225.jpg

Порно рассказы — Основной инстинкт. Часть 7

Сейчас всем троим потребовалось больше времени, чтоб достигнуть кульминации. девчонки кончили некоторое время назад меня — поначалу Галя, а прямо за ней и Анечка. В конце концов, и у меня полилось меж пальцев. Отдышавшись, Галина встала и, покачивая бёдрами, направилась в спальню. Через минутку она возвратилась, неся в руках те же силиконовые трусики с 3-мя отростками, что я нашел в один прекрасный момент в её шкафу. Она медлительно натянула трусики на бёдра, позже легла на спину поперёк дивана и задрала ноги. Ане не потребовалось разъяснять, что ей нужно сделать. Она раздвинула ягодицы и ввела наименьший из отростков в задний проход. Позже пришла очередь влагалища. И вот уже трусики насажены стопроцентно. Было разумеется, что подруги проделывали это ранее сотки раз. Аня встаёт на колени на полу, подставив свою кругленький зад Галине. Та без промедления занимает позицию сзади и деловито вводит торчащий вперёд отросток в пещерку девченки. Мне отлично видно её лицо. Поначалу на нём мелькнула гримаса боли — влагалище ведь ещё такое узенькое, неразработанное — но с каждым движением на нём наращивается выражение счастья и удовольствия. Галине тоже очень нравится процесс — два фаллоса в 2-ух её дырочках трутся о разгорячённую плоть — но разумеется, что она на данный момент быстрее отдаёт, чем получает. Наслаждение, испытываемое Аней, существенно более острое. Я смотрю на её лицо, искажённое удовольствием приближающегося оргазма, и чувствую очередной прилив сил. Я не дожидаюсь, пока эрекция наступит сама собой, а начинаю теребить ещё поникший член рукою. оргазмирует Анечка бурно и длительно. В конце концов она, обессиленная, падает грудью на ковёр и стихает. Галка вынимает фаллос. Он поблескивает от Аниных выделений. Она осторожно извлекает из себя оба отростка, снимает трусы и кропотливо облизывает тот из розовых стерженьков, что побывал только-только в её партнёрше. Галина помогает Анечке надеть сбрую и подруги изменяются местами. Сейчас Галка стоит на ковре раком, а Анечка размашистыми движениями бёдер вколачивает фаллоимитатор в её хлюпающую дырочку. Не переставая онанировать, наблюдаю, как Галино лицо в метре от меня равномерно искажается от удовольствия. Вдруг взор её уже немного остекленевших глаз останавливается на моём восставшем достоинстве. — Дай мне! Меня уговаривать не нужно. Снимаю брюки, становлюсь на колени и позволяю Гале взять моего дружка в рот. Сейчас мы обрабатываем мою подружку с 2-ух сторон. Анечка в полметре от меня придерживает её за бока и то вынимает фаллос практически на сто процентов, то с хлюпаньем всаживает его назад. Она очень старается. Меж малеханьких грудок раскачивается золотой кулончик на цепочке. Тонкий животик покрыли капельки пота. Она вся такая ладненькая, аппетитная… Я вдруг понимаю, что эта девченка нравится мне всё больше и больше. Она замечает, что я её разглядываю, и чуток смущается, но осознает, видимо, что смущаться в таковой ситуации уже очень поздно, и с вызовом встречает мой взор. Мы трахаем Галю с 2-ух сторон, внимательно смотря друг дружке в глаза. Я не выдерживаю и протягиваю руку. У Ани гладкая кожа, чуток мокроватая от пота. Она содрогается от моего прикосновения, но не протестует. Я поглаживаю её грудь, чуток пощипываю мелкие сосочки и чувствую, что процесс начинает идти резвее. Ещё 5 минут таких упражнений, и я, наверняка, благополучно разряжусь в опытный Галин ротик. Но, Галя меня опережает. Она вдруг обхватывает мои ягодицы, до боли впившись в их ногтями, и мычит что-то, не вынимая член изо рта. Сотрясаемая судорогами, она практически насаживается на мой член, так, что ей становится нечем дышать. Из глаз бегут слёзы. Ещё одна судорога, и она обессиленная валится на ковёр, выпустив изо рта моего дружка. Понимаю, что мой оргазм несколько откладывается. Встаю и отправляюсь на диванчик, досматривать представление. Но оказывается, у Галины в отношении меня совершенно другие планы. Она вдумчиво глядит, как я сиротливо онанирую, позже переводит взор на Анечку, снимающую сбрую, опять на меня… — Анька, иди сюда! Помнишь, я тебя учила орально-генитальный контакт делать? На данный момент потренируешься на живом члене. Поглядим, как ты усвоила. На лице Анечке написан кошмар. А Галя уже тянет упирающуюся девченку за руку. — Вот смотри: поначалу нужно малость подрочить. Движения должны быть резвыми, но нежными. Возьмись за член правой рукою. Держи подушечку огромного пальца на конце головки, мягко обними другими пальцами ниже. Кончик указательного пальца ставь туда, где малая ямка. Подставь левую руку под яичка, очень лаского поддерживая их. Левый большой палец держи впереди меж яичками, ногтем среднего пальца немного помассируй его зад. Это для него маленькой подарок. — Аня послушливо делала все команды. Похоже, процесс её очень заинтриговал. — Оттяни кожицу вниз повдоль ствола и оголи наполовину головку. А сейчас тяни кожу ввысь и на сто процентов закрой головку. Еще, делай это в одном темпе. Сожми покрепче. И не теряй ритм. Это — самое принципиальное не замедлять очень темп, когда мастурбируешь мужчине. Я сам малость оторопел от такового урока. Но, Анечка была способной ученицей, и её учебное пособие уверенно двигалось в сторону извержения. А Галя продолжала: — Вообщем, мужчины задумываются о члене не так, как задумываются о других частях собственного тела, ну там, о руках либо ногах. Они задумываются и не так, как ты думаешь о собственной дырке. Мне время от времени кажется, что они считают, что член это живое существо, что-то вроде возлюбленного животного. Так они с ним и обращается. Обращайся и ты с ним так, будто бы это — что-то, имеющееся раздельно от мужчины. Голубь его, балуй. Вот так. Обращайся с ним, как с ручным котенком — и ты покоришь хоть какого мужчины. Имей в виду, что самая чувствительная часть мужского члена — малая уздечка прямо под этой щелью. Она практически такая же чувствительная, как дамский клитор, так что не очень злоупотребляй. Самая нечувствительная часть — само тело члена, начиная вот отсюда, от неровности головки. Не стоит ласкать эту часть, потому что это не очень возбуждает мужчину, и даже может расхолодить его. Считай, что это просто «ручка», ничего больше. За нее держишься, когда уделяешь внимание более принципиальным местам. А такое место — вот это, головка. Я знал, естественно, что Галка отлично умеет мастурбировать, но никогда не задумывался, что она реальный «доктор» онанизма. А она тем временем продолжала урок: — А сейчас высунь язычок и полижи ему головку. мастурбировать не переставай! Здесь главное — ритм. Оближи головку. Ещё! Пусти малость слюны на кончик, как кошечка. Вот так! Сейчас обверни зубы губками, чтоб ему не было больно, открой рот пошире. Нет, не так. Рот сделай, как огромную буковку «О». Я же тебя учила. Да, вот так. Сейчас бери в рот. Глубже. Незначительно вытащи. Сейчас снова. Двигайся, не ленись! Давай, ввысь и вниз, будто бы он тебя трахает в рот. Ты, главное, запомни: самая распространённая ошибка в орально-генитальном контакте это то, что это именуют сосанием. Это не имеет ничего общего с сосанием. Я впервой, когда я сосала член — я вправду сосала его. Это был мой одноклассник. Я ему минут 10 отсасывала, а он — ноль чувств. Ну, я стала сосать еще посильнее. А он гласит: «Хватит, не нужно больше». Я знаешь, как обиделась. А по сути, нельзя высосать сперму из члена — теперь-то я это знаю. Так, отлично. Языком работай. Крути языком вокруг его головки, а голову двигай ввысь и вниз. Резвее. Старайся, чтоб язык описывал спираль вокруг головки. Сейчас запихни за щеку. Так. Яичка ему помни. Ритм, ритм не теряй! Сейчас пальчик послюнявь и в зад ему запихни. Давай-давай, чего смотришь? Поглубже! И пальцем там шевели. Он на данный момент у нас в одну минутку кончит! Но одной минуткой дело не обошлось. Или Анечка была не очень опытнейшей минетчицей, или я утомился (3-ий раз всё-таки) , но оргазмировать никак не удавалось. Девченка уже приметно утомилась, но грозная учительница была неумолима: — Давай, давай. Ритм, ритм держи. Поглубже заглатывай. Так, чтоб до самого гортани. Утомилась с непривычки? Ничего, обучайся. Ну хорошо, можешь вытащить не навечно. Только дрочи, ритм не замедляй! Полижи головку, лобзание мальчугана. Ничего, что рука утомилась, вытерпи! Возьми опять в рот. Постепенно усилия юной минетчицы добиваются цели. Я чувствую, как с каждым её движением приближается развязка. Опытнейшая Галя сходу это замечает: — Давай-давай, незначительно осталось. На данный момент кончит. Только не снижай темпа. Самый ответственный момент. И помни, что я для тебя гласила — сперму ни при каких обстоятельствах нельзя выплёвывать. Непременно проглоти. Так, слышишь, как он дышит? Яичка вон ещё посильнее сжались. На данный момент кончит. Ну! Ещё немножко! Глотай! Анька, глотай, сучка! Всё глотай. Выдавливай. А сейчас слизывай. Прямо на язык выдавливай. Там ещё пару капель. А сейчас глотай! И Анечка глотает, выдавливает последние капли и опять глотает смотря на меня снизу ввысь из-под трогательной белокурой чёлки. Я с трудом могу перевести дух. По телу пробегают последние судороги. — Молодец, отменная девченка! — Галка гладит её по голове, — Самой-то понравилось? — Аня утвердительно кивает — Я же для тебя гласила, это очень приятно. Ты в последующий раз для себя тоже дрочи. Так ещё приятнее. Мы отметили Анин 1-ый фелляция молдавским коньяком, и девченка отправилась домой. Галка же после её ухода заявила, что Ане уже пора начинать трахаться, в последующий раз она позволит мне лишить её девственности. Забегая вперёд, скажу, что процесс лишения Ани девственности носил, очевидно, формальный нрав. целка была издавна порвана Галиным фаллоимитатором, так что ни боль, ни, тем паче, кровь не помешала мне получить большущее наслаждение. Аня знала обо всём заблаговременно. Она практически безропотно отдала себя раздеть и по команде Галки встала раком на краю дивана. Её дырочка, розовая, блестящая, оказалась таковой узенькой, что я чуть ли не кончил сразу, ещё вставляя. Я постарался отвлечься, вспоминая какие-то формулы и аксиомы, но, всё равно, кончил до досадного стремительно. Предупреждённый Галкой заблаговременно, я спустил в Аню. Она же даже не успела толком возбудиться. Вобщем, старшая подруга здесь же взяла инициативу на себя и через 5 минут девченка уже извивалась, сидя на Галином лице. Лесбийские сцены, разворачивающиеся на моих очах, вернули меня к жизни так же стремительно, как и в прошедший раз. Заметив, что я опять сжимаю в руке собственный восставший агрегат, Галка воскрикнула: — Так, Анька. Разламывать целку, так всюду. На данный момент попробуешь в бёдра. Для тебя понравится! Аня отчаянно сопротивляется, но моя порочная подруга имеет на девченку колоссальное воздействие и финал споров предрешён — она даёт себя уговорить. И вот, задний проход девченки обильно смазан кремом. Мой член тоже поблескивает от смазки. Галя управляет процессом: — Расслабься. Ну, расслабь жопу. Да нет, ты не расслабила. Вон, сжалось всё. А сейчас тужься, тужься как-будто какаешь! Ну, ещё! Давая, втыкай. Ну, ты чего, надавить не можешь? Посильнее. А ну, не кричи! 1-ый раз всем больно. Зато позже приятно будет. Ну, давай, посильнее. Анька, заткнись! А ты через «не могу»! Не порвём, не страшись. Ну, пожалуйста, ну потерпи! Расслабься, так легче будет. Ну давай, трахай. Ну что, неуж-то так больно? Ну потерпи, на данный момент привыкнешь. Поначалу всегда мало больно. Но, по-видимому, девченке вправду очень больно. Она рыдает, мне её жаль, и процесс уже не доставляет никакого наслаждения. Я вынимаю член со следами крови, и вставляю его на несколько см ниже. Галка глядит на нас с досадой, а позже, махнув рукою, садится на спинку дивана, обширно раздвинув ноги. Признательная за прекращение пытки, Анечка с радостью принимается вылизывать промежность подруги. Постепенно Аня стала неотклонимой участницей наших сексапильных игр. Мы уже не начинали без неё. А она, придя со школы, здесь же бежала к нам, время от времени даже не сняв школьную форму (что добавляло пикантности нашим упражнениям) . Галя терпеливо учила девченку всему, что знала и искусна сама, и скоро она перевоплотился в опытную любовницу. Единственным, что нам пришлось изъять из нашего сексапильного меню оставался через задний проход секс. Сношение в прямую кишку оказалось совсем неосуществимым из-за природной узости анусного отверстия девченки. Все наши пробы заканчивались её слезами и в конце концов мы отказались от их. Другие методы, включая оральный, использовались нередко и с наслаждением. Пару раз я встречался с Аней в отсутствие Гали. Эти встречи вызывали во мне острую, пронзительную нежность к девченке. Я покрывал её лобзаниями от маковки до пяток. Я целовал пальчики ног, мелкие розовые сосочки, рыжие завитки на лонном холме… Я целовал и лизал упругие ягодицы и бутончик ануса меж ними… К тому моменту, как я добирался до самого головного — малеханького розового клитора, конфузливо выглядывавшего меж мокроватых половых губ — Анечка уже металась по постели, подвывая от моих нежностей. Я охватывал его губками и начинал посасывать. Через одну либо две минутки девченка бурно кончала, зажимая для себя рот обеими руками. А позже, преисполненная благодарности, она делала мне фелляция, которому обучила её старшая подруга… Мы оба получали большущее наслаждение от этих встреч, но всё же они так и не стали постоянными. Может быть дело в том, что секс вдвоём уже стал казаться мне пресноватым, а может быть Анечка стеснялась своим поведением, считая, что это нечестно по отношению к подруге. Так либо по другому, но мы еще почаще встречались втроём. Наше трио провело вкупе ещё счастливые полгода. Мы без утомились экспериментировали. Галка стала завлекать Анечку в наши садомазохистские игры. Время от времени девчонки вместе выступали в роли хозяек: водили меня на поводке, хлестали скакалками (специально для этого была приобретена ещё одна) , глумились, смакуя вино заставляли посиживать под столом и без конца вылизывать их влажные киски… Время от времени в роли рабыни была Аня, тогда и уже её доставалось по полной программке. Зато, когда хозяевами становились мы с Аней, Галке оставалось только жалобно скулить, когда вся исполосованная, она стояла в углу на четвереньках и следила, как сладко мы с Аней совокуплялись… К огорчению с течением времени Галкины игры стали получать несколько другие формы. Насилие стало сопровождаться переодеваниями и сменой ролей, в том числе и в физиологическом смысле… Я стал тяготиться присутствия Ани, и после нескольких схожих опытов заявил Галке, что предпочитаю экспериментировать вдвоём. Она протестовала, настаивала на присутствии подруги, но с течением времени ощутила, что её упорство угрожает мятежом и сдалась. С тех пор мы стали практиковать подобные игры только вдвоём. Аня скоро увидела перемену. К тому времени она уже поступила в институт, у неё появились фанаты, и мы всё пореже сейчас встречались втроём. А позже произошёл разрыв меж мной и Галиной, но это уже другая история. Анечку же я больше никогда не лицезрел. Верю, что эта восхитительная девченка встретила неплохого парня и отыскала своё счастье. Я думаю, что имея таковой талант, она сделала его по истине счастливым человеком.

Распутные индивидуалки подарят жаркую ночь.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *