396.jpg

Порно рассказы — Несколько дней Вадима Петровича (глава восьмая)

После нескольких её прикосновений Вадим ощутил приближение оргазма, но он не желал так стремительно оргазмировать, а поэтому приостановил деваху. Сняв колготки, они пошли в душ. После душа наши фанатики, конечно, направились надевать свежайшие колготки. Лилу избрала для себя ЛЕВАНТЭ телесного цвета и проявила желание, чтоб Петрович натянул их на неё. Тот отменно выполнил эту работу, испытывая удовольствие от процесса одевания фемины в нейлон. Потом девочка вынула для Петровича белоснежные колготки, признавшись, что в белоснежном он её в особенности возбуждает. Но поначалу она отдала приказ ему скрестить впереди себя руки и связала их. Вадим приподнял одну ногу и прямо млел от наслаждения, следя, как Лилу, стоя на коленях, натягивает на него колготки. девчонка удачно совладала с этой задачей и с видимым наслаждением щупала его пятую точку и уже давным-давно стоящий член через узкую ткань колготок. Позабавившись таким макаром, Лилу привела его к кровати и, когда он лёг на спину, привязала его ноги точно так же, как он связывал её давеча. Позже она удалилась на кухню и возвратилась с 2-мя бокалами, заполненными до краёв красноватым вином. Вадим сел на кровати, а девочка, забравшись к нему, опустила свою прелестную попу на его бёдра. — Выпьем за колготки — самое замечательное изобретение населения земли! — выдала она тост. Потому что у Петровича руки были связаны, девица один бокал пригубила сама, а другой поднесла к его губам и влила в собственного хахаля всё его содержимое. Потом она опрокинула туловище Вадима на спину, задрала его руки ему за голову и привязала их к спинке кровати. Сейчас Петрович ощутил себя совсем немощным, полностью во власти девочки. Вино стукнуло в голову, и волна наслаждения разлилась по всему телу. Лилу встала над его распростёртым телом и начала пальчиками правой ножки массировать его закаменевший член. Вадим ощутил кожей собственного фаллоса, как нейлон на пальчиках девы скользит по колготкам, обтягивающим его член. Это были очень неповторимые чувства, и Петрович, испытав прилив умопомрачительного наслаждения, начал заполнять спермой место снутри колготок. дева и не задумывалась останавливаться. Переместившись к лицу Вадима, она провела носочком по его чуток приоткрытому рту, и Петрович ощутил на собственных губках превосходную шершавость её затянутых в нейлон пальчиков. Когда Лилу опять приблизила свою стопу к его рту, Вадим сам потянулся губками к кончику её ножки и, скупо обхватив её пальчики губками, начал лобызать эту замечательную конечность. Достаточно длительно длилась эта сладкая пытка. И, когда, в конце концов, девчонка убрала свою ножку от ненасытных губ Петровича, тот увидел, как на него наезжает затянутая в нейлон попа. Лилу села ему на лицо, прижавшись промежностью к его рту. Вадим высунул язык и начал ласкать её влагалище через влажные от обильной смазки колготки. Но очень скоро стал задыхаться и задёргался всем телом, стараясь освободиться. деваха приподняла собственный зад, но через несколько секунд опять опустила его на насиженное место. Петрович каждой клеткой кожи лица чувствовал колготки, обтягивающие бёдра девахи, и это были приятные чувства. Лилу временами давала Вадиму глотнуть воздуха, чтоб позже опять использовать его в качестве удовлетворяющего сиденья. Скоро Петрович утомился работать языком, но Лилу не слезала никак с его лица, пока, в конце концов, его член не стал оживать. Тогда только девица встала и вышла из спальни, оставив связанного Вадима гадать о том, что ещё выдумает эта поклонница связывания и секса в колготках. А та ничего такого особенного выдумывать не стала. Возвратившись в белоснежных, сейчас, колготках с вырезанной ластовицей, дева достала страшную бритву («Не считая колготок она ещё любит всё, что связано с обриватьём», — отметил про себя Вадим) и, подцепив ногтями ткань на промежности Петровича, резанула, выпустив его, опять готовый к работе, фаллос на свободу. Потом она, взобравшись на Вадима, медлительно опустилась на его член. Тяжело обрисовать словами ту палитру эмоций, что испытал наш герой. К физиологическому наслаждению от процесса соития примешивались острые чувства оттого, что и он и она были в этот момент в колготках и, к тому же, он был связан. Лилу делала очень неспешные движения, как будто прислушивалась к своим ощущениям либо упивалась ими. Она регулировала процесс, время от времени ускоряясь, позже практически останавливаясь, с очевидным намерением растянуть наслаждение как можно подольше, и не дать Вадиму испытать оргазм. Петрович не мог точно сказать, сколько это длилось. Он всё никак не мог до конца поверить в действительность происходящего. Вот уже 2-ой денек кряду он занимался самым сладким сексом в колготках, какой только можно было придумать! Наигравшись в наездницу, девчонка слезла с Петровича и удалилась. Достаточно длительно пролежал тот в незнании относительно последующих действий Лилу, которая, возвратившись, отыскала Вадима всё в том же положении, с торчащим наверх членом. Она подошла и колготками завязала ему глаза. Сейчас Петрович мог полагаться лишь на слух, запах и тактильные чувства. Он практически здесь же ощутил, как её ладонь обхватила ствол его фаллоса, и ощутил нейлон на этой ладошки! Означает она надела на руку чулок! Его член здесь же натужился до максимума от этого прикосновения. девица начала ласкать его орган, который, недолго думая, стал выплёскивать сперму на животик Вадима. Подрочив, стреляющий спермой, член, рука отпустила его, и Петрович в воцарившейся тиши стал гадать о последующих действиях Лилу. Он представил, как смотрится со стороны. Выходило не очень эстетично. Привязанный к кровати, в белоснежных колготках, разорванных в промежности, с торчащим из дыры членом, весь заляпанный спермой с завязанными очами. Просто ужас! Лилу, наверняка, следила на данный момент за ним, и Вадиму очень хотелось бы знать, какое воспоминание он производит на неё. Ему показалось такое положение унизительным, и он решил освободиться. Подёргав узел на руках, Вадим ощутил, что тот недостаточно крепок, и, извернувшись, высвободил одну руку из оков. Потом, сняв повязку с глаз и найдя, что находится в комнате один, высвободил другие свои конечности. Вытерев колготками пятна спермы на своём теле, Петрович погрузился на подушки в ожидании девахи. Лилу вошла практически сразу. Она была всё в тех же белоснежных колготках, но взор Вадима приковал насаженый на её бёдра поверх колготок поясок, либо это были быстрее трусики с болтающимся на их впереди не небольшим искусственным членом. Калейдоскоп мыслей пронёсся в мозгу Петровича. Непременно, девочка собиралась трахнуть его этим инвентарем в девственную попу, воспользовавшись его немощным положением! Не по другому, сам Бог подтолкнул его в этот критичный момент к тому, чтоб завладеть ситуацией. На лице девы читалось плохо скрываемое разочарование и досада. — Для чего ты развязался? Я же ещё не окончила. — Решил привести себя чуть-чуть в порядок, а то я весь грязный и липкий. Неприятно. А эту штуку ты в меня собралась запихнуть? — А в кого же ещё? У тебя такая классная пятая точка! — Что-то мне не нравится эта мысль. — Ты уже пробовал? — Нет. — Давай, я трахну тебя! Понравится, вот узреешь. — Откуда ты знаешь? Имеешь личный опыт? — Имею опыт. Но моя голубая мечта — трахнуть мужчины в колготках. В особенности с таковой попой, как у тебя. — По «Аське» ты мне о таких фантазиях не говорила. — Так ведь мужчинам такие идеи почему-либо не нравятся. Если мужчина трахает даму в зад, это обычным считается. Все порнухи такими сценами переполнены. А если фемина желает всадить в анус мужчины какой-либо вибратор, тот принимает это как оскорбление его плюсы. Хотя это всего только секс, и в кровати тоже должно быть равноправие полов. Выслушав эту жаркую речь в защиту права фемины на траханье мужчин в зад, Петрович всё же отказался вкусить этой неизвестной ему сладости, сказав, что он внутренне ещё не созрел для этого. Они опять направились в душ смывать следы собственных плотских утех. Позже завтракали на кухне, облачившись в свежайшие чёрные, сейчас, колготки. Радио пропикало пятнадцать часов, и Вадиму скоро было надо уже уходить, чтоб успеть оформить документы. Завтра он ворачивался домой. Очень не хотелось расставаться с Лилу. Петрович вдруг остро пожалел, что не созвонился с женщиной ранее. Сколько ещё сладких, незабвенных часов сумел бы он провести в этой квартире! Испытав прилив благодарности к девахе, Вадим погрузился перед ней на колени и зарылся лицом в её промежность, лаская языком просвечивающий через нейлон бутончик. Он бы ещё длительно не отрывался от восхитительной поверхности её колготок, но время уплывало неумолимо. Он стянул с себя её чёрные колготки, намереваясь надеть свои белоснежные, в каких он пришёл. Но Лилу попросила бросить их ей на память, а взамен она даровала ему всякую пару из собственных. Вадим знал, чего он желал. Достав из комода приглянувшиеся колготки, он с удовольствием здесь же натянул их на себя. Такие колготки он нередко лицезрел на фото в вебе, и подразумевал, что торговая марка именуется WOLFORD. Они были белоснежного цвета, достаточно плотные и, главное, что нравилось в их Петровичу, полностью однородные по всей поверхности, без любых швов, полутонов, ластовицы. Лилу не смогла удержаться и, положив ладошки на его ягодицы, начала разглаживать его попу. Его член начал просыпаться, но Вадим не мог уже позволить ничего для себя. Стремительно одевшись и тепло попрощавшись с доброжелательной хозяйкой, он покинул эту квартиру. Захлопнув за собой дверь её подъезда, Вадим даже тормознул на секунду от мысли, осенившей его. Сон то оказался вещим! Поначалу мужчина, переодетый дамой, желал, чтоб Вадим трахал его в зад, а сейчас сам Петрович был как никогда близок к тому, чтоб девица вошла в его узенькую дырочку собственной искусственной штукой. Так и суеверным стать недолго. Когда вечерком Петрович возвратился в общагу, там в самом разгаре было веселье. Преподаватели бурно праздновали окончание курсов и дальнейшее возвращение на родину. В его комнате посиживало человек семь во главе с соседом, которые отрадно приветствовали его возникновение и, не принимая никаких отказов, пригласили к столу. Вадим достаточно стремительно опъянел, грусть испарилась, сменившись веселым стояком. Он отправился по другим комнатам, чтоб попрощаться с сотрудниками, с которыми за время учёбы завязал отличные товарищеские дела. Из примыкающего номера раздавались звуки музыки. Войдя вовнутрь, Вадим увидел, как три пары медлительно плясали, и ещё три фемины посиживали за столом. Разглядев посреди их Людмилу, Петрович пригласил её на танец. По не очень верным движениям партнёрши он додумался, что она уже много испила. Они плясали в полнейшем молчании. И когда уже мелодия, лившаяся из бумбокса, заканчивалась, она вдруг произнесла вполголоса: — А мне понравилось, как ты выглядишь в колготках. Сердечко Вадима учащённо забилось. Означает, она помнила всё, что случилось в ночь их знакомства! В другой обстановке он бы смутился и растерялся, не зная, что ответить. А здесь и алкоголь подействовал, и придала смелости уверенность в том, что завтра они разъедутся и больше не повстречаются никогда. Петрович стал нашёптывать на ушко Люси: — Я и на данный момент в колготках. Под штанами на мне сногсшибательные белоснежные колготки. Я чувствую, как они приятно охватывают мои стопы, и икры, и коленки, и бёдра, и ягодицы, и член, и мошонку, и талию. Хочешь поглядеть? А хочешь потрогать мужскую попу и член, затянутые в нейлон? Где ещё и когда ты узреешь такое? Они уединились в её комнате. Благо она оказалась пустой. Петрович закрыл дверь и очень стремительно сбросил с себя всё, оставшись в колготках. Его фаллос уже занимал снутри их вертикальное положение. Люда посиживала на кровати и молчком смотрела. Вадим подошёл к ней впритирку и положил её руку на собственный член. Та обхватила его и начала щупать, оттягивая совместно с эластичной тканью колготок. Пока она игралась с его членом, Петрович расстегнул её блузу и бюстгальтер, обнажив пышную грудь. Потом он задрал её юбку, и его взгляду предстали её ножки в тонких прозрачных колготках, под которыми показывались трусики. Раздвинув ножки, Вадим подцепил в промежности крепкую ткань и с усилием порвал колготки, которые треснули рядом со швом. С каким то лихорадочным нетерпением приспустил Петрович свои колготки, опрокинул тело Людмилы на кровать и, отодвинув чуток в сторону трусики на её промежности, всунул собственный фаллос в её влагалище. Он не мог вспомнить, заходил ли он в это влагалище в ту их первую ночь. Да это и было непринципиально. Сейчас за один денек он имел уже вторую даму, с которой занимался сексом в колготках. Таким сексом, о котором перед поездкой в Москву он только грезил. Он так гневно трахал Люду, как будто очень длительно был на голодном пайке и здесь, в конце концов, дорвался до тела женщины. Накачивая девицу, Петрович чувствовал кожей колготки на её теле, и это чувство заполняло всё его существо экстазом, неоднократно усиливая наслаждение от соития. И это наслаждение всё нарастало, вылившись в чувство полного счастья, когда тучи его сперматозоидов бросились в лоно Людмилы. Вполне опустошённый, сполз Вадим с тела девчонки, распластавшись рядом. Он был удовлетворён, и его вдруг так разморило и потянуло в сон, что он почти все бы отдал в эту секунду, чтоб сладко заснуть прямо здесь же на этой кровати. Но нельзя было допустить, чтоб кто-либо ещё сумел узреть его в колготках.

Реальные шлюхи Москвы с фото.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *