794.jpg

Порно рассказы — Ноябрьские взрывы

Да! — в который раз в месяц я обращаю внимание на то, как резко звучит её глас в домофоне. Несчастный украинский характер, помноженный на гороскопную скорпионность. Такую смесь тяжело упрятать. За 10 лет, прошедшие с нашего знакомства в институте, я так и не сумел на сто процентов привыкнуть к её прямоты. Успешно отшучиваться выходило редко: её острый, отлично подвешенный язык, жалил без промаха. Но совсем внезапно для нас обоих долгие 10 лет её язвительного подтрунивания, заигрывания и «просто дружбы» вдруг кончились. — Жанна, это я, — слова с цветом вины пропархали через решётку домофона. Понятно, обещал придти пораньше. Чётко знаю, что она ложится спать до 10. Проснувшийся комплекс вины оправдан — часы демонстрируют четверть одиннадцатого. Некие люди щепетильны в мелочах. Она — ровно из таких: мгновенно отчитывает за запоздание либо хлебные крошки, оставшиеся на столе. «Миша, потрудитесь убрать за собой», — призыв, вроде этого, висит на её стенке нередко применяемых фраз. «Да…, уже просто могла бы и не пустить», — помыслил я, дёргая открывшуюся после чуть приметной паузы дверь. Если б не желала повторять эти приятные встречи опять и опять. Будучи женщиной чувственной, она своеобразно ведает различные калоритные истории из собственной жизни. Так, в один прекрасный момент её пробовал зажать в коридорах какого-то праздничка супруг школьной подруги. Осмелевший от водки эстонец здесь же заработал смачную пощёчину. «Дурочка! Ты не знаешь, от чего ты отказываешься! Да я лев в кровати!» — обиженно возмущался он. «Ой, если б ты только знал, какая я в кровати», — она с сарказмом пародирует несостоявшегося льва-насильника. А я знал… Уже знал. Лифт на четвёртый этаж и серая дверь влево. Мягко надавил ручку — открыто. В прихожей, как и во всей квартире, мрачно и тихо. Из окон пробует пробиться лунный свет, но у него практически ничего не выходит. В этом есть что-то волнительно-возбуждающее, — проникновение в тёмную квартиру замужней девахи. Чувство такое, как будто сходу, с порога, точечно попадаешь в спальню с наглухо задёрнутыми шторами, а на кровати ждёт она. Но мыслить об этом некогда. Моментальная эрекция дает подсказку, что, невзирая на обманчивую тишину квартиры, она совершенно рядом. Скоро нас обоих накроет с головой, но охото, чтоб это случилось ещё резвее. Охото кинуть всё в прихожей и поспешить в спальню, но после секундного колебания я спешу в душ. Уже через несколько минут, не одевая рубаху, в одних джинсах на нагое тело, я оказываюсь в спальне. Она лежит, отвернувшись к стенке. В один момент поворачивается, как одеяло пропускает меня к ней. -Я задумывалась ты уже не приедешь, — безо всякой обиды практически шепчет она. Ничего не отвечая, я накрываю её рот своим и первую минутку мы просто целуемся. В нашем случае лобзания не заводят — быстрее напротив. Они — как сброс накопившегося напряжения. Без их мы бы взорвались, только прикоснувшись друг к другу. На данный момент я чувствую это по своим джинсам и её первым томно-сладким придыханиям. «Мы просто используем друг дружку», — разъясняла мне она на деньках по телефону. Советуем Вам хороший материал по теме рассказа: прим. ред.

Два здоровых юных человека, которых всё устраивает друг в друге в плане секса. Это нормально, не так ли? — Хм.. Используем? Может быть — малость удивляясь такому разъяснению и здесь же стараюсь парировать. — «Никогда не задумывался об этом конкретно в таком ключе. Быстрее, я просто получаю наслаждение. А ты-то, оказывается, мной просто пользуешься! Какая же ты всё таки безнравственная мадам, Жанна Владимировна! Хотя, чёрт его знает — может ты и права. Тем паче, раз для тебя уже пришла в голову эта идея…» От этих губ вообщем нереально оторваться. Такие сочные и скупые, нежные и напористые. На меня накатывает желание встать над ней на колени и ввести член в её разгорячённый лобзаниями рот. Несколько секунд желание быть джентльменом и полизать её первым ещё подаёт признаки жизни, но стремительно проигрывает сексапильному эгоизму. Две головы просто одолевают одну. Ставя лобзания на паузу, встаю прямо над ней на кровати и нерасторопно стягиваю с себя джинсы. О чём она, любопытно, на данный момент задумывается, смотря на меня снизу ввысь? Какие мысли — если допустить, что на данный момент они есть — бродят в этой прекрасной голове? Это всегда любопытно, как хахали понимают друг дружку без слов в обезумевшем постельном танце. Когда и что делать, как, как длительно. Мы осознаем. Наверняка, это главное». Вы как-то склонны с саморефлексии!» — подшучивает она обычно. — «Перепроецируйте свои мысли, Миша!» Ага, вправду, что это я? Синхронно с последней идеей её рот берёт мой член в заложники на более высочайший этаж наслаждения. На приятные сами по для себя чувства накладывается понимание того, что орально-генитальный контакт делает конкретно она. Это трудно разъяснить (я снова рефлексирую?), но это так. Два в одном. Пожалуй, есть только одно «но» — её манера именовать сам процесс фелляции. «Дай, я тебя лобзанием»! А вот и нет, не так это именуется! Наверняка, я всё же рефлексирую. Пора завязывать. Сейчас одной рукою я упираюсь в стенку над её головой, пальцы 2-ой стремительно находят её мокренькую киску. Ей очевидно нравится и она как по команде начинает ещё усерднее сосать. Совершенно скоро понимаю, что длительно так длиться не может — я просто кончу. Без охоты даю осознать, что » лобзаний» пока довольно. Ложусь с боковой стороны от неё, фактически «валетом» и с наслаждением начинаю ублажать её осторожные, мокроватые от сока губки. Ей кажется, что это собственного рода приглашение к 69, и она опять начинает тянуться головой к стоящему члену. Мягко отталкиваю её вспять на подушку. На данный момент моя очередь, дорогая. Она больше не настаивает… Уже в который раз мне кажется, что она получает ещё больше наслаждения от куни, чем даже от самого секса. В отличие от меня. Я никогда бы не променял неделю good old traditional sex даже на world class felatio. Вот такие мы различные — как М и Ж. Но вправду, мы же и есть — эМ и Жо. Чужие эм и жо, обожающие трахаться вместе на стороне. «О да, я-то жо ещё та», — она заливчато смеётся в трубку. «Ага, и жо у тебя — что нужно», — подхватываю я. — «Просто роскошная!» При всей моей фиксации на дамских ногах и той жо, из которой они вырастают, меня больше всего заводит её загорелая кожа. И естественно её лицо. Я даже не знаю, как это обрисовать — почему. Разве можно обрисовать прикосновение, скажем, к атласной ткани ..? Ну и необходимо ли? Всем и так понятно, что же это все-таки за чувство. Произнес, допустим, шёлк — и довольно. Сигнал из ладоней мгновенно попадает в мозг, и в моём случае далее рикошетит на метр ниже, раскручиваясь там спиралью. Практически как те полосы, повдоль которых мои ладошки равномерно путешествуют по её обнажённому телу. В планомерном вылизывании я всё же успеваю заскучать по страстным лобзаниям. Задрав шоколадного цвета ночнушку повыше, осторожно вхожу в неё. Умопомрачительно — члену даже не требуется помощь рук, он отлично помнит эту дорогу в неё. Чувства так незабвенны, что он с наслаждением прогуливался бы по ней, наверняка, хоть всю жизнь. Моя девченка мелодично постанывает, но в этот миг я могу поспорить, что мне ещё приятнее. Невообразимо охото оргазмировать в 1-ые же секунды, так плотно она обхватывает меня не только лишь киской, да и бёдрами. Ей нравится поглубже и резвее. Что-то напоминающее туман застилает наши глаза и мы практически не лицезреем друг дружку, ну и практически не смотрим. На какое-то время лаского набрасываюсь на её грудь. Фактически не помню, как скоро переворачиваю её на животик. Она здесь же сама становится на локти и колени и мы продолжаем. «Желаю тебя…!» — через пару мгновений после этой её фразы я выстреливаю ей на спину, а позже длительно целую в шейку. Какая же ты смачная — это что-то. Идти в душ никакого желания. Охото расслаблено лежать и гласить, но сначала вытираю её спину полотенцем из шкафа. — Погладь меня, — шепчет вдруг она. — Кстати, ты знаешь.. ты сейчас как-то по-другому пахнешь! Это тебе необычно! — Я прыскаю от внезапного «комплимента». — Я желала сказать, что запах нетипичный тебе, — осознает, что отчебучила она и поспешно оправдывается. — Твои фразочки меня когда-нибудь доконают, я для тебя говорю! — С этими словами я, всё ещё улыбаясь, подсаживаюсь к ней и начинаю водить руками по всему телу, от самых ступней к затылку. — Мммм…какие у тебя руки! — Эту фразу она произносит ещё раза три в последующие 20 минут. Мне начинает казаться, что это никакая не лесть. Наверняка, её комплименты очень приятны. А ещё мне кажется, что я и сам в трансе от этого незатейливого, спонтанного массажа. Её тело можно разглаживать часами. К действительности возвращает нежно-настойчивое «я желаю ещё!» — Мне нужно сбегать в душ, смыть сперму, — говорю я. — А я тебя как надо лобзанию и не нужно будет, — она переворачивается на спину, а позже склоняется нужно мной. Её длинноватые волосы падают мне на грудь и животик. Я откидываюсь вспять и закрываю от наслаждения глаза..

Зрелые проститутки Москвы для досуга.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *