922.jpg

Порно рассказы — Основной инстинкт. Часть 13

13. Позолота цепей Гименея. С моей супругой Настей я познакомился на свадьбе её младшей сестры. Моя еще одна подружка Оксана была приглашена в качестве свидетельницы и восседала во главе стола рядом с женой. Я же был посажен посреди иных гостей. Слева от меня посиживала семнадцатилетняя родственница жениха, а стул справа был ещё не занят. Когда Настя появилась в дверцах, у мужчин отвисли челюсти и зажглись глаза. Высочайшая стройная брюнетка, волосы по пояс, зелёные глаза… Она тормознула в дверцах и произвела осмотр зал уверенным взором фемины, знающей, что она красива. Напротив нас, по другую сторону стола тоже пустовало несколько стульев, и я с замиранием сердца ожидал, куда же сядет эта прелестница. Судьба мне улыбнулась — после недолгого колебания она направилась в мою сторону, грациозно ступая в туфлях на больших каблуках. Весь вечер я ухаживал за своими соседками, подливая шампанское и оказывая всяческие знаки внимания обеим, хотя, конечно, семнадцатилетняя Таня меня совсем не заинтересовывала. Оказалось, что Настя замужем и имеет небольшую дочь. На мой вопрос о местонахождении супруга она ответила только коварной ухмылкой. Факт замужества моей новейшей любимой только повысил её привлекательность, как возможной любовницы, а наличие ребёнка нисколечко не воздействовало на её обалденную фигуру. Я слушал Настин маленький хрипловатый глас, я утопал в её бездонных очах, я посматривал исподтишка на её колени, обтянутые капроном и к середине вечера был уже совсем влюблён. Оксана была позабыта. Сейчас в моём сердечко безраздельно царствовала Настя! Я смотрел на её чувственные губки, накрашенные ярко-красной помадой и грезил прижаться к ним своими губками. Я представлял, как буду раздевать её, покрывая лобзаниями её шейку, грудь, животик. Как буду щекотать языком соски. Как стащу с неё эту неширокую юбку, а позже колготки, трусики, и доберусь до самого головного… Я сглотнул слюну. Позднее Настя призналась, что с первых же минут ощутила моё желание, и это её во мне сразу завлекало и пугало. Она говорила, что практически на физическом уровне чувствовала, как я раздеваю её очами, и она длительно не могла решить, что все-таки ей делать. По её словам, я ей сразу приглянулся, но её настораживал мой взор маньяка либо отшельника, узревшего даму в первый раз за пару лет. Может быть свою роль сыграла выпитая водка, а может быть Настя сама «завелась» от моих похотливых взглядов, но в конце концов она решила рискнуть. Когда начались танцы она охотно приняла моё приглашение и, доверчиво прижавшись ко мне, предложила украсть жену. Затея мне приглянулась, тем паче, что очевидец, худощавый белобрысый паренёк, уже в открытую лапал Оксана, девицу, с которой я пришёл на женитьбу. Да, она уже была моей бывшей женщиной, но ни она, ни, тем паче, этот бой-скаут об этом ещё не знали, так что у него не было никакого права так себя вести! Женитьбу отмечали в типовой столовой, где кухня и служебные помещения отделялась от зала перегородкой, за которой осуществлялась раздача. Настя, пользуясь правами сестры, отозвала жену из общего зала в сторону этой перегородки, за которой я и скрывался. Мы схватили хохочущую жену и потащили вглубь кухни. Втолкнув её в какую-то тёмную подсобку, мы ввалились следом и затаили дыхание. Пропажа нашлась стремительно и скоро мы услышали звуки погони. Жених и очевидцы метались по кухне в поисках пленницы. Выждав, когда преследователи удалились на неопасное расстояние, Настя неприметно выскользнула из нашего убежища и вышла в общий зал, где объявила о нашем «злодеянии» и востребовала выкуп. Поторговавшись, очевидец выдал Насте бутылку водки и бутылку шампанского. ( — хороший совет) Она возвратилась к нам, сказала об успешных переговорах и выпустила жену. Я направился было вкупе с ней в общий зал, но Настя задержала меня. Я обернулся к ней. В мгле я практически не лицезрел её лица, и то, что вышло далее оказалось для меня полной неожиданностью. Настя обняла меня за шейку и мы соединились в долгом лобзании. Сердечко неистово заколотилось, готовое выпрыгнуть из груди. Чувство сумасшедшего экстаза было таким сильным, что я чуть ли не задохнулся, прижимая к для себя это гибкое тело. Я целовал её шейку, покусывал уши, я вновь и вновь целовал губки, чувствуя её длиннющий язычок у себя во рту. Я мял и гладил упругие ягодицы поначалу через узкую ткань юбки, а позже, задрав её, через капрон колготок, слушая как всё посильнее учащается её дыхание. Настя просунула ногу меж моих ног и упёрлась бедром в мой вздыбленный член. Я знал, что она сделала это преднамеренно и не сумел сдержать стон. Я немного отстранился, задрав её юбку впереди, чуток приспустил колготки совместно с трусами и скользнул рукою к самому главному. Сейчас уже Настя не смогла сдержать стона, когда мой средний палец опустился в её влажное влагалище. Я старательно занимался онанизмом её, то засовывая палец до конца, то вынимая, не запамятывая при всем этом массировать гибкий узелок клитора. Настя откинулась вспять. Я не лицезрел её лица, но по её прерывающемуся дыханию, прерываемому стонами, по дрожи, то и дело пробегающей по телу, я осознавал, что нахожусь на верном пути. Колготки с трусами ограничивали мои движения и я, опустившись на корточки, стянул их до коленей. Ноздри защекотал знакомый мускусный запах свежайшей женской смазки. Вобщем, к нему примешивался и запах духов. Эта сучка подразумевала схожее развитие событий! Я не удержался от искушения, обнял руками нагие ягодицы и потянулся к источнику этого запаха. Уткнувшись носом в аккуратненько подбритый куст на лонном холме, я нащупал языком мокроватую расщелинку с узелком клитора наверху и принялся за работу. Настя поначалу вскрикнула от неожиданности, а позже звучно застонала. Вцепившись обеими руками мне в волосы, она стала делать конвульсивные движения бёдрами навстречу моему языку. Раздвинув ноги, как позволяли трусы, стягивающие колени, деваха прогнулась в спине, стараясь облегчить мне доступ к собственной дырочке. Она уже по-настоящему текла, и мне приходилось слизывать солидные порции её благоуханного сока. В конце концов, она вскрикнула, выгнулась ещё посильнее и забилась в судорогах оргазма. По телу Насти ещё пробегали судороги, когда она опустилась на корточки рядом со мной, обняла руками за шейку и прильнула губками к моему ещё влажному рту. Она лаского целовала меня, слизывая остатки собственного сока, и шептала слова благодарности. Я, в конце концов, стянул трусы с колготками до лодыжек и просунул руку меж стройными бёдрами девахи. Другой рукою я начал расстёгивать Настину блузу, размышляя о том, что лучше: сходу поставить её раком либо поначалу подняться на ноги, предоставив ей возможность поработать ртом. — Костя, ты где? — глас Оксаны прозвучал в мгле, как раскат грома. Она была кое-где совершенно рядом. Я вздрогнул от неожиданности. Настя тоже ужаснулась. Глас моей экс-возлюбленной как будто пробудил её ото сна. Она вскочила на ноги, натянула трусы и колготки и принялась торопливо застёгивать пуговицы на груди. Мне стало грустно. По какому праву эта дурочка бродит тут и лишает меня такового наслаждения? Я тоже поднялся на ноги. Член торчал как кол, яичка болели от скопившейся спермы. Я обнял Настю, прижав её к для себя так, чтоб она ощутила мою вздыбленную плоть. — Не нужно! — она замотала головой, — Не тут. Пойдём за стол. За какой ещё стол! Член упирается куда-то в пряжку ремня. Идти я могу только согнувшись. Отлично ещё, что я в пиджаке! Настя открывает дверь и бесшумно выскальзывает наружу. Кое-как разместив собственный торчащий кол в просторных штанах, я плетусь следом, облизывая губки, на которых ещё сохранился привкус Настиного сока. Да, беда! Хотя, как она произнесла?»Не тут»? Ну что ж, перспективная фраза. Я выхожу в освещённый зал. После мглы «нашей» подсобки, броский свет слепит. Так, Настя уже за столом. Оксаны нет. Наверняка бегает кое-где, отыскивает меня. Старательно придаю собственному лицу безразличное выражение и следую на своё место. Настя даже не глядит в мою сторону. Вот же стерва! Получила наслаждение, а сейчас нос воротит. В дверцах возникает Оксана. Она уже приметно пьяна. Оглядев зал мутным взором, она замечает меня и, покачиваясь, направляется в нашу сторону. — Ты где был? Я тебя всюду ищу! — В туалете! — А почему так длительно? — Её опьяненная подозрительность (либо проницательность) раздражает меня. И так устроила облом, а здесь ещё и выговаривает мне, как школьнику, в присутствии девчонки, которая практически сводит меня с разума. — Слушай, ты мне меж иным не супруга, чтоб пасти меня. Я уж как-нибудь сам решу, сколько времени мне проводить в туалете! Оксана вспыхивает, резко поворачивается и уходит, всем своим видом показывая крайнюю степень возмущения. — Иди, излови мотор и ожидай меня. Только не у самого входа, а там, ближе к остановке, — Настя гласит очень тихо, смотря прямо впереди себя, — я выйду через 10 минут. Я вскакиваю, как подброшенный пружиной. Настя не способен сдержать ухмылку. Решительно направляюсь к выходу. Как успешно, что я поссорился с Оксаной. Завтра скажу, что ушёл, так как обиделся на неё. Вобщем, ничего я уже не скажу. После Насти, я ни на неё, ни на других глядеть не могу! Выскакиваю на улицу, поднимаю руку. Да, изловить такси на данный момент не неувязка. Через минутку я сижу в жёлтом Мерседесе с шашечками и с нетерпением поглядываю на часы. Настя возникает через пятнадцать минут. Она садится рядом и именует водителю адресок. Мы молчком едем по ночному городку. Я держу Настю за руку и чувствую, что не способен сдержать дрожь от предвкушения скорого удовольствия. В один момент Настя кладёт руку на моё колено. Её ладонь медлительно скользит ввысь, раздвигая полы пиджака, и останавливается на моём истомившемся от ожидания члене. Она немного сжимает мученика, гладит его. Мой боец одномоментно отзывается сильной эрекцией. Настя, молча, продолжает собственный массаж, смотря при всем этом прямо впереди себя. Я тоже стараюсь не выдать собственных чувств, хотя сделать это становится всё сложнее. эрекция всё наращивается, сперма начинает медлительно подниматься ввысь и я непроизвольно ёрзаю под сладостной пыткой. Если она на данный момент же не закончит, я спущу прямо в брюки. К счастью, машина въезжает в тёмный двор и останавливается. Мы молчком поднимаемся на 2-ой этаж, Настя открывает дверь и мы входим в квартиру. А позже была ночь сумасшедшего секса. Я плохо помню подробности. Мы срываем друг с друга одежку на ходу в спальню, падаем на широкую кровать, сжимаем друг дружку в страстных объятиях. Я желаю произвести воспоминание на мою новейшую подружку и поэтому начинаю с демонстрации собственного умения работать языком. Настя овладевает редчайшим качеством — она умеет кончать пару раз попорядку. Её бессчетные оргазмы соединяются в один нескончаемый экстаз. Она тянется ртом к моему бойцу и я обнаруживаю, что и она знает толк в оральных нежностях (позднее оказалось, что позиция 69 является одной из самых любимых Настиных поз) . Мой перевозбуждённый член не способен сдерживаться более и я разряжаюсь в её жаркий ротик, с наслаждением отмечая, что она старательно сглатывает всё до последней капли. Мы меняем позу. Сейчас Настя лежит на спине, а я комфортно располагаюсь у неё в ногах. В моём арсенале имеется «вилка» — я вставляю указательный палец в её влагалище, а средний, за ранее смочив слюной, аккуратненько ввожу в задний проход. Поначалу медлительно, а позже всё резвее начинаю двигать пальцами сходу в 2-ух дырочках. Склоняюсь над благоуханной щелью и обхватываю губками клитор, начинаю щекотать его языком. Сейчас я повлияют на все три центра наслаждения сразу. Для полноты чувств протягиваю руку к полной груди моей подруги и начинаю по очереди теребить отвердевшие соски. Настя взрывается новейшей серией оргазмов… Уже с утра, в предрассветных сумерках, кончив трижды за эту безрассудную ночь (о количестве оргазмов, пережитых Настей, остаётся только догадываться) , я ставлю девчонку раком на край кровати, обильно смачиваю слюной задний проход и упираюсь в него головкой. Мне увлекательна её реакция. Как я и ждал, Настя охотно подаётся навстречу нарастающему давлению, узкая дырочка равномерно расширяется и член просто проскальзывает в прямую кишку моей новейшей любовницы. Настя охает, но, после секундного замешательства, начинает интенсивно подмахивать, до упора навинчиваясь на мой торчащий кол. Она ложится лицом в подушку и, просунув руку меж ног, с остервенением мастурбирует. В комнате уже светло. Длинноватые чёрные волосы разметались по постели. Ягодицы задраны ввысь, навстречу моим толчкам. Рука меж ног так и мерцает… И вот предрассветную тишину разрывает стон, переходящий в некий животный вой, а позже в торжествующий крик начавшихся оргазмов… Спали мы часов до 2-ух. Подарив мне в благодарность высококлассный орально-генитальный контакт, Настя отправилась в душ, а позже на кухню, варить кофе. Так как из одежки на ней были только домашние туфли и передник, я очень скоро опять был готов к употреблению, чем моя подружка не преминула пользоваться. А позже мы пили кофе и говорили. Оказалось, что она замужем уже восемь лет. Супруг, директор маленький личной конторы, нередко бывает в командировках, что не всегда содействует крепости семьи. Дочь, шестилетняя Женя, была вчера передана родителям. На данный момент она в садике, и её скоро необходимо будет забирать. А вообщем я должен осознавать, что она очень признательна за привлекательную ночь, у неё никогда не было такового хахаля, но… у неё семья, так что нам не стоит очень увлекаться. Ну и вообщем, нельзя терять благоразумия! Я с горячностью заявил, что её предостережения немного опоздали, я гласить о благоразумии очень поздно: я втюрился по уши, и не собираюсь её никуда от себя отпускать! Я опущу последующие четыре года, которые хоть и были насыщены событиями, но не имеют непосредственного отношения к теме моих эротических мемуаров. Скажу только, что приблизительно год после нашей встречи был заполнен потаенными встречами, подозрениями и слежкой со стороны супруга, скандалами, опасностями и завершился разводом. Ещё через полгода мы поженились. Ира Викторовна, моя конкретная начальница и бывшая любовница, тоже была приглашена. Она подарила Насте большой букет роз, и вообщем была настроена очень благожелательно. Настя оказалась совершенной супругой, хорошей хозяйкой, рачительной мамой, и, что самое главное, не утратила собственного неукротимого характера в кровати. Будучи наделённой природой совершенной фигурой, она с наслаждением показывала свои длинноватые тонкие ноги, предпочитая недлинные юбки. Высочайшие каблуки дополняли образ сексуальной, и я сам часто не мог оторвать глаз от точёных форм собственной сексуальной супруги. Уступая моим уговорам, Настя практически отказалась от колготок в пользу чулок, и это только добавляло пикантности её стилю. Часто, когда Женьки не было дома, я дожидался Настю с работы, включал порно и, не разрешая ей переодеться в домашнее, усаживал на диванчик перед экраном. Я гладил и целовал её красивые ноги, обтянутые прозрачным капроном дорогих чулок, забираясь всё выше и выше… Я слушал, как учащается её дыхание от моих нежностей и от происходящего на дисплее, и заводился сам. Добравшись, в конце концов, до самого священного, я медленно-медленно, по сантиметру стягивал трусики, еще одно произведение искусства французских мастеров тончайших узоров, разводил колени в стороны и с удовольствием вдыхал запах, накопившийся за денек. Позже нежно касался языком клитора, с ублажение отмечая про себя, что Настя при всем этом содрогается, как от удара током, позже проводил им по наружным половым губам и отстранялся, следя, как раскрывается бутон. А позже опять припадал к сладостной дырочке и лизал, лизал, слушая, как стремительно продвигается моя возлюбленная к неминуемой кульминации… А позже мы вкупе воспринимали душ, и продолжали наши сексапильные игры, включавшие в себя все вероятные позиции, все цвета сексапильного диапазона, весь опыт населения земли от Кама Сутры до наших дней.

Тактичные проститутки узбечки лучшие представители профессии.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *