533.jpg

Порно рассказы — По дороге в деревню

Мой двоюродный брат Толик познакомил меня со своим другом Ромой, в которого я втюрилась сходу и навылет. Ну, возраст у меня таковой. Он ко мне как бы тоже относился с симпатией, но неувязка заключалась в том, что я москвичка, а он из Казани — роман на расстоянии тыщи км — непонятное наслаждение. Приезжать к кузену почаще пары раз в год не выходило, ещё время от времени Рома приезжал по работе в Москву и под предлогом передать книги от Толика встречался со мной. Всякий раз мы длительно гуляли, посиживали в каких-либо безлюдных кафешках и говорили обо всём на свете. Обоим хотелось другого, но неувязка всех юных пар: НЕГДЕ. Летом я, Толик и Рома собрались в деревню к нашей с Толиком общей бабушке, но запоздали на последний автобус из Казани, потому пошли ночевать к общему товарищу ребят Саше — он жил в 2-ух шагах от автовокзала. Часов до трёх ночи болтали и пели под гитару, а позже засобирались спать. Квартира была однокомнатная, спальных мест как раз четыре: двуспальный диванчик, кушетка и раскладушка. Костистого Толика как самого лёгкого положили на раскладушку, полный Саша лёг на кушетку, а мы с Ромой на диванчик. Спали все в одежке. Я не могла уснуть от мыслей, что рядом со мной лежит так волнующий меня Рома, но на решительные деяния не сподвигалась, так как рядом были излишние люди. оргию оставим для озабоченных. Здесь я увидела, что Рома тоже не дремлет. «Была — не была», — помыслила я и пошла на балкон. Если пойдёт за мной, то всё у нас сейчас будет. Несколько минут мы стояли на балконе на расстоянии вытянутой руки друг от друга. Было прохладно и очень тихо: даже ни 1-го окна в примыкающих домах не горело. Заметив, что я дрожу (больше от волнения) , он подошёл и обнял меня, но без всякого эротического подтекста, конкретно так, как обымают тех, кого желают согреть. Романтично до идиотизма: какая-то казанская капотня, глухая ночь и два неразговорчивых придурка в обнимку на девятом этаже. -Можно я тебя лобзанию? — прошептал он, при всем этом его губки задели моего уха. Я извернулась и заместо ответа поцеловала его сама. Он сжал меня крепче и ответил на лобзание. Лобзались мы длительно и увлечённо. В ушах звенело, голова кружилась, а ноги уже плохо держали, но оторваться от него я не могла. Холодно уже не было, было быстрее горячо. Кое-где понизу животика всё натужилось, и приходилось изо всех сил держать под контролем себя, чтоб не осесть на прохладный кафельный пол и не потянуть за собой Ромку. Вдруг он от меня отстранился. В ответ на мой вопросительный взор объяснил, что если мы на данный момент не прервёмся, он за себя не ручается. Я провела рукою от его шейки до ремня джинсов, которые уже топорщились, и произнесла, что ручаться и не нужно. — Пошли в ванную, — прошептал Ромка. Через комнату мы прокрались тихо, как два индейских охотника, разве что чуть ли не уронили с тумбочки очки Толика, но второпях Рома звучно хлопнул дверцей ванной комнаты, и на секунду стало жутко, что мы всё же разбудили ребят. Вобщем, какая разница?! Моя большая грудь стояла под футболкой торчком (лифчик я на ночь сняла) . Рома запустил руки под футболку и стал очень искусно ублажать её, в это время вылизывая языком моё левое ухо. Одна моя рука гладила его шейку и затылок, а другая — грудь и животик. Его твёрдый пресс без единой жиринки был очень приятным на ощупь. Он снял с меня ненадобную уже футболку и припал к груди губками (1-ый раз в жизни я сообразила, что это вправду приятно; предшествующий юноша вцеплялся в сосок, как в соломинку, через которую пьют коктейль, и никакой радости это, понятное дело, не доставляло: фактически, конкретно по этой причине юноша и стал бывшим) . Я стала расстёгивать его ремень, но руки «танцевали», и это было очень тяжело. Когда это в конце концов вышло, и его член стал передо мной во всей красоте, Рома отстранился и, стянув с меня джинсы вкупе с трусиками, посадил на край ванны. Я ни на один миг не задумалась о том, что могу залететь: от желания мозги совершенно затуманились, и хотелось только, чтобы он поскорее вошёл в меня. Ему, кажется, хотелось такого же самого. Боже, как отлично! Его член совершенно подходил по размерам моей киске, и при каждом движении я улетала в какую-то чёрную дыру. Я задумывалась только об одном: вроде бы не упасть вспять, в ванну, и на всякий случай крепче обымала Ромку. В коридоре послышались шаги, но нам было без различия. Не тот был момент, чтобы останавливаться. Тем паче, шаги проследовали на кухню. Меня накрыла волна оргазма. Чтобы не закричать от наслаждения, я закусила губу чуть не до крови. Ромка не останавливался. Он двигался медлительно и равномерно. Ещё несколько движений, и я опять кончила. Вдруг он вышел из меня и облил мой животик жаркой спермой. — А сейчас в душ! — он пустил тёплую воду, и мы влезли в ванну. Я выжала на губку мало геля для душа и стала тереть его грудь и животик. Ромка упёрся спиной в стену и блаженно улыбался. Когда я перебежала к плечам, он не выдержал и притянул меня к для себя. На 2-ой минутке лобзания его член упёрся мне в животик. Я опустилась на колени и взяла головку в рот. Никакого опыта в этом у меня не было, но хотелось, чтобы ему было отлично. Я следила за реакцией и стремительно сообразила, что в особенности ему нравится, когда язык касается уздечки. Сама я поначалу ничего не чувствовала, а позже мне стало нравиться. Очень скоро он, тяжело дыша, излился мне в рот. Когда его руки кропотливо намыливали и смывали моё тело, хотелось, чтобы это никогда не кончалось. После душа мы всё же оделись и легли. Днем Саша и Толик с большим трудом нас растолкали — сами осознаете, нам было от чего утомиться. В деревне у нас с Ромкой было ещё много всего увлекательного, может быть, как-нибудь позже расскажу.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *