584.jpg

Порно рассказы — В парке

Было около 9 часов вечера, Стасик только-только расстался с другом и решил пройти к дому впрямую, через парк. Хотя было уже достаточно поздно, стояло жаркое лето и темнело около одиннадцати. Стасик был достаточно привлекательным, хорошим мальчуганом. На данный момент ему было забавно, он просто шагал по тропинке. Тропинка вела повдоль опушки леса, обрамленного густым кустарником. За мальчуганом, на отдалении метров 100, шел мужик среднего роста и телосложения. С виду ему было лет 40 с маленьким. Звали его Виктор. Виктор только-только вышел из электрички и решил так же, как и Стасик, уменьшить путь, пройдя через парк. Денек был хоть и теплый, но облачный, потому сумерки начинались ранее обыденного. Виктор шел по тропинке, вдыхая теплый воздух, пропитанный запахами леса, и ему было так отлично и тихо, как бывает только тогда, когда все заботы сзади и ты находишься один, наедине с природой.

В один момент Виктор увидел перед собой хрупкую фигурку мальчугана, сиротливо идущего по тропинке, и волна эрекции пронзила все его тело, с головы до самых ног.

«Неужели он один и рядом никого нет?» — лихорадочно пошевелил мозгами Виктор. Ускорив шаг, он стал приближаться к мальчугану, равномерно сокращая дистанцию и исподтишка оглядываясь по сторонам. Поблизости никого не было, и это увеличивало его эрекция до таковой степени, что он вот-вот был готов утратить сознание.

Когда дистанция сократилась до 10 метров, Стасик испуганно обернулся и увидел сзади себя мужчину, резвым шагом приближающегося к нему.

«Не бойся»- произнес мужик, когда приблизился к Стасику. «Что ты здесь делаешь в такое позже время один?» — Спросил Виктор Стасика.

— Иду домой.

«Пойдем совместно, я провожу тебя до дома» — произнес Виктор и взял Стасика за руку.

От прикосновения к руке этого мальчугана Виктор ощутил таковой прилив эрекции, что чуть ли не упал с ног. «Дядя, что с вами?» — пролепетал мальчишка. «Ничего, все нормально» — непонятно пробормотал Виктор.

Они шли так уже пару минут, и Виктор начал лихорадочно соображать, что ему делать.

Он с юношеского возраста грезил об этом, вот так оказаться в скрытом месте, наедине с таким привлекательным небольшим мальчуганом, и кажется, его давнишняя мечта начала реализоваться.

Канителить было нельзя. «Тише» — произнес он, обхватив мальчугана сзади левой рукою, а правой зажав ему рот. «Если пикнешь либо будешь сопротивляться – убью» — грозно шепнул Виктор.

Стасик ощутил, как от испуга немеют его ноги. Он сходу вспомнил про маньяков, убивающих деток и кошмар сковал его малеханькое тельце. «Дядя, не надо» — желал он шепнуть, но от кошмара не сумел вымолвить ни 1-го слова.

Меж тем Виктор, почувствовав, что мальчуган не оказывает никакого сопротивления, приподнял его легкое тельце и потащил мальчугана через кустики в лес, подальше от тропинки.

Он решил, что нужно уйти как можно далее, метров за 500, чтоб в случае, если мальчишка вдруг начнет орать, или кто-то хватится его и начнет находить, они оказались на неопасной дистанции. Сначала он, медлительно сопя, тащил мальчугана, приподняв его над землей. Потом, утомившись, поставил его на землю и шепнул ему в ухо: «Сейчас поёдешь со мной, куда я скажу и будешь делать то, что я скажу. Если будешь сопротивляться – убью. Если сделаешь то, что я для тебя прикажу – отпущу». Стасик, на ватных от испуга ногах, медлительно поплелся впереди мужчины, который все еще держал левой рукою его за грудь, а правой рукою закрывал его рот, отчего ему время от времени тяжело было дышать.

Решив, что пройденная ими дистанция полностью достаточна, Виктор тормознул и прислушался. Все было тихо. Где-то раздавался стук упавшей сосновой шишки да скрип раскачиваемых ветром деревьев. Виктор медлительно разжал руки и мальчишка медлительно погрузился на покрытую хвоей землю. Виктор сел рядом с мальчуганом. Левой рукою он погладил его по волосам. Он ощутил, как дрожит от испуга его меленькое тельце. По сладковато-приторному запаху он сообразил, что мальчишка описялся от испуга. Правой рукою он нащупал его влажные штанишки.

Волна нежности, смешанная с эрекцией, поднялась откуда-то снизу животика и подкатила к горлу Виктора.

Он медлительно приподнял мальчугана, поставив его на ноги. Сейчас он мог не спеша его рассмотреть.

Невзирая на сгущающиеся сумерки в лесу, он мог отлично его разглядеть. Мальчишка был одет в светлую клетчатую рубаху, топорщащуюся из-под голубых спортивных штанов. На брюках было черное приятно пахнущее пятно. Виктор приблизил нос к этому пятну и потом погрузил в него все лицо. Он находился на верху удовольствия, в некий прострации. «Вот это, наверняка, и есть реальная нирвана» — мелькнула идея. Погрузившись в запах чудных запахов, запахов, которые может издавать только тельце девятилетнего мальчугана, он ощутил губками теплоту чудных ножек и мягенький бугорочек меж ними, от которого он длительно не мог оторваться и лаского целовал через влажные штанишки.

Стасик был ни живой, ни мертв. Он не мог осознать, чего желает от него этот дядя. Он бы очень желал на данный момент закричать, вырваться и убежать, но от сковавшего его ужаса язык прилип к горла, а подкашивающиеся ноги не смогли бы сделать и шага.

Меж тем, Виктор медлительно стал расстегивать пуговицы рубахи, одетой на мальчугане.

Раз – он вынул нижний край рубахи из-под штанишек.

Два – он расстегнул самую нижнюю пуговку.

Три – расстегнул последующую.

Он с восхищением смотрел, как раскрывается чудный живот, потом грудка с крохотными сосочками и очаровательная гладкая шея. А над ней – небольшой курносый носик, розовые очаровательные губы и выразительные огромные глазки, обрамленные большенными темными ресницами. Пупок был не впавшим, как нередко бывает в таком возрасте, торчал наружу, красуясь дивными закорючками. Виктор медлительно приблизил к нему губки и поцеловал его. Потом он поднялся выше и поцеловал сосочки, поначалу левый, а позже правый. Потом он поднялся мало выше и приблизил губки к шейке мальчика. Он медлительно, смакуя, целовал поначалу ее правую, потом левую стороны, а потом то восхитительное место меж подбородком и ключицами.

Позже он вспомнил о том волшебно пахнущем месте и сполз вниз. Взяв мальчугана за ноги, он медлительно начал стягивать с него штанишки, равномерно обнажая края трусиков.

Потом, сняв с мальчугана штанишки, он так же медлительно стал спускать с него трусики.

«Дядя, не надо» — еле слышно шепнул Стасик. Виктор, не слыша слова мальчугана, продолжал спускать трусики. В один момент открылась чудная белоснежная полосочка незагорелого тельца, обрамленная красным следом от резинки трусиков. Потом появился небольшой лобочек и потом — О Наконец! – из под края трусиков показался небольшой писюньчик. Он был совершенно крошечный, на сто процентов закрытый кожицей, которая за кончике заканчивалась очаровательным бантиком.

Под писькой была малая мошоночка с 2-мя крошечными яйцами.

Виктор приблизил губки и поцеловал ее, поначалу правое, позже левое яйцо. Замечательный запах дурманил его. Потом он приблизил свои губе к небольшому писюну и поцеловал его в кончик один, позже 2-ой, позже 3-ий раз. Потом он 2-мя пальцами стал стягивать с него кожицу, обнажив крошечную залупку. Он лизнул ее пару раз, а потом вполне заглотил в рот этот чудный отросточек. Виктор смаковал его, наслаждаясь немного солоноватым вкусом и чудным запахом мальчишеского тела. Стасик, еще пока слабо понимая, что происходит, ощутил какое-то непонятное чувство, какое-то приятное эрекция, поднимающееся откуда-то меж попой и писькой к животу. «Дядя, не надо» — уже по привычке шепнул Стасик.

Виктор, не слушая его, продолжал услаждаться мальчуганом, целуя его тепленькие приятно пахнущие ножки и гладя руками упругую меленькую попочку.

«Снимай штанишки и трусики» — произнес Виктор. Мальчишка послушливо присел, расстегнул пряжки собственных сандалий и, покачиваясь, стараясь сохранить равновесие, снял поначалу свои штанишки, а потом трусики. «Повернись ко мне попой и нагнись» — произнес Виктор. Мальчишка покорливо оборотился и, держась за впереди стоящее дерево, наклонился. Очам Виктора стало расчудесное зрелище – малая очаровательная голенькая попа девятилетнего мальчугана, не тронутая загаром по сопоставлению с ножками и спинкой. Виктор впился губками в левую булочку, оставив красноватый след от длительного засоса. Потом он положил ладошки на булочки и большенными пальцами развел их в стороны. Щелочка разошлась и показалось малеханькое колечко ануса. Попа была незапятнанная. «Ты подмываешь попу после того, как покакал?» — спросил Виктор. «Да» — пролепетал мальчишка.

Под колечком ануса, через маленькой просвет, свисала малая мошонка. Виктор приблизился к этому месту губками и лизнул этот просвет. Мальчишка ощутил невиданное чувство удовольствия и эрекции, разлившееся от этого места по всему телу. Виктор лизнул снова, позже к тому же еще, поднимаясь все выше. Потом он прикоснулся языком к священной дырочке. Мальчуган дрожал от эрекции. Он уже не желал ни бежать, ни звать на помощь.

Он чувствовал, как что-то теплое прикасается к его самым священным местам, и от этого прикосновения ему хотелось или писать, или какать, или еще чего-то, он не осознавал чего.

Его писька начала вероломно возрастать, и это не скрылось от глаз разомлевшего от похоти Виктора. Он прикоснулся своим носом к дырочке и таким макаром его губки оказались напротив мошонки. Он взял в рот мелкие яйца, огромным и указательным пальцем левой руки раздвигая булочки, а правой рукою медлительно массируя стоящий небольшой писюн. Стасик не осознавал, что происходит. Это было так особенно и кайфово, что его ноги подгибались от удовольствия. Он был наверху удовольствия. «Пора перебегать к делу» — пошевелил мозгами Виктор.

«Вставай на коленки» — произнес он, и мальчишка послушливо встал.

Встав на ноги, Виктор неслушающимися его руками стал расстегивать пуговицы собственных джинсов, потом он спустил их вкупе с трусами и на волю вырвался его сгорающий от нетерпения дружок.

Его член был маленьких размеров, хотя и 15 см в длину, но не толстый.

Мальчишка как завороженный смотрел на эту, как ему казалось, гигантскую письку.

Таких размеров письки не было даже у его двоюродного брата, которому в прошедшем месяце исполнилось тринадцать. Виктор приблизил собственный член к ротику Стасика и произнес: «Открой рот».

При всем этом он 2-мя пальцами зажал нос мальчугана, так что ему в любом случае пришлось бы это сделать. Стасик ощутил, как что-то горячее, мягкое, огромное и липкое вошло в его рот. Он ощутил солоноватый привкус во рту. «Соси» — прохрипел Виктор. Мальчишка послушливо, находясь в некий прострации, стал сосать этот член. Виктор медлительно выходил и заходил в этот детский ротик время от времени так глубоко, что мальчишка давился. В конце концов, Виктор ощутил волну стояка. Он глубоко вошел в ротик мальчугана и застыл. Мальчишка тоже застыл. Он давился глубоко засунутым в рот членом. Волна нарастала и в конце концов 1-ая струя теплой солоноватой воды стукнула в ротик Стасика. Потом 2-ая, 3-я. Мальчишка желал вырваться, но прочные руки мужчины держали его голову и ему поневоле пришлось проглотить все это. Через некое время член обмяк, но Виктор длительно еще не вынимал его из ротика мальчугана, стараясь продлить удовольствие. Потом он надел джинсы, сел, прислонившись спиной к дереву и усадил мальчугана нагой попочкой для себя на колени. Пришло расслабление. В один момент на него нахлынуло какое-то нежное чувство к этому мальчугану. Он придавил его к для себя, откинул ему голову и приблизил свои губки к его небольшим розовым пухленьким губкам. Он лаского поцеловал эти губы, мальчишка практически не сопротивлялся. Потом он усадил мальчугана на колени лицом к для себя и впился своими губками в эти

розовые губы, вдыхая ласковый запах его волос. Виктор был на верху нирваны. Его стояк опять нарастало. Он снял свои джинсы и трусы, расстелил их на хвое совместно со брюками мальчугана и положил на их мальчугана на левый бок. Он отдал приказ Стасику поджать ножки к животу, сам лег за ним на левый бок так, что его голова оказалась напротив попы мальчика.

Он снова прикоснулся своим языком к тому священному месту и мальчишка вздрогнул. Все его мучения, когда ему пришлось глотать, как он уже сообразил, сперму, не стоили и миллионной толики того удовольствия, которое он на данный момент получал. Виктор приблизил собственный нос к священному колечку и ощутил запах детских гавешек и еще чего-то такового, от чего его член сходу встал, как вкопанный.

Большенными пальцами он раздвинул булочки и лизнул пару раз колечко ануса. Сначало сморщившееся и напряженное, колечко равномерно стало раскрываться, вроде бы приглашая мужчину войти в него. «Вот это да!» — помыслил Виктор. Он поглядел на собственный колом стоящий член и потом на крошечную дырочку и помыслил, сумеет ли он туда войти и не причинит ли этим вреда мальчугану. Но страсть взяло верх, и он решил испытать. Кропотливо послюнявив колечко ануса, он подставил свою ладонь к губкам мальчугана и отдал приказ поплевать туда. Набрав достаточное количество слюны, он смазал ей собственный член, лежа на левом боку, приблизил к для себя мальчугана, придавил его коленки к его животу, его правую ножку положил на внешную сторону собственного ноги и приблизил собственный член к желанной попочке. Стасик начинал осознавать, что от него желают. Он осознавал, что его выебали в рот, а на данный момент будут ебать в бёдра. Он слышал о схожем от собственных друзей и старших ребят, но эти истории ему всегда казались придуманными, и это уж точно не могло произойти с ним самим! И вот сейчас это могло оказаться реальностью!

Он осознавал, что он не сумеет совладать с этим мужиком, что этот мужик его не отпустит, пока не добьется собственного. Что все-таки делать? Мальчишка в растерянности лежал и ожидал, что все-таки будет далее. Виктор осознавал, что его член великоват для этой малеханькой дырочки, и чтоб все прошло гладко, нужна постепенность. Обхватив мальчугана левой рукою, он достал до его письки и начал ее неторопливо онанировать. Правой рукою неспешными движениями он начал поглаживать мальчугана. Поначалу живот, позже попу, позже ножки. Стасик как-то обмяк, разнежился. Движения мужчины были так приятными и нежными, что ему стало отлично и расслабленно. «Пора» — помыслил Виктор и прикоснулся своим членом к священной попочке.

Стасик ощутил это прикосновение мужского члена. Он ощущал каждое его движение, как он двигается от мошонки ввысь к дырочке и назад. Потом он ощутил, как этот член вдруг уперся в его дырочку и начал на нее давить. Давление равномерно нарастало, и здесь он ощутил, как что-то огромное вошло в его попу. Было больно, и он заорал, но мужик закрыл его рот рукою. Член Виктора вошел на глубину 2 – 3 сантиметра и застыл. Виктор решил подождать. «Тише, небольшой, потерпи немного» — шептал Виктор на ухо мальчугану. «Дядя, мне больно» — произнес Стасик. «Я знаю, так как это впервой. Потерпи чуть-чуть, и боль пройдет» — произнес Виктор. «Давай, я выйду из тебя, а позже мы попробуем снова. Отлично?» «Хорошо» — обреченно произнес мальчишка. Виктор снова начал ублажать мальчугана, чтоб он успокоился. Потом он добавил слюны на собственный член и в попу мальчугана. Мальчишка успокоился и лежал, ждя, что будет далее. В один момент он ощутил нарастающее давление, а потом боль и письку мужчины в собственной попе. Сейчас все прошло легче и член Виктора вошел на глубину 5 – 10 см. Виктор застыл. Стасик лежал, еле дыша и подобрав под себя ножки. Виктор сейчас решил не останавливаться и начал плавненько выходить, а потом опять заходить в попу мальчугана. Стасик лежал ни живой ни мертв. Он ощущал каждое движение члена мужчины внутри себя. Было больно, но к чувству боли примешивалось приятное чувство, то, что он ощущал, когда мужик лизал его попочку.

Виктор старался работать как можно осторожнее, при всем этом продолжая правой рукою разглаживать мальчугана по попочке, ножкам и животу, а левой лаская его небольшой вставший писюн.

Он погрузил собственный нос в волосы мальчика и, сходу одурев от нахлынувшего аромата, ощутил неумолимо накатывающийся оргазм. Он прочно придавил к для себя мальчишку, с силой в очередной раз вошел в его попу, и 1-ая волна накрыла его. Это было как удар грома посреди ясного неба. Ничего подобного в собственной жизни он еще не испытывал. Потом 2-ая, 3-я … . Он обожал этого мальчика. Он любил его запах. Он обымал его и ощущал каждой клеткой собственного тела этот живот, эту попочку, эти ножки, этот писюн в обрамлении розовой кожицы. Время, казалось, тормознуло.

Мальчишка ощущал, как член мужчины прогуливается в его попке и осознавал, что его уже ебут, вспять пути нет и ничего уже не поменять. Мужик с каждым разом все крепче сжимал его в собственных объятиях, убыстряя темп и драча вставший небольшой писюн. То самое, приятное чувство стало усиливаться. Стасик ощущал, как оно нарастало совместно с болью, эта смесь «какать – писять» и еще чего-то неизведанного. В один момент мужик с силой вошел в него пару раз и Стасик ощутил в собственной попе толчки уже знакомой ему спермы. Мужик с силой пару раз сжал его письку, и вдруг Стасик ощутил необыкновенное напряжение, зародившееся кое-где меж попой и писькой, которое с каждой секундой стало нарастать. Это было так особенно и вкупе с тем так кайфово, что Стасик заорал от страха свое дежурное «дядя, не надо» в ладонь мужчины, прочно сжимавшую его рот. И это вышло. С каждым новым движением мужчины в его попе накатывала волна необыкновенного напряжения в письке и попе, это были огромные удары, сокращавшие все его малюсенькое тельце. Это было чувство одичавшего кайфа, смешанное с болью и еще кое-чем.

В конце концов, наступила тишь и расслабление. Мальчишка и мужик лежали, совсем обессилев.

Стало прохладно, мужик осторожно вышел из попы. Он поставил мальчугана на четвереньки, раздвинул его булочки и поглядел на дырочку. Она была открыта. «Больно еще?» — спросил он мальчугана. И, не дожидаясь ответа, пару раз прикоснулся к ней языком, пока колечко не успокоилось и не закрылось. Потом Виктор оделся сам, одел на мальчугана трусы, брюки и сандалии, посадил его к для себя на колени и длительно и молчком его голубил. Мальчишка затих и был совсем спокоен.

«Как тебя зовут?» — спросил Виктор. «Стасик» — ответил Стасик. А меня зовут дядя Витя. Ты же понимаешь, Стасик, что о происшедшем тут для тебя лучше никому не говорить? Для тебя же не охото, чтоб твои друзья узнали о том, что тебя выебали в жопу и в рот? Ты понимаешь, что сейчас ты стал моим мальчуганом, а я стал твоим мужиком? Стасик понимающе кивнул.

Ну вот, а сейчас я провожу тебя до дома, а через неделю мы увидимся опять. Он проводил мальчугана до дома, дол ему средств и смотрел ему вослед, как он подходит к подъезду многоквартирного дома. Виктор сейчас знал, где он живет и знал, что очень скоро они опять повстречаются.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *