годовщину женитьбы. Мы приехали и там, в большой четырёхкомнатной квартире Игорька, где ничего не стоило заплутаться посреди мебели и гостей, мы столкнулись с Колей. Я знал его малость: это был высочайший рыжеватый юноша, очень мягенький, со специфичным запахом, на мой взор острым, от него будто бы бы пахло ацетоном, подтянутый, с чувством юмора и кратко остриженными ногтями. Очень очаровательный юноша. Было ему тогда 30 четыре, никогда он не был женат, повсевременно имел, с его слов, кучу поклонниц, но жил, точнее, поживал, с сожительницей в своей комнате в коммунальной квартире. Хоть и в самом центре городка, но в ветхом доме с окнами на задний двор. Киру он почему-либо сразу заинтриговал. За столом мы посиживали рядом, втроём, но так как я плохо спал предшествующую ночь, я вяло реагировал на происходящее вокруг меня, а Кира с Колей всё оживлённее ворковали. Позже я уехал в командировку, а когда возвратился, мне позвонил Коля и попросил позаниматься с ним английским. — Для чего это для тебя? — Да так, просто охото. Мне всё сходу стало ясно. Я чуть-чуть взбесился, а с другой стороны, обрадовался. Кажется, какая-никакая, а клюнула рыба. Стоит гласит о том, что очень скоро наши занятия перевоплотился в посиделки втроём, а когда Кира стервозничала и уходила на кухню готовить ужин, разговор у нас не очень клеился. Карина как-то прошептала мне, что, когда я выходил, Коля под столом погладил её по коленке. Я чуток с мозга не сошёл от экстаза. Итак, третьего мы, кажется, отыскали. По всем канонам жанра группенсекса нам нужно было отыскать четвёртую. Случай посодействовал нам, и достаточно стремительно. У Киры была подруга, с которой она вкупе обучалась в институте. Звали её Марина. Карина и Марина. Не сказать, что я знал её очень близко. Она обучалась на журналистике, а Карина — на филологическом. (к слову, самые потрясающие и порочные фемины, которых я встречал, были учителями российского языка и литературы) . Марина жила неподалеку от института, снимала комнату у старенькой ворчливой дамы, и мы с ней изредка пересекались. А здесь всё вышло само собой. Поначалу, кое-где посреди декабря, Марина внезапно позвонила Карине и попросила посодействовать отыскать для неё юного человека. Видимо, ей не хотелось в одиночестве встречать Новый год. — Подожди, у тебя же Всеволод есть… либо как там его… — Святослав, — малость насупилась Марина, — но у нас всё в тупик зашло. Карина рассмеялась. — Хочешь поменять интерьер? Другими словами мужчину? И я должна для тебя кого-либо предложить? — Ну да-а… А почему бы и нет? — О, есть здесь у нас один знакомый! — Кира подмигнула мне. — А сколько ему лет? — живо отреагировала Марина. — Года 33. Кое-где так. — Ой, в самый раз, Кариночка! Конкретно такового я желаю, чтоб был постарше. — Да ну, он состарится ранее. — Зато будет обо мне хлопотать. А какой он из себя, красивый? Карина мало побагровела. — А знаешь что? Приходи к нам. Он у Васи нередко бывает, сейчас должен придти на урок. И вправду, тем же вечерком Марина пришла к нам в гости. Я повстречал её у двери. Не могу сказать, что Марина мне тогда в особенности нравилась. Была она малая смазливая российская кореяночка, не худая, да и не полная, чёрные волосы до плеч, живы глаза, смешливый чувственный рот с малость оттопыренной нижней губой (лобзалась она, кстати, просто великолепно, в чём я потом не раз имел наслаждение убеждаться) . Одета Марина была в лёгкое осеннее пальтишко невзирая на мороз, ножки её были обуты в полусапожки на шпильках. Я посодействовал ей раздеться и проводил в комнату. Так они и познакомились с Колей у нас, позже он пошёл провожать её, а на последующее утро Маринка длительно говорила Кире про то, какой он ласковый и нежный, и страстный, и сразу сумел её удовлетворить, не то, что Славик. Кира слушала, ей тоже хотелось. Непредотвратимо надвигался Новый год. Приблизительно за неделю до праздничков в институте, где обучались девчонки, кучу студентов согнали на какую-то важную конференцию либо встречу с губернатором, короче говоря, наискучнейшее мероприятие, и в эти сети угодили Марина с Кирой. А может быть, они специально отыскали повод побеседовать на актуальные темы тихо и неторопясь. Они всю конференцию переписывались на 2-ух листах, пересказать их разговор не получится, не утратив живых красок общения, потому я просто перепишу текст разговора с той бумажки сюда с маленькими купюрами: «- Кир, короче, я твоя! Корче, делаем стол. А я уже пишу для тебя. — Стол… Разве мы будем желать есть? Вообщем, Вася любит поесть. Коля, наверняка, тоже. Салатики,

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *