182.jpg

Порно рассказы — Основной инстинкт. Часть 10

Человек слаб! Неделю я пробовал выкинуть этот маленький эпизод из головы. Я гласил для себя, что всё это ерунда, опьяненный заскок, что, вероятнее всего, мне просто показалось, что нельзя спать с благоверной друга, что я люблю свою супругу (и это правда) , и вообщем, «не захоти супруги близкого собственного»... Через неделю, в субботу, под предлогом необходимости обсудить некий производственный вопрос, я заехал к Сергею домой (будто бы мне не хватила рабочей недели!) . Как я и подразумевал, его не было дома (он был конкретный рыбак и поведал мне о собственных планах на выходные) . Инна пригласила меня испить кофе, и… я не отказался. Всё было полностью невинно. Мы пили кофе, гласили о пустяках, но… оба знали, что зашёл я не случаем. Я исподтишка рассматривал её лицо с высочайшими скулами, грудь под блузой, не изувеченную лифчиком, тонкие ноги, обтянутые узенькими джинсами, и осознавал, что начинаю влюбляться. Нет, это не имело ничего общего с истинной любовью — сильным, незапятнанным чувством, которое я испытываю к супружнице, но… мне катастрофически хотелось её трахнуть! Я торопливо допил кофе и распрощался. Мы не сговариваясь скрыли мой визит от Сергея, вобщем, как и следующие визиты. Я входил, когда знал, что его точно нет дома. Спрашивал его для проформы, и получал приглашение на еще одну чашечку кофе. Мы оба знали, что прихожу я совсем не к Сергею, но продолжали игру. В один прекрасный момент, вырвавшись с работы пораньше и пребывая в приподнятом настроении, я позвонил Инне и пригласил её в кафе. Она с радостью согласилась. Кафе я решил избрать подальше от нашего района. После недолгих раздумий я избрал одно комфортное заведение, славившееся неплохой кухней. Размещалось оно за городом, у озера. Инна встретила меня в серьезном деловом костюмчике, состоящем из брюк и жилета чёрного цвета, совершенно отутюженных, и белоснежной блузы, длинноватые полы которой выглядывали из-под жилета. Высочайшие каблуки делали её практически 1-го роста со мной. Волосы были зачёсаны вспять, на лице, как обычно, кропотливый мейкап. Я сделал ей комплимент по поводу её наружности, на который она холодно улыбнулась, и увидела, что я тоже пришёл не в джинсах (я обычно одеваю на работу костюмчик) . Мы спустились вниз, сели в машину и поехали. Инна здесь же закурила свои безобразные тонкие сигареты, но даже табачный дым в тот денек не казался мне таким неприятным, как обычно. Народу в кафе в тот будний денек было совершенно не много. Мы сели под зонт и заказали какую-то рыбу, салаты и возлюбленный Инин Martini extra dry. Я ограничился апельсинным соком (после того, что вышло со мной много годов назад, я никогда не сажусь за руль даже после стакана пива, но об этом позднее) . После третьего либо четвёртого бокала Martini прохладные глаза моей дамы приметно потеплели. Выпив ещё бокал, она вдруг взяла меня за руку и, внимательно смотря мне в глаза, спросила своим низким грудным голосом: — Костя, скажи правду, а для чего ты меня сюда привёз? Я замялся, стал мычать что-то нечленораздельное, сообразил, что попал в идиотическое положение и умолк, сконфуженный. — Ну, отлично, тогда я скажу для чего, — она улыбалась чуток опьяненной ухмылкой, но глаза были трезвы, — ты привёз меня сюда, чтоб позже трахнуть. Ведь так? От её слов я ощутил сразу неловкость и облегчение. Да, естественно, я в ближайшее время только об этом и думаю. И от того, что она вот так просто, без обиняков произнесла эти слова, да ещё держа меня за руку и смотря в глаза… я вдруг ощутил сильное стояк. Эрекция была таковой сильной, что я невольно заёрзал на пластмассовом стульчике. А она продолжала глядеть мне в глаза, чуток саркастически и коварно, и было неясно, что она замыслила. Откинувшись на спинку стула, Инна закурила, продолжая меня рассматривать через скопление табачного дыма. Похоже ситуация вышла из-под контроля. Член, торчащий в брюках, глумливые вопросы, саркастический взор. Да она глумится! Я начал злиться. На неё, на себя. Идиотическая затея! Для чего мы сюда приехали? Ну и вообщем, всё очень далековато зашло. В конце концов, как я смогу глядеть в глаза Сергею? Я ощутил, что должен попробовать отобрать у неё инициативу. — Ты, естественно, мне очень нравишься. Ты симпатичная, очень сексуальная… Я собирался было перейти к морально-этическим нормам, которые не позволяют мне… и т.д.. Но она вдруг перебила: — А если так, то чего мы здесь сидим? Я беспомощно обернулся. — А… куда? … В смысле где? … — и совсем смешался. Инна раздавила окурок в пепельнице и решительно поднялась. — Лес же кругом. Поехали. Она взяла меня за руку и сама повела к машине. Я смотрел сзади на её элегантную стройную фигуру и пробовал собрать разбегающиеся мысли. Что делать? Везти её в лес? А Сергей? Да, хорошо, ранее было надо мыслить! Знал же, отлично знал что этим может кончиться. А Настя? Вдруг выяснит? Да нет, не выяснит. Инна же не дурочка, будет молчать. Так, стоп, презервативов нет! Хотя, она замужем, заразы никакой быть не может. Хотя… Хорошо, скажу ей, что нет презервативов, может быть она сама передумает. Я уже сижу в салоне собственного «Кукурузера» и выруливаю на шоссе. Так тут очень близко, могут быть люди. Тут… Нет, дорога узенькая, поцарапаю борта. Посиживает, молчит, губки поджала. Может передумала? Так, а вот эта дорожка подойдёт. Сворачиваю, притормаживаю. Как прекрасно — кругом сосны. На всякий случай включаю пониженную — всё-таки не шоссе. Уверенно вращая все четыре колеса, мой танк везёт меня навстречу следующему приключению. Хорошо, чему быть — того не миновать! Выброшу всё из головы, о моральных принципах подумаю после. Ага! Мой дружок такого же представления. Вон как зашевелился, поднял голову! Так, далее ехать некуда. Ну и незачем. Не плохая полянка, незапятнанная. Видимо, туристы тут нечасто бывают. Останавливаюсь, селектор на «Р», поворачиваю ключ. Так, ну и что сейчас? Посиживает, губки кусает. Может быть вправду передумала? Нужно проявить инициативу. Хотя бы для виду. Обнимаю, притягиваю к для себя, наклоняю голову. Инна отвечает на лобзание и отстраняется, отворачивается к окну. лобзание выходит жарким, но маленьким. Похоже, секса не будет. — Ты женат, я замужем. Играть в любовь не будем, хорошо? Ты издавна мне нравишься, я боюсь втюриться. шуры-муры, секс — это приятно, а втюриться в женатого человека — это тупо. — Инна снимает туфли, — Я тебя желаю, ты хочешь меня — так давай не будем растрачивать время! — Она уже расстёгивает штаны — Прелюдия не нужна, я и так вся влажная. — Я вижу, что совместно с штанами она стаскивает с себя и трусики. Аккуратненько сложив штаны и трусики на заднем сидение, Инна опять надевает туфли и выходит из машины. Я тоже выхожу, обхожу машину и вижу, что она уже стоит, опершись локтями о сидение. Я останавливаюсь, невольно залюбовавшись картиной. Длинноватые тонкие ноги, обутые в стильные туфли, каблуки которых наполовину ушли в мягенькую почву, обширно разведены. Мелкие упругие полушария ягодиц белеют под полами белоснежной блузы. Голова опущена, волосы лежат на сидение. Один волосок на спине. Наверняка, выпал, когда она причёсывалась, ждя меня. Ведь знала, куда едет! Этот волосок, единственный пример небрежности собственной сверх-аккуратной хозяйки, таковой трогательный на чёрном фоне, и эти ягодицы под полупрозрачной тканью… это зрелище так меня возбуждает! Я начинаю расстёгивать штаны. — Ну, чего ты? Повернув голову, она глядит на меня ожидающе. Лицезрев штаны, упавшие на травку, она прогибается, ещё посильнее отклячивая задницу. Я откидываю на спину полы блузы, провожу членом меж ягодиц, опускаюсь ниже, нащупываю путь и медлительно ввожу. Инна отзывается тихим стоном. Да, она гласила правду: она вправду потекла. Член с хлюпаньем заходит и выходит. Инна стонет всё громче. До чего же это приятно! Прочь сомнения! Ещё, ещё, вперёд-назад, вперёд-назад. Как она подмахивает! Как подаётся навстречу моим толчкам! Вперёд-назад, вперёд-назад. Вот так! Стони! Я доведу тебя до безумия, я заставлю тебя орать от удовольствия! Ты, прохладная обаяшка, о которой я столько грезил, ты будешь извиваться под моими ударами. Ещё, ещё. Яичка звонко шлёпают по ягодицам. Да, вот так, ори, громче! И этот трогательный волосок на спине. Причёсывалась сейчас, ожидала меня, желала отлично смотреться. Желала же, шлюшка, чтоб я тебя трахнул! Ты собственного достигнула. Я отлично поработаю. Вот так, ещё, ещё! На данный момент я добавлю для тебя острых чувств. Послюнявив большой палец, я нащупываю задний проход и погружаю его туда. В ответ — реальный вулкан чувств. Ах, вот оно что! Похоже, ты это любишь. Вынимаю палец и приставляю член к узкому отверстию. Инна падает грудью на сидение и разводит руками ягодицы в стороны. Хвалю себя за догадливость. Член отлично смазан её соком, но отверстие очень узко, намного уже, чем у Насти. Начинаю неспешный нажим. Инна вскрикивает от боли, но продолжает держать раздвинутые ягодицы руками. Так, потерпи, моя отменная. Ещё немножко. Старательно тужась навстречу моему вторжению, Инна звучно выпускает газы, но ни ей ни мне этот звук не кажется неблагопристойным либо забавным. Ещё малость, головка уже наполовину скрылась в анусе. Ещё мм, ещё. Инна орет от боли. Ну, потерпи, родная. Осталось немножко. Всё! Головка уже снутри. Просто скользнув, член заходит на всю длину. Я наслаждаюсь жаркой сухой теснотой. Инна убирает руки — дело изготовлено, крепость пала. Она опять упирается локтями и поворачивает голову ко мне. На очах поблескивают слёзы. — Да, я так люблю… А Сергей никогда… практически… Ну, сделай мне больно! Посильнее! Ещё! Выеби меня! Как шлюху! Выеби меня в жопу! Да, я блядь! Еби меня! Еби меня в жопу! А-а-а-а! Посильнее! Слова соединяются в нечленораздельный крик, в каком с трудом угадывается «Сильней», «Ещё», «Еби». Я колочу её, как ненормальный, животик шлёпает о ягодицы, она гневно подмахивает. Член пару раз выскакивает из ануса, но он уже довольно расширен, и я с ходу вгоняю его назад. Это не секс, это какая-то безумная ебля! Через минутку обезумевшой скачки, Инна испускает последний крик и в изнеможении опускается грудью на сидение. А ещё через минутку я орошаю её прямую кишку струёй жаркой спермы. Чуток отдышавшись, я медлительно вынимаю. С весёлой трелью выходит воздух, закачанный моим членом во время этого безумия. Смотрю на член — он незапятнанный. Может быть клизма? Не исключено — знала же, куда едет. А то, что я люблю через анус секс ей могла поведать Настя. Перевожу взор назад на оттраханную мной пятую точку. Сфинктер сжимается не сходу. Какое-то время я любуюсь на бездонный колодец, из которого вытекают мутные белоснежные капли. Инна с трудом разгибается, держась рукою за дверцу. Тушь немного размазана. В очах — неспешное возвращение к действительности. Придя мало в себя, Инна достаёт из сумочки салфетку и кропотливо вытирается. Позже садится здесь же на корточки и длительно писает. Опять вытирается салфеткой и начинает медлительно одеваться. Всю дорогу домой Инна молчала. Я тоже не стал нарушать тишины. И только у собственного парадного она внезапно поблагодарила меня. Я начал было что-то о том, что мы могли бы ещё… и если она. . то я всегда. Она поглядела на меня своими снова прохладными очами и я всё сообразил. После того варианта мы поддерживаем чисто дружеские дела. Хотя… когда-нибудь… кто знает…

Учтивые старые шлюхи лучшие представители своей профессии.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *