919.jpg

Порно рассказы — Основной инстинкт. Часть 6

6. От сессии до сессии. — Ну что ж, начнём, пожалуй с… , — старенький доктор обвёл очами аудиторию, — с Каримовой. — А у нас практически все с неё начали! Свистящий шёпот моего соседа и друга, известного насмешника Лёхи Герасимова по прозвищу Герасим, разнёсся по всей аудитории и был встречен звучным смехом как мужской, так и женской её половины. Чуть не громче всех смеялась сама Ленка Каримова. Предпосылкой настолько безудержного веселья было то, что произнесенное являлось сущей правдой. Елена Каримова, высочайшая, длинноногая милашка, горячая брюнетка с высочайшей грудью и чуток раскосыми («в папу») очами, была известной факультетской блядью. Навряд ли можно было отыскать на потоке парня, который её хоть раз бы не трахнул, не исключая зубров-отличников. Прогуливались упрямые слухи, что не избежали её чар и некие из педагогов. На факультете ведали, что когда в один прекрасный момент педагог, справедливо возмущённый её притязаниями на четвёрку, воскрикнул: «Да за четвёрку здесь другие костьми ложатся!», Ленка типо деловито произвела осмотр кабинет и спросила: «Куда ложиться?». Вобщем, сказав, что её «трахали» я, пожалуй, погрешил против правды. Это она «трахала», а не её. Когда у неё начинало, по её же собственному выражению почесываться меж ног (что бывало достаточно нередко) , она выбирала кого-нибудь из числа находящихся на расстоянии прямой видимости и вела его в ближний скрытый уголок, где просто и без затей трахала его и здесь же о нём запамятовал. Я не слышал, чтоб кто-либо когда-нибудь сумел отказать этой секс-бомбе. Стоило ей кинуть на мужчины масляный взор собственных восточных глаз, как самый твёрдый приверженец нравственной чистоты расплавлялся, как воск, и был готов бежать за Ленкой на край света, коим на практике обычно оказывалась наиблежайшая комната в общаге. В то же время, я не слышал, чтоб кому-нибудь когда-нибудь удалось в свою очередь снять её. Она никому не позволяла выбирать себя. Единственным методом переспать с этой женщиной, было в необходимое время попасться ей на глаза. При всем этом обязательным условием, при котором могла произойти последующая встреча, было то, что юноша ни при каких обстоятельствах не был должен этой встречи добиваться. Те, кто просто смирялся с необходимостью расстаться после проведенной совместно ночи, имели шанс на новейшую встречу месяца через два-три. Те же, кто пробовал продлить эту связь, распускал нюни либо по сути влюблялся, навечно вычеркивались из списков. Ленка могла без тени смущения рассуждать как о сексе вообщем, так и о своём к нему отношении а именно. Она считала секс наибольшим наслаждением, легкодоступным человеку, к тому же единственным из наслаждений, которое не только лишь не вредит здоровью, да и приносит организму неопровержимую пользу. Она была убежденной сторонницей полового равноправия, и не понимала, почему дамы, которые по всеобщему воззрению получают от секса больше наслаждения, чем мужчины, должны терпеливо дожидаться, пока их изберут, и не имеют права проявить инициативу сами. Нужно сказать, что со своими взорами она стала собственного рода гуру для двух-трёх 10-ов сторонниц, которые, с энтузиазмом новообращенных, принялись претворять теорию в жизнь. Так что в скором времени дамские общежития нашего института получили звучную славу блядских питомников. Была и ещё одна причина, по которой Ленка по её же выражению «сорвалась с цепи» — нашей любвиобильной стороннице эмансипации предстояло после окончания института возвратиться в одну из южных республик, где её отец занимал некий пост в местном правительстве. Естественно, паранджу в наше время не носят, но пуританские традиции, принятые в тех краях, навряд ли позволили бы Ленке вести там такую же беспутную жизнь. Короче говоря, она решила использовать время учёбы в чужом городке, где ей было глубоко безразлична её репутация, для того чтоб нагуляться на всю оставшуюся жизнь. Любопытно, что эта «блядь по убеждению», как она сама себя называла, никогда не воспользовалась презервативом («это всё равно, что нюхать цветочки в противогазе») , но при всем этом я не слышал, чтоб кто-либо от неё «намотал», хотя вообще-то такие проблемы посреди студентов время от времени случались. Естественно, в те счастливые времена ещё не слышали о СПИДе, и секс без презерватива ещё не напоминал русскую рулетку с одним патроном в барабане, но трипак был обыденным делом, и каким образом Ленка ухитрилась 5 лет попорядку трахаться без презервативов, чуть не раз в день меняя партнёров, и при всем этом не заразиться — это похоже на волшебство. (Вот и главный герой — прим.ред.) Вот с таким подарком судьбы я обучался в одной группе. Скажу без неверной скромности, я был 1-ый, кто открыл это волшебство природы. Может быть, в благодарность за это Ленка выделяла меня посреди других. Это выражалось в том, что я был единственный, кого она не изгнала после первой же ночи, другими словами какое-то (хоть и недолговременное) время мы встречались. Не считая того, я оказывался с ней в кровати два-три, а время от времени и четыре раза в семестр, в то время, как другим везло еще пореже. На Ленку я положил глаз ещё на абитуре (вобщем, не я один) . К тому времени я уже достаточно длительное время был один. После моего разрыва с Машей, который я очень тяжело переживал, наш вялотекущий роман с Олей тоже стал клониться к закату, и, хотя на выпускном нас ещё считали парой, сразу после оного мы расстались друзьями. Вот уже два месяца у меня не было секса, так что к моменту встречи с Ленкой я уже озверел от каждодневного онанизма и грезил быстрее запихнуть собственного дружка ну хоть куда-нибудь. ( — хороший совет) Повстречались мы на экзамене по физике. Мне удалось сесть за один стол с этой моделью. Как я и возлагал надежды, у восточной кросотки появились затруднения. Я хорошо разбирался в этом предмете и, лицезрев отчаяние в красивых темных очах, я написал на листке для подготовки: «Есть трудности? Покажи мне собственный билет, я помогу». Вообще-то на вступительных экзаменах все мы — соперники, и предложение помощи может преследовать обратную цель. Ленка пристально поглядела на меня и, немного кивнув, положила билет на середину парты. Я положил собственный лист для подготовки так, чтоб ей было отлично видно, и написал: «Задачка?». Ленка еле приметно кивнула. Задачка была из термодинамики. Я не очень обожал этот раздел физики, и мне пришлось повозиться, вспоминая формулы. В конце концов, я написал ответ и приписал понизу: «Как тебя зовут?». Ленка прилежно списывала и, дойдя до моего вопроса, прыснула. На её черновике появились четыре буковкы: «Елена». Опыт пятимесячной давности давал подсказку, что крепости необходимо брать штурмом, и я написал на своём листе: «Встретимся вечерком?» Она улыбнулась и вывела крупно: «ОК, где?» «Продвинутая герла», — помыслил я, покосившись на её ОК, и написал: «19. 00 у входа в институт». На её листке появилось ещё две буковкы «ОК». На свидание Ленка явилась в дерзком мини и полупрозрачной блузе, одетой, по случаю жары, на нагое тело. Я, наверняка, смотрелся как кот, облизывающийся на сметану, когда пялился на её прелестную фигурку. Это, естественно, не ускользнуло от внимания моей новейшей знакомой, и в её очах заплясали озорные огоньки. К огорчению, то 1-ое свидание продолжалось всего пару часиков. Ленка жарко меня поблагодарила за помощь, но заявила, что ей необходимо быть дома у родственников, где она тормознула, не позднее 9. Таковой расклад не предсказывал успокоения моей истосковавшейся плоти, и я отложил решающий штурм до наилучших времен. Все же, при прощании, желая ей удачно поступить, я поцеловал Ленку в губки, и с ублажение ощутил на губках ответный лобзание. Судьба опять свела нас при оглашении результатов экзаменов. Я набрал 20 три с половиной балла и не колебался в собственном поступлении. Все же, узреть свою фамилию в перечнях поступивших было практически религиозным обрядом, и я отправился к щитам у головного входа в институт. Ленка отыскала меня сама: — Ты поступил? — Да, а ты? — принимая в расчет, её зияющие глаза, об этом можно было и не спрашивать. — Я тоже. Я тебя поздравляю, — она обняла меня за шейку и поцеловала в губки, — будем вкупе обучаться. Немного обалдев от таких проявлений эмоций, я тоже обнял её за талию, и притянул к для себя. На каблуках она была практически 1-го роста со мной. Эластичная, мощная, грациозная. Я ощутил под руками узкую талию, без намёка на жир. Узенькие бриджи подчеркивали сногсшибательную длину её ног. Как мне нравятся метиски! И такая раскованная, без комплексов! Я ощутил, как шевельнулся в джинсах мой изголодавшийся дружок. Ленка со хохотом выкрутилась из моих объятий, вильнув узким станом. — Пойдем куда-нибудь вечерком? Отметим наше поступление в интимной обстановке. — Как досадно бы это не звучало, не могу! . Я сейчас отмечаю своё поступление с родственниками. Предки должны из Алма-Аты звонить. Ох уж мне эти родственники! Хотя намёк на интимную обстановку не спугнул… Это уже что-то! Вслух: — Может завтра? — Позвони мне, — и она продиктовала телефон. По различным причинам, наше встреча свершилась только первого сентября, когда нас торжественно приняли в студенты и объявили, что завтра мы едем на картошку. Ленка улыбнулась мне, как старенькому знакомому и помахала рукою. Я помахал ей в ответ, и принялся проталкиваться к ней. — Привет! — я был вправду очень рад её созидать, — только не гласи, что для тебя снова нужно быть сейчас с родственниками, и мы никуда вечерком не пойдем! — А вот, как раз, скажу, — она весело сморщила носик, показывая свою досаду, — по правде сказать, я жду, не дождусь, когда мы уедем в колхоз, чтоб уже не созидать этих надзирателей, — она наклонилась ко мне и перебежала на заговорщицкий шёпот, — Достали! Поездка в колхоз уже не казалась таким уж кислым мероприятием. Мы погуляли с Ленкой часа два, посидели в кафе. Она успела поведать мне кое-что о для себя, я сказал о для себя, и очень скоро нам казалось, что мы знакомы уже тыщу лет. Назавтра мы собрались у института навьюченные ранцами (многие из которых многообещающе позвякивали) . Я бросил собственного старенького компаньона и сел рядом с моей пассией. Она приветствовала меня удовлетворенной ухмылкой. Футболка без рукавов открывала смуглые плечи и намекала, что их хозяйка является убеждённой противницей бюстгальтеров. Линялые джинсы были не по моде узки, подчеркивая безупречную форму девичьих бёдер. Я, наверняка, очень уж недвусмысленно пожирал её очами, так как, лицезрев мой взор, Ленка рассмеялась. — Привет! Ты чего так смотришь? — Нравишься! — Во мне нет ничего такого особенного, — она деланно пожала плечами, но было видно, что ей очень приятно это слышать. — На комплимент напрашиваешься? — Почему бы и нет, мне нравятся комплименты. — Тогда слушай: ты самая сексапильная дева, которую я когда-либо встречал. — Не очень смелый комплимент? — Зато от сердца. — От сердца либо ниже? В таком трёпе, полном многосмысленных намёков, прошёл путь до места, где нам предстояло провести ближний месяц. Нас поселили в древнем здании школы на краю села. Школа размещалась на верхушке красочного холмика и была окружена старенькым яблоневым садом. Мы расположились в трёх огромных классах — в 2-ух ребята, и в 3-ем — девчонки. 1-ый же денек был ознаменован большой коллективной пьянкой, организованной после отбоя в одном из классов, где жили мужчины. Очевидно, были приглашены и девахи. Трое из их, и посреди их, естественно, Ленка, откликнулись на приглашение. Сдвинув четыре кровати вокруг парты, извлечённой из кладовки, мы застелили её газетой и вывалили свою очень умеренную закуску — полбуханки хлеба, пару плавленых сырков, помидор, банку сардин, яблоко и (о, недостаток!) полпалки копчёной колбасы. Свободная часть стола была занята, очевидно, основным пт меню: «Российская», «Столичная», «Столичная», «Аист», «Агдам», «Молдавский портвейн». Ленка извлекла из сумки и, под восхищённые крики, водрузила в центр стола бутылку «Арарата». «Жигулёвское» и «Ячменный колос» были аккуратненько расставлены под партой. Десяток разнокалиберных чашек, кружек и стаканов венчали сервировку. Праздничек начинался. Как мы пили в те годы! Можно было пропьянствовать практически всю ночь и явиться днем на занятия свежайшим и бодреньким. Можно было неделю отмечать окончание сессии, а позже умыться, побриться, поодеколониться — и никаких мешков под очами. Подтянутый и энергичный юный бабник готов к новым подвигам. А ведь что пили! Как обожал повторять наш общепризнанный острослов Герасим: «В Америке этой хернёй с вредителями борются». Вот что означает юность! Итак, бутылки откупорены, напитки льются в подставленные стаканы и кружки, голоса начинают соединяться в однообразный разноголосый рокот: «За знакомство!», «Какую ты школу заканчивала?», «Передай хлеба», «Очень приятно!», и опять: «Наливай». Совместным решением постановляем, что курить будем выходить на улицу. Я не оставляю Ленку ни на минутку. Ну и она, хотя и кокетничает вправо и влево, очевидно выделяет меня посреди других. Выходим покурить. Тёплая сентябрьская ночь. Луна. Звёзды. 1-ые лобзания, поначалу умеренные, но всё более и поболее страстные. Я прижимаю к для себя её гибкое стройное тело и замираю от счастья. Водка прогнала последние остатки застенчивости, и мои исследования выступов и впадин её прекрасного рельефа становятся всё более откровенными. С экстазом обнаруживаю, что она без лифчика. Поглаживаю, пощипываю её соски. Она стонет от удовольствия, и это возбуждает меня ещё посильнее. Я готов стянуть с неё маечку, когда до моего затуманенного сознания доходит весь комизм ситуации. Судя по всему, моя новенькая подруга не против более близкого знакомства. Меж тем, мы стоим под старенькой яблоней в 2-ух шагах от школьного крыльца, прямо под окнами класса, где расположились педагоги, и озвучиваем своими сладострастными стонами всю округу. Все помещения в школе или заняты, или заперты от любознательных студентов. За школьными воротами — поле. Может быть, кое-где там есть сеновал, либо чего-нибудть вроде этого, но перспектива ночного путешествия по пересечённой местности, по колено в влажной от ночной росы травке, не веселит. Заставляю себя попридержать жеребцов. лобзания становятся вялыми, объятия — некрепкими. Ленка ощущает перемену, но не дуется и сама предлагает возвратиться и испить ещё. Возвращаемся, пьём. Наливаем ещё, пьём. Ещё.

Снять или заказать проститутку можно очень быстро на нашем сайте.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *