711.jpg

Порно рассказы — Основной инстинкт. Часть 2

Наверняка, я увлекся. Дыхание Тани уже не было ровненьким и стабильным. Она продолжала лежать бездвижно, с закрытыми очами, но не спала. Я застыл. Тишину нарушало только тиканье ходиков у камина. Моля бога, чтоб она продолжала притворяться спящей, я стал медлительно извлекать руку. Но, притворяться спящей далее Таня не пожелала. Она накрыла мою руку собственной и шепнула: «Ещё!». Плохо соображая, что я делаю, я возобновил свои манипуляции. Она все также продолжала лежать с закрытыми очами, но сейчас уже не пробовала притворяться. Дыхание участилось, по телу пробежала судорога, ноги растянулись и натужились. «Ещё!» Я поразмыслил, что она, может быть, воспринимает меня за кого-либо другого, и, если она не откроет глаз, то у меня есть шанс остаться не узнанным. Вобщем, игра начинала мне нравиться. Уже не скрываясь, я оттопырил резинку и просунул руку сверху. Чуток приподнявшись, она ловко, одним движением, сняла трусики совершенно. Не будучи огромным знатоком женской физиологии, я просто раздвинул ее бутон и запихнул средний палец как можно поглубже. Она застонала так звучно, что я ужаснулся, что пробудиться те двое на примыкающем диванчике. Наверняка, мои движения в глубине ее лона больше напоминали манипуляции неопытного гинеколога, но ей это очевидно нравилось. Стоны уже не прекращались, они становились все посильнее, невзирая на закушенную нижнюю губу. Вдруг она притянула меня руками и шепнула: «Иди ко мне». Я был в замешательстве, но она просто затащила меня на себя, стянула с меня трусы и сама воткнула вздыбившийся член в свою разгоряченную плоть. Наверняка, я просто перевозбудился. Все завершилось так стремительно, что я ничего не успел осознать. Она еще продолжала гневно толкать меня животиком, обхватив сзади ногами и царапая мне спину, когда мой поникший боец просто выскользнул. Она в досаде оттолкнула меня и я, испуганный ее неистовством, отодвинулся на самый край кушетки. Таня накрылась пледом с головой и отвернулась к стенке. В комнате стало светлее. Наверняка, луна опять выглянула из-за туч. В её неясном свете было видно, как ритмично подёргивается Танино плечо. Руку, сокрытую пледом, видно не было, но можно было додуматься, что она находится меж сдвинутых ног… Дыхание ее все учащалось. Я увидел, как по телу сестры пробежала судорога, она вся напряглась и выгнулась дугой, задержав дыхание. А позже со стоном выдохнула и затихла. (О том как — прим.ред.) Я лежал, опасаясь пошевелиться. Таня оборотилась и пару минут с ухмылкой рассматривала меня, старательно изображавшего соляной столб. Позже произнесла: «Ты хоть понимаешь, что ты на данный момент сделал?» Я молчал, не способен вымолвить ни слова. «Только-только ты трахнул свою родную сестру». Она произнесла это звучно, чеканя каждое слово. Я с опаской покосился на парочку, спавшую на примыкающем диване. Таня зевнула, потянулась всем телом. И через минутку, устраиваясь на подушке поудобнее, сонным голосом добавила: «Никому об этом не гласи, хорошо? И вообщем, забудь». Я поклялся для себя тогда, что выполню Танину просьбу. Умопомрачительная ночь завершилась туманным днем. Мучаемый похмельем и угрызениями совести, я хмуро размышлял, помнит ли Таня то, что случилось. Было очень похоже, что нет. Во всяком случае, ни намеком, ни взором, ни жестом она себя не выдавала. Забегая вперед, скажу, что в течение многих лет мы с сестрой никогда не дали друг дружке повода вспомнить, что меж нами что-то было. И когда не так давно Татьяна недвусмысленно отдала мне осознать, что не только лишь не забыла об этом небольшом приключении, да и не прочь была бы повторить его, я был от всей души удивлен. Раз уж зашла речь об инцесте расскажу и об этом. Случилось это прошедшим летом. Я купил оковёвки в Турцию, намереваясь провести две недели на берегу тёплого моря попивая пиво Efes в обществе собственной красавицы-жены. Но, намедни поездки мы с Настей очень поссорились. Так очень, что в первый раз было вслух произнесено слово «развод». Мы оба упорные, никто не возжелал уступать, так что перспектива развода была даже очень возможной. Но, за оковёвки было уже уплачено, и я заявил Насте, что поеду в любом случае, а с кем — её не касается. Она здесь же ушла к маме, хлопнув на прощание дверцей. Я встречался тогда с Тамарой — высочайшей эффектной брюнеткой из риэлтерской компании, расположенной этажом ниже нашего кабинета. Вобщем, «встречался» — это не совершенно четкое слово. Просто временами она вела меня к для себя домой и трахала. Просто и без затей. Удовлетворив свою похоть, она выпроваживала меня за дверь, а сама оставалась уничтожать следы моего присутствия. Несложно додуматься, что было тому предпосылкой. Тамара замужем. И конкретно по этой причине ехать со мной в Турцию она не могла. Я перебрал с десяток других вариантов и к собственному величавому огорчению сообразил, что ехать мне не с кем. Я посиживал, предаваясь печальным размышлениям на тему «Как мне сиротливо! Кого я буду трахать в Турции?», когда в дверь позвонили. Я побрёл открывать. На пороге стояла зияющая Татьяна с бутылкой коньяка в руках. Она была в следующем разводе и поэтому источала веселье и оптимизм. Из худой девченки, с которой я когда-то получил собственный 1-ый сексапильный опыт, она перевоплотился в роскошную даму с очень «отчётливыми» формами. В свои срок 5 Таня на сто процентов подтверждала корректность пословицы про «бабу-ягодку». Узкая талия и полные бёдра делали её фигуру превосходной, похожей со спины на гитару либо виолончель… Бюст четвёртого размера, огненно-рыжие волосы, живость к броской косметике и вызывающей одежке (обтягивающие юбки и платьица с разрезами «по пояс», блузы с глубочайшим декольте и т. п.) до сего времени заставляли мужчин оборачиваться на улице. Таня была отлично ознакомлена о собственной привлекательности и отчаянно флиртовала со всеми попорядку, не взирая на возраст (её последний хахаль был на пятнадцать лет младше) . Беспечным голосом сестра поведала о своём дальнейшем разводе. Я поведал о собственных неудачах (кстати, после Турции мы с Настей помирились) , мы допили Hennesy, и само собой пришло решение: мы, два холостяка, поедем в Турцию совместно. Будем находить приключения на свою пятую точку, будем веселиться, знакомиться с новыми людьми, и, кто знает, может быть встретим свои новые половинки… На последующий денек я понесся в турагентство переоформлять документы на имя Татьяны, а через некоторое количество дней, мы уже лежали под горячим турецким солнцем, лениво потягивали Martini со льдом и рассматривали через тёмные очки наших соседей по пляжу: я — загорелых полуголых девиц, а Таня — более загорелых мускулистых мужчин, игравших в волейбол неподалёку. 1-ый денек промелькнул стремительно. И вот вечер… Мы здорово набрались в баре (all inclusive) и опьяненные в дымину приволоклись в собственный номер. Малая проблемка, озадачившая меня днём, а конкретно, не две отдельные кровати, а одна большая двуспальная, сейчас не казалась настолько значимой. В конце концов, одеял-то было два! Я стремительно принял душ и, оставшись, вопреки обыкновению, в трусах, залез под своё одеяло. Сестра длительно плещется в ванне и выходит, в конце концов, в 2-ух полотенцах — одно обмотано вокруг тела, 2-ое — вокруг головы. Первым она снимает полотенце с головы, вытирает волосы и кидает его в кресло. Смело и даже с вызовом в очах снимает 2-ое полотенце, и, не торопясь промокнув мокрое тело, … ныряет ко мне под одеяло! Обымает меня одной рукою, а 2-ой… лезет ко мне в трусы! Я замираю, не смея дышать! Мой дружок напротив, одномоментно отзывается признательной эрекцией. — Таня, Танюш, ты… ты что? Ты… Я же… Ты же сестра мне… Я же… Ну, нельзя же… Таня отбрасывает одеяло, стягивает мои трусы и начинает энергично мастурбировать мой напряжённый член. — Тань, ну, не нужно! — Я делаю слабенькую попытку приостановить сестру. — Тс-с-с! Лежи расслабленно! Я ебаться желаю. Мне что, идти посреди ночи мужчины находить?! — Татьяна гласит внезапно грубо, — Ещё заразу какую-нибудь подхвачу! А ты собственный, родной. — её глас опять смягчается, — Ну и вообщем, 1-ый раз, что ли? Я замираю, как громом поражённый. В первый раз с той памятной ночи практически четверть века вспять Татьяна вспомнила о нашей греховной связи! Воспользовавшись моим замешательством, сестра ныряет вниз и обхватывает моего дружка губками. О-о-о-о-о! Что это был за орально-генитальный контакт!!! Она лижет, обсасывает головку, заглатывает член практически полностью, поддрачивает рукою, сосёт яичка, засовывает палец в мой задний проход, перевернув меня на животик, раздвигает ягодицы и лижет анус, стараясь просочиться как можно поглубже в дырочку, опять переворачивает и всё повторяется! Моя опытная жёнушка не делает и половины того, что делает сестра! Я семимильными шагами двигаюсь к наисильнейшему оргазму. Но Татьяна не даёт мне испытать оргазм. Она ложится сверху, целует меня долгим, совершенно не сестринским поцелуем, и ловко, одним движением заправляет моего бойца в свою пещерку. Закрывает глаза и закусывает губу. Поёрзав малость, находит самую приятную позу, замирает и начинает движения. Она трётся своим лонным холмом о мой, меняет «угол атаки», стараясь быстрее достигнуть оргазма. Я для неё — только член, который должен доставить её максимум наслаждения. Опыт — величавая вещь! Уже через две либо три минутки по её телу пробегает 1-ая судорога. Я чувствую непроизвольные сокращения влагалища. Это катастрофически приятно. А позже… Я лицезрел много дамских оргазмов, но это… Она не просто стонет, она орёт, будто бы от ужасной боли. Лицо искажено. Я боюсь, что она растеряет сознание. Конвульсии сотрясают её тело, она хрипит, уже не способен орать. Я чувствую, как сок заполняет её пещерку. Любая фрикция сопровождается звучным хлюпаньем. Вот, побежала по яичкам жгучая струйка, ещё одна. Я ещё не лицезрел, чтоб кончали так обильно и так длительно. В последующий раз (несложно додуматься, что это — не последний раз, и мне предстоит ебать свою сестру все две недели) я попрошу её испытать оргазм мне в рот. Мне нравится, когда дамский сок обильно льётся в рот! Таня кончать минут 5, не меньше! В конце концов, она падает обессиленная мне на грудь. С минутку она отдыхает. Дыхание равномерно успокаивается. И вот, она опять меня целует взасос, позже вынимает мой член и опять спускается вниз. Кропотливо облизывает свои выделения и опять начинает собственный коронный номер. Она отвлекается только на секунду, чтоб сказать мне, что я могу кончать ей в рот, что я с фуррором и делаю через минутку. Таня деловито проглатывает мою сперму, вылизывает головку и опять целует меня долгим страстным поцелуем. Я ощущаю вкус своей спермы и мне это внезапно нравится… Днем мы повторяем наши упражнения и идём завтракать. Таня неугомонна. На пляже она заявляет, что желает ещё. Мы отчаливает в номер, где она здесь же встаёт «раком». Мне всегда нравилась эта позиция. Я чуток медлю, наслаждаясь открывшимся зрелищем. Сестра соображает это по-своему. Она ложится грудью на подушку, заводит руки вспять и раздвигает ягодицы. Более ясного призыва нельзя и придумать! Я смачиваю палец слюной и ввожу в задний проход. Стон удовольствия — наилучшее подтверждение того, что я всё верно сообразил. Палец заходит просто, ясно, что эта дырочка отлично разработана. Я добавляю слюны и вставляю член. Он заходит, как по маслу! Я скоро понимаю, что Танина анатомия позволяет получать оргазм от анусного секса практически так же стремительно, как от вагинального. К тому же, она интенсивно помогает для себя рукою, надрачивая клитор (я невольно вспоминаю её давнешнее признание о том, что она тоже мастурбирует, и улыбаюсь) . Через несколько минут она начинает так бурно кончать, что прошлые разы просто блекнут перед этим безумством! За две недели, проведённые в Турции, мы, кажется, почаще были в кровати, чем на пляже либо у бассейна. Таня была ненасытна. Она добивалась ещё и ещё. Если я уставал, в ход шёл рот, руки, всё, что угодно. C каждым разом я убеждался, что при всей собственной свежести и очаровании молодости, юные длинноногие старлетки, с энтузиазмом демонстрирующие у бассейнов и барных стоек свои загорелые плечи и ягодицы, ещё нескоро научатся даровать мужикам тот ураган удовольствий, которым настолько щедро одаривала меня моя опытная сестра. Вобщем, в собственных мемуарах я забежал очень далековато вперёд. Попробую возвратиться вспять, чтоб хоть мало вернуть хронологию моего сексапильного воспитания. Итак, Олечка, моя 1-ая любовь…

Пошлые зрелые проститутки Москвы доставят вам удовольствие в сексе.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *