968.jpg

Порно рассказы — Тамара. Часть 4

Несколько знакомых движений и Володин член обычно вошел в мое гортань… Необычное чувство, к которому я не могу привыкнуть! Таковой мягенький снаружи, он оказывается жестким, как камень, снутри. Я все поглубже и поглубже заглатывала его! Губки уже ощущали нежное прикосновение к густым волосам… Это было свидетельство моей победы! Вот здесь я и погибла… Гордыня вознесла меня, она же, похоже, и загубила. Господи, откуда в комнате очередной мужик?!!!! ! Я ничего не понимала! Это какая-то ловушка? Как он мог тут оказаться?!!! Но это был реальный мужик, уж я то знаю! Я ощутила его сильные уверенные руки у себя на бедрах. Он желал меня, он действовал решительно, будто бы обладал каким-то правом на меня. Я и поразмыслить не смела сопротивляться. Это не было насилием, я была должна ему подчиниться, он брал свое, твердо и решительно! Но он не был груб. Я даже не увидела, когда и как юбка оказалась на моей спине… Сильные руки раскрыли меня как книжку, я уже желала почувствовать его мощь! … Он уступил мне, и я с радостью отчаяния ощутила, что мое тело не обманулось; он весь и сходу ушел в меня. Мягко ударившись ягодицами в его животик, я ощутила себя свободной, я была вожделенна, и они оба были моими возлюбленными, все в их мне было родным, я всегда их обожала, мое сердечко разрывалось от любви и нежности к этим двум сильным мужикам, а сейчас все наконец соединилось, объединилось, мне не надо больше рвать себя! Как я им была признательна! … И они ощущали мою любовь! Господи, что они со мной делали! Гневными ударами мужик сзади просто приподнимал меня, глубоко насаживая на Володин член. Мое тело стремилось впустить их в себя, успокоить и согреть этих, таких сильных и таких беззащитных, парней. Я была их спасением, защитой, и они устремлялись в меня, как два ревущих потока в одно, но безграничное море… В конце концов мужик сзади захрипел, мое тело торжествовало победу, и я услышала глухое падение этого, конечно, большого тела… С пылающим лицом, вся взмокшая от ненасытной любви, я обернулась и… через слипшиеся волосы увидела тебя, с противоестественно белоснежным лицом, навзничь лежащую на полу! Господи, девченка моя! Коряво и уродливо из-под твоей задравшейся юбки торчал большой мужской член! Володя вскочил, и мы вкупе перетащили тебя на кровать. Свистящее дыхание через искусанные губки, ты была в обмороке. Володя начал снимать с тебя эту штучку, только сейчас я выяснила в ней знакомую игрушку; под ремнями были глубочайшие темно-вишневые рубцы. Володя тоже ужаснулся, но через пару минут твое дыхание стало ровнее, а синяя бледнота стала исчезать с лица… Испуганные и измученные мы посиживали с Володей рядом на кровати и не знали что сказать. Мы столкнулись с кое-чем непознанным, я думаю и Володя не ждал такового. Что творилось в твоей душе, было ли все произошедшее уступкой кличу плоти либо, напротив, вызовом души? Только твой нос торчал на осунувшемся лице… Вот для тебя и птичка-невеличка! … Мне хотелось, чтоб Володя резвее ушел, и, вправду, ему пора было на поезд. Через пару минут мы с тобой остались одни. Я смотрела на тебя, небольшую и чуток приметную на широкой кровати, мыслей никаких не было, но что-то поменялось во мне, в моих эмоциях; передо мной лежал не то мой ребенок, не то — я сама… Ты очнулась, когда я снова заходила в комнату. Жаркий кофе согрел и успокоил тебя. Похоже, ты не очень помнила, что вышло и только слабо, взором спрашивала о кое-чем. Я ощущала, что ты вся, как небольшой зверь, тянешься ко мне за нежностью и теплом, и прилегла рядом с тобой. Уткнувшись мне в грудь, ты притихла, и скоро заснула. Я лежала, опасаясь пошевелиться и спугнуть, утратить необычное чувство нежности, в которое я погружалась, погружалась и погружалась… Ты зашевелилась, и я сходу пробудилась; было еще мрачно, твоя рука находила что-то под подушкой. Я додумалась, что ты ищешь! … Господи, девченка моя, ну, не нужно, не истязай себя! … Я голубила и успокаивала тебя, либо себя, я уже плохо понимала, где кто… Внезапно, изнутри нас поднялась какая-то сиреневая волна счастья близости и осознания, и заревели мы с тобой как последние идиотки, навзрыд, улыбаясь и размазывая тушь по щекам и моей груди… Пробудилась я с чувством неги, разливающимся по всему телу, глаза было не открыть, сладкая истома сна еще не пропала… Какое-то движение принудило меня чуток пошевелиться, через полузакрытые веки я увидела тебя, сидящую на краю кровати у моих ног. Странноватая полуулыбка бродила по твоим губам. Ты смотрела, нет — пристально рассматривала мое тело. Господи, да чем там наслаждаться?! И, все же, ты, казалось, вправду, с наслаждением изучаешь меня. Я застыла. Нагая, с раздвинутыми ногами, я как загипнотизированная, смотрела, не способен пошевелиться, как твоя голова склоняется все ниже и ниже… Я уже чувствовала твое дыхание… Прикосновения я не ощутила, просто, электронный разряд стукнул в меня и спазм сжал мне гортань. Это был четкий удар, за ним последовал 2-ой, к тому же еще! . . я уже задыхалась, неземная музыка зазвучала во мне, и все мое тело послушливо следовало за смычком злого волшебника. Что я была в состоянии сделать? Меня уносило все далее… Я погружалась, а навстречу всплывало чувство неизъяснимой благодарности. Подчиняясь ему, я выскользнула из хватких лап сладостной муки и увидела прямо впереди себя воплощение совершенства, лаского розовые лепестки, окаймленные юный порослью рыжих волосков. Сжатые лепестки напоминали крылья бабочки, они были не просто мокры, а как будто просачивались актуальным соком! На самом крае лепестка начала спеть большая капля. Сопротивляться не было сил, и я припала к этому источнику с алчностью погибающего от жажды! … Уж вот поистине: «Я тебя никогда не забуду, я тебя никогда не увижу!». Может, естественно, и увижу, но близость, которая появилась меж нами, больше никогда не повторится, а другого — я не желаю. Ну и ты этого больше не захочешь… Кем же ты мне была, Ирина, Иришка, птичка-невеличка…? Глава 3. Он 1-ое, что я увидел в жизни, были его глаза! Он смотрел на меня, а я на него, и в его очах было озорство ребенка, мудрость старца, ожидание сладострастия хахаля, и неукротимая воля. Я сходу и навечно полюбил его, даже не полюбил, я просто стал его частичкой, его счастливым избранником и рабом. Он вдохнул в меня жизнь, отдал не поддающуюся объяснению власть и навечно сделал меня и орудием, и жертвой, и палачом. Он улыбнулся и я сообразил, что нравлюсь ему. Я ощущал, что весь дрожу в его руках! Как мне хотелось показать, что он не ошибся, что конкретно я ему нужен, что нам вкупе будет так отлично! Тогда, в его теплых руках, я в первый раз ощутил ту магическую дрожь жизни, которую он вдохнул в меня, и которую сейчас дарю я. Дарю как он, дарю как бог! Цель моей жизни ординарна — услышать его имя! И когда я слышу возгласы «О, боже!», я знаю, что он тоже слышит их. А тогда, он остался очень доволен мной, так как, выйдя на улицу, он выбросил темный мешок, в который меня засунула глуповатая продавщица, очевидно завидовавшая всем, кто будет знаком со мной, и положил меня в кармашек собственного пиджака. О, как это было здорово! Я ощущал его тепло, и необычным образом лицезрел все вокруг! Навстречу шли мужчины, и я лицезрел их забавные, скрюченные члены, болтающиеся у их меж ног. И дам, с большенными и малеханькими, волосатыми и безволосыми, губастыми и чуток припухленькими. Я скупо вглядывался в каждую из их, будто бы предчувствовал, что мне предстоит знать самое заветное, уметь самое главное. 1-ое испытание я тоже никогда не забуду. Она была великолепна… Белоснежная кожа, замечательные глаза, прочные ноги и мягенький бугорок понизу животика, поросший темными немного завивающимися волосиками. Я весь дрожал, а ее огромные глаза стали еще более, и она шепотом спросила: «Что это?». Мой владык просто отдал мне свободу и я, подчиняясь непонятному кличу, еще не поняв собственной силы, устремился в неизвестное и влекущее, к вожделенной цели, которой нет ни на одной карте, но которая ведет всех людей от рождения и до погибели! У меня все пересохло от волнения, ее запах приманивал меня и я шел в нее, как люди выныривают из глубины на поверхность. Для их, задыхающихся в глубине, жизнь — это глоток воздуха! Цель — поверхность, которую они уже лицезреют, теряя сознание, которая, вот, уже рядом, и лишь бы хватило сил не задохнуться, не умереть в бездне. А для меня ее глубина — цель и смысл существования! Я погружался исчезая, теряя себя, не чувствуя собственного тела, но в этом и было мое спасение… И дрожь жизни, которую я дарил, вливал в эту даму! Она приняла меня, каждой клеткой тела она отвечала мне, и я был частью ее красивого тела и уже касался ее души… Ее звали Тамара. Красивое имя, с некий сокрытой гордостью… С таким именованием можно быть завоеванной, но не покоренной… Ее нельзя было увлечь обычной нежностью, взять силой. Всякий раз я осаждал ее и брал штурмом, и всякий раз на месте разрушенных бастионов появлялись новые укрепления… Она никогда ни о чем меня не просила. Необузданность тела, запертая сознанием. Я осознавал, как мне подфартило! 1-ая дама, и какая!!! Как далековато бы я не уносил ее к исступленным удовольствиям, она и там была царицой, требовательной и гордой. Много ли дам, способных умереть от оргазма! Тамара могла! Она останавливала себя сама, собственной волей, только когда судороги начинали сводить ей ноги и у нее немели пальцы. Я отпускал ее, не ощущая себя победителем.

Наилучшие шлюхи проститутки для интим досуга.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *