679.jpg

Порно рассказы — Наша служба и опасна и трудна

     Малая бронзовая табличка на двери: «Маргарита Шварц. Главный дизайнер», и незначительно ниже: «Только по подготовительной контрактённости», прямым, противным шрифтом. Я улыбнулся, не выпуская изо рта сигарету. Я успел выяснить, что Маргарита была старенькой, чопорной и серьезной. Таблички на двери подтверждали эти сведения. Но также я успел выяснить, что её чопрность может капитулировать перед юным, симпатичным мужиком, каким я и считал себя. А потому что я решил осесть в Нью-Йорке, то жизнь меня не баловала. Мне нужна была поддержка, и я решил её отыскать за этой дверцей.
     Вот почему я натянул на лицо свою самую очаровательную ухмылку, провёл по волосам пальцами, чтоб малость взбить их, и принял вид потерянного малеханького мальчугана, конкретно таковой, какой нравится старенькым дамам.
     Снутри кабинет имел традиционный вид, но не таковой вычурный, каким я его для себя представлял. Очаровательный восточный ковёр, обыденные картины, развешанные по стенкам, несколько древнего вида ваз, а в глубине — большой письменный стол. За этим столом посиживала «её величество» Маргарита Шварц, с деловым видом что-то пишущая. Она не посчитала необходимым поднять голову, даже после того, как я с шумом закрыл за собой дверь и начал приближаться к ней.
     Она была намного изящнее, чем я ждал, и смотрелась не таковой уж старухой. Единственное, у неё были серебрянного цвета волосы, стянутые в традиционный пучок, и несколько морщинок вокруг глаз. Ничто другое не выдавало её возраста. Даже костюмчик самого ограниченного стиля был выполнен наилучшими дизайнерами. Поверите вы либо нет, но когда она в конце концов подняла глаза и посмотрела на меня с видом, будто бы увидела пылинку на кончике собственных туфель, у меня по телу пробежали мурашки. Она олицетворяла ВЛАСТЬ, я ощутил это каждой клеточкой.
     — Ты запоздал, — произнесла она до этого, чем вновь заняться своими бумагами.
     Это вышибло меня из колеи на время, позже я опамятовался и произнёс:
     — Пробки на дороге, осознаете.
     Я сел в одно из кресел и закинул ногу на ручку, чтоб было удобнее.
     — Это кресло времён Людовика, — произнесла Маргарита своим бумагам, — я буду признательна, если ты не будешь так посиживать. И, пожалуйста, потуши сигарету, я не выношу аромата табака.
     Я готов был сказать всё, что думаю по этому поводу, но что-то удержало меня. Мне показалось, что я опять в шестом классе, а училка отчитывает меня в кабинете директора школы. Не считая того, мне необходимы были средства. Потому я потушил сигарету в одной из пепельниц и принял благопристойную позу.
     Маргарита встала и подошла ко мне. Вот когда я увидел, что она с босыми ногами.
     Это изумило меня. Мы привыкли созидать всех этих начальников, одетых как снежная царица, чино вышагивающих в традиционной обуви. Но передо мной стояла Маргарита Шварц даже без колготок. Мне на разум пришло, что у неё совершенно хорошие ножки. Пальцы были недлинные, но очень аккуратной формы, с броским красноватым маникюром. Вроде бы то не было, может, поэтому, что я был так перепуган, может, поэтому, что они вправду мне приглянулись, но я не мог отвести взор от её ног.
     В это время мадам Шварц продолжала учить меня. Я был, естественно, только для этого и предназначен. Она принудила меня встать, оборотиться, даже пару раз стукнула по пятой точке. В конце концов Маргарита произнесла:
     — Да, я считаю, ты подходишь, — таким тоном, будто бы возлагала надежды получить что-то наилучшее.
     — Огромное спасибо, — я не сумел сдержать сарказма в голосе. — Не стоит благодарить, — резко ответила она и возвратилась к столу, набирая по телефону некий номер.
     — Извините, — произнес я, — можно мне спросить Вас кое о чём?
     Она подняла одну бровь, ждя когда ответят на том конце провода.
     — Я могу додуматься. Ты хочешь выяснить, почему мне пригодились твои услуги сейчас днём?
     — Нет, — ответил я. — Мне любопытно, почему вы босоногая, я имею в виду, почему вы без обуви?
     Она в первый раз улыбнулась. Растянула одну ногу, сама изучая её.
     — Догадайся, — произнесла она, — это часть нынешнего мероприятия.
     До этого, чем я успел что-либо сказать, из телефона донёсся глас. Он принадлежал девчонке, тёплый и незначительно ленивый. Что-то в этом голосе принудило мои волосы встать стоймя (и не только лишь волосы, да и другие части моей анатомии).
     — Отлично, отлично, я поднимаюсь, — произнес глас. — Что там?
     — Привет, Лидия, дорогая, — произнесла в интерком мадам Шварц. Её интонации преобразились, стали медовыми, с нотой подчинения.
     Я также увидел, взглянув под стол, что пальцы ног поджались.
     — Тут тебе одно дельце, дорогая. Ты мало подремала?
     — Да, — произнес глас с цветом скукотищи, — он тут?
     — Да, дорогая, он посиживает передо мной. Мы можем начать на данный момент?
     Её глас так преобразился и так не согласовывался с начальственным видом. Мне стало любопытно.
     Пришло молчание, позже глас произнёс.
     — Я буду через минутку.
     Маргарита Шварц достаточно улыбнулась и отключила телефон. Она оборотилась ко мне. Это опять была строгая чопорная дама, разве что сейчас она казалась мало веселее, малость возбуждённой.
     — Мы начнём через минутку, — произнесла она.
     Я обходительно кивнул и услышал звуки открывающейся двери. Я стремительно обернулся.
     В дверцах стояла одна из самых сексапильных самочек, каких мне приходилось созидать. Медовая блондиночка с большенными очами, незначительно сонными, что делало их ещё сексуальнее, её рот был необычно огромным и красноватым. В нём можно утопнуть. На ней было короткое, свободное розовое платьице и белоснежные носочки, которые присваивали ей вид десятилетней девченки. Исключение составляли только красноватые туфли на больших каблуках. Я вообщем увидел, что каблуки присваивают дамам уверенность внутри себя. Даже мелкие, цыплячьего вида фемины, одевая каблуки, становятся почему-либо посильнее и опытнее. Похоже, что каблуки помогают им в этом. Я помню одну такую в Лос-Анжелесе. Она могла расплакаться, если б вы косо поглядели на неё, но стоило ей одеть туфли на каблуках, она здесь же преображалась в воительницу-амазонку. Мне не охото вспоминать, через что она меня провела. На данный момент я ощутил, что история может повториться.
     Лидия обозрела меня с ног до головы, точно как мадам Шварц, даже более холодно, если это только может быть. Маргарита посиживала, вытянув перед собой руки, улыбаясь, как ребёнок.
     — Как для тебя мой выбор, Лидия, — произнесла она своим пресмыкающимся голосом.
     Когда же я поглядел на неё, она одарила меня ледяным, императивным взором, напомнив, кто в доме владелец.
     — Хорошо, — произнесла Лидия, усаживаясь на стол Маргариты, — как его зовут?
     — Рудольф, — в устах мадам Шварц моё имя звучало, как заглавие некий экзотичной заболевания.
     — Руди, — произнесла Лидия решительным тоном, — Руди будет лучше. Не считая того, у него рыжеватые волосы.
     — Пусть будет Руди, — стремительно согласилась Маргарита.
     — Итак, Руди, — Лидия, разговаривая, почесала под собственной малеханькой грудью. — Ты знаешь, что Рита и я собираемся делать?
     Я опешил слову «Рита», но очень стремительно взял себя в руки. — Я думаю, что вы не только лишь её секретарь.
     — Верно, я её друг, и она делает всё, что я пожелаю, не так ли, Рита?
     — Естественно, Лидия. — она опустила голову, но я сумел увидеть веселые искорки в её очах. Мне уже приходилось созидать такие искорки в очах завсегдатаев неких клубов городка.
     — Она платит мне хорошие средства, чтоб я развлекалась с ней. Ты тоже можешь хорошо заработать, если будешь молодцом и будешь держать рот на замке. Она позвала тебя, так как мне захотелось позабавиться с мальчуганом. Это случается не так нередко.
     Я кивнул, переваривая всё произнесенное.
     Она достаточно улыбнулась и подняла руки.
     — Отлично, давай начнём. Подойди ко мне и сними с меня туфли. Я встал и подошёл к прекрасной даме. Рита (для меня стало неосуществимым именовать её мадам Шварц) продолжала посиживать, скрестив руки со странноватым выражением лица. Когда она повстречалась со мной взором, то её глаза произнесли мне, что лучше бы я занялся своими конкретными обязательствами, и как можно резвее.
     Я встал перед Лидией на колени и взял в руки одну ногу, собираясь снять красноватую обувь. Я ранее много раз лицезрел, как это делается, потому знал, как следует себя вести
     — Хорошая ножка? — спросила Лидия. Она взяла со стола одну из карамелек, медлительно сняла обёртку и начала смачно сосать её.
     — О, да, — произнёс я, перейдя на шёпот.
     Я медлительно снял поначалу левую туфлю, позже правую, и уронил их на пол. А позже я чуть ли не погиб! Дело в том, что я задумывался, что на Лидии белоснежные носки. Они и были белоснежные, выше щиколоток. Ниже они были сероватые, если не сказать чёрные. Девченка, должно быть, не снимала их несколько недель, и не только лишь не снимала, но прогуливалась в их по улице, занималась бегом в парке и чёрт знает чем ещё. На ткане можно было узреть прилипшие комья земли, контуры её подошвы, пятна пота.
     И запах! Я чуть ли не погиб! Запах напомнил мне многие вещи: испорченный сыр, затхлая комната, помойка и то, что именуется «ноги». — Ты хочешь поцеловать их, да, — спросила Лидия, вытаскивая изо рта конфетку и облизывая её языком.
     Я был в шоке. Я не имею ничего против дамских ножек, но чтоб целовать ЭТИ! Но подняв голову, я повстречался взором с Ритой, которая следила за нами во все глаза. Также я увидел, что одна её рука находится под столом. Я мог додуматься, что эта рука там делает.
     — Посмотри, он великолепен, — вздохнула Лидия, запустив руку мне в волосы. — Взгляни, так великолепен, он просто сгорает от желания.
     Потом она наклонилась и шепнула мне в самое ухо.
     — Ты видишь, она теребит трусы. Это то, что ей нравится. Продолжай, и можешь именовать всякую сумму.
     Потом она распрямила ноги, стала играть ими в воздухе.
     — О, сделай же это. лобзание зловонные ноги Лидии.
     Я стремительно посмотрел на Риту и нашёл доказательство словам Лидии. Древняя сучка была готова оргазмировать вслед за своим столом, её дыхание участилось, рука работала всё посильнее. Мне подумалось, что произнесли бы её высокопоставленные клиенты, если б узрели её в эту минутку. Потом я отважился. Я открыл рот как можно обширнее и заглотнул пальцы Лидии, со всем, что на их было.
     — О-о-о-о, — заорала Лидия, схватив меня за голову, будто бы желала её оторвать. Казалось, что я целую её писю.
     — О-о-о-о-о, да-а, мальчишка, целуй их, целуй посильнее! О-о-о-о, Лидия любит это!
     Рите это тоже нравилось, она уже окончила своё дело под столом и приближалась к нам с боковой стороны, незначительно смущённо. Она успела практически снять собственный костюмчик, обнажив прелестное, шёлковое нижнее бельё. По-мне, я стал ощущать себя мало лучше. Вкус оказался не таким уж мерзким, как я задумывался, что-то типа солённо-сладкого. Не считая того, чувства, когда Лидия сжимала и разжимала пальцы, были достаточно сексапильными. Это мне кажется на данный момент, когда я вспоминаю об этом. Скоро я всерьёз старался возбудить её, засасывая её пальцы и щекоча их языком. Лидия откликалась на каждую ласку, ёрзая и припрыгивая на столе, как козочка. Я так увлёкся, что не увидел, как Рита присоединилась к нам. Я только ощутил, что кто-то растёгивает мне штаны.
     — Рита собирается играть с нами, — пропела Лидия. — Правда, Рита. Давай же!
     Понимаете, несколькими минутками ранее я не мог бы поверить этому. Я увлёкся! Я мало отодвинулся, чтоб Рита могла протиснуться меж нами. Секунда, и мои джинсы валялись на полу. Ещё секунда, и мой член — в руках Риты. Я не оставлял ног Лидии, но это было вроде бы в другом измерении. Было чувство, что её ноги необходимы мне для ублажения каких-либо простых инстинктов, о которых я давным-давно запамятовал. Её глас — просящий, заставляющий меня продолжать, я терял голову. И, самое наилучшее, мой член находился в руках специалиста, Риты, и… на её языке! Могу сказать, это были наилучшее чувства, которые я когда-либо испытывал!
     Всё происходило вроде бы само собой, до пришествия оргазма. Либо мне это только казалось. Я находился в руках Риты, ждя только того последнего движения, которое приведёт меня к концу. И вдруг Лидия отодвинула свои ноги и произнесла:
     — Отлично, Руди, а сейчас займись ногами Риты.
     Я был готов зарыдать! Эта сучка могла хотя бы дать мне испытать оргазм! Сама Рита тоже смотрелась незначительно растроенной, потому что её оторвали от моего члена. Но она послушливо легла на спину и протянула мне свои босоногие ноги.
     — Ты считаешь, что у Риты хорошие ножки, — спросила меня Лидия, убирая свои ноги и приводя в порядок волосы, будто бы её работа уже закончена. Поменялся и её глас, он стал более чётким и деловым.
     — Да, они хорошие, — произнес я.
     По правде говоря, в моём возбуждённом состоянии и после ног Лидии, они казались просто прекрасными. Рита выгибала и разгибала пальцы.
     Лидия подошла к ритиным ногам и взяла в руки одну из их.
     — Они вправду великолепны. Дамские ножки. И такие чувствительные! Не так ли, Рита?
     Рита окаменела на секунду, а позже покорливо кивнула.
     — Для тебя охото поцеловать эти красивые ноги, Руди? — спросила Лидия, заблаговременно мне кивая.
     Рита зажмурила глаза, будто бы в ожидании кошмара. Я посчитал, что получить ласку ног, рук, либо головы, было кое-чем вроде королевской роскоши для престарелой Риты. Но совершенно не так обстояли дела для Лидии. — Конечно, ты будешь целовать их. На данный момент!
     Я только желал спросить, позволят ли мне испытать оргазм. Я так желал освободиться от спермы. Было даже больно. Но в тоже время в мозгу стучал приказ целовать хорошие ноги этой старенькой девицы. Толикой секунды позднее я взял одну из её ног и стал покрывать её долгими, сильными лобзаниями. Она изогнулась и всё её тело окаменело.
     — О-о-о-о-о, — застонала она, выражение лица стало по-настоящему драматическим. Я еле удерживался, чтоб не засмеяться, так очень она реагировала на это. Я взял другую ногу и начал лизать её ввысь и вниз, от колена до пальцев. Лидия посиживала на столе и тихонько похихикивала. — Делай с ней это, Руди! Только делай отлично!
     Я продолжал ублажать её. Ритина пятая точка ерзала по полу, она вправду была вне себя.
     — Не хочешь ли ты выяснить, что пошевелят мозгами о для тебя твои клиенты, если увидят тебя на данный момент? — произнесла Лидия с ухмылкой. — Если б они могли узреть прохладную, императивную Маргариту Шварц, либо манхеттенскую Шварц, ёрзающую по полу, как ребенок.
     Она встала, открыла один из ящиков ритиного стола и достала кинокамеру.
     — Я желаю сделать несколько снимков! По другому никто не поверит!
     Щёлчок, позже ещё один. Я осознавал, что это тоже часть игры.
     Рита извивалась подо мной, ударив меня коленкой.
     — Нет! — заорала она. — Нет, ты, малая сучка. Дай мне подняться! — старуха вправду вошла в роль, её глас был по-настоящему злой.
     — Ты знаешь, Руди, — продолжала Лидия, фокусируя камеру, — это так возбуждает её, когда ты целуешь ноги.
     Рита оборотилась ко мне с извиняющимся видом. Я не желал уже оставлять игру. А после моего долгого эрекции даже кусок старенькой мадам казался мне полностью аппетитным.
     — Нет, пожалуйста, Руди, подожди. Ты не… о-о-о-о-о!
     Я щекотал у неё меж пальцами, пятку, выплёскивая всё моё эрекция на эти ноги. Когда я только зашёл в этот кабинет, то не мог даже представить, что услышу, как хохочет его хозяйка. Но вот она, смеющаяся и ёрзающая по полу. Её причёска растрепалась, косметика расползлась по щекам. Она была похожа на клоуна.
     В это время Лидия бегала вокруг нас, щёлкая камерой со всех углов, как заправский фотокорреспондент.
     Наконец, Лидия отдала мне сигнал тормознуть. Рита растянулась в полный рост на полу. Её древняя грудь тяжело подымалась и опускалась, тело сотрясалось от множественного оргазма и перенесённых унижений. Лидия с ухмылкой положила камеру в кармашек собственного платьица.
     — Вот видишь, как это было весело?
     Она встала на колени перед Ритой и поцеловала её в щёку.
     — Отлично, на данный момент я должна идти, — произнесла она, — созвонимся.
     После чего она направилась к двери.
     — Приостанови её! — заорала Рита, но было уже поздно.
     Дверь закрылась, Лидии не было. Она продолжала лежать на полу, не в состоянии без помощи других подняться.
     — Помоги мне! — в конце концов отдала приказ она.
     Смущённый, я посодействовал ей подняться. Я ощущал, что что-то переменилось. Рита легла на стол и взяла телефон.
     — Ханна? — произнесла она секундой позднее. — Послушай меня. Я желаю, чтоб ты не отдала Лидии выйти из строения. Она только ушла?! Бес! Да, я понимаю, она смотрелась, будто бы выручает свою жизнь. Нет, нет, нет, в этом нет необходимости, просто подымись ко мне. Отлично?
     Она повесила трубку и посиживала за столом, обняв его обеими руками. Взор её был устремлён в никуда.
     — Что случилось? — спросил я. — Вы развлекались, а это должно было ранее либо позднее кончиться.
     — Камера, — произнесла Рита.
     — Что с камерой? Она была частью игры. Правда?
     — Нет, мальчишка, она не была частью игры! Она должно быть подразумевала это перед тем, как мы начали. О, Боже, какой я была дурочкой!
     — Вы имеете в виду, что все эти дискуссии о клиентах, которые могут узреть вас…
     Я обязан был закашляться, чтоб подавить ухмылку. Итак, это была игра Лидии. Я обязан был восхититься её изобретательностью.
     — Да, они не увидят снимки, если я заплачу за их. А я заплачу. Но она ведь захотит астрономическую сумму за негативы. Сможете быть уверенны.
     — Я сожалею, — произнёс я, начиная сожалеть, что не смылся вкупе с Лидией. — А на данный момент, что насчёт моей оплаты.
     — Нет, мистер Лимберг, думаю, что Вы не сообразили. Я желаю получить некую компенсацию за то, что случилось. А, Ханна.
     Дверь открылась и на пороге выросла двухметровая здоровая фигура чёрной фемины в форме охраны.
     — Я могу вам посодействовать, мисс Шварц.
     Казалось, её совершенно не изумило отсутсвие одежки на Рите.
     — Да, Ханна. Этот юноша вошёл ко мне в кабинет с неблагопристойными предложенями.
     Я уставился на неё.
     — Послушай, Рита, — я старался произносить слова как можно твёрже, — я не знаю, что ты ещё выдумала, но…
     — Мне кажется, ему нужно преподать урок, как ты считаешь, Ханна?
     — Да, мисс Шварц. — Ханна закрыла за собой дверь. Потом она стала приближаться ко мне, как для исследования.
     Я обернулся к Рите. — Нет, это снова была мисс Шварц, уже. Она посиживала за столом. Ноги расставлены, руки меж ними.
     — Я считаю, Вам необходимо начать, мистер Лимберг. После того, как я получу ублажение, Вы сможете идти, но не ранее. Чего же Вы ждёте? С Лидией Вы не казались таким робким!
     Я отступил и склонился над большущими ногами Ханны. Худшего уже не могло быть. Я был уверен, что мой язык отвалится до этого, чем я смогу уйти отсюда. Я медлительно снял туфли Ханны и улыбнулся, когда увидел, что находится под ними. Мне определённо везло сейчас на белоснежные носки!

Горячие шлюхи проститутки в Москве.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *