993.jpg

Порно рассказы — Воин и Лисичка

Она лежала перед ним совсем оголенная, свернувшись калачиком и пытаясь вернуть дыхание. Волна длинноватых каштановых с рыжеватым отливом волос скрывала от глаз плечи и грудь, но остальное было доступно взору.

— Рыжик! Сколько раз я просил тебя не оборачиваться при мне в человека? Это как минимум неблагопристойно! — вояка отвернулся, с силой сжимая рукоять клинка. Партнеры, не партнеры, а вид красивого молодого тела заставлял его чувствовать массивные раскаты внутреннего жара. Вояка бросил сердитый взор через плечо:

— Ты оденешься либо нет?

девица застонала и чуток пошевелилась. Лучше бы она этого не делала. Стиснутые ножки все таки позволяли узреть нежные складки, а волосы соскользнули с плеча, обнажив подтянутую, налитую грудь. Вояка сглотнул, силясь подавить нарастающее желание.

— Я бежала целые день, чтоб доставить для тебя информацию об оборотнях Дымчатого леса… А для лисы это не так просто. Вот взял бы в партнеры оборотня-волка… — пробормотала она, облизав пересохшие губки. О, этот ловкий язычок! Вояка подавил дрожь.

— Ты ходить-то можешь?

девица негативно мотнула головой и по-звериному прикрыла нос ладошками. Вояка в нерешительности стоял над этой юной женщиной. Сколько раз, глядя в ее теплые коричневые глаза, на то, как забавно она вопросительно кладет на бок голову, он задумывался, что эта оборотень-лисичка очень молода, легка, нежна и беспечна для войны. Но всякий раз на поле боя она как будто становилась реальным зверьком. Как в таком хрупком теле умещались и смешная девочка, и гневный боец?

— Сергиус, — вояка подскочил от неожиданности, когда Рыжик окрикнула его. — Отнеси меня на кровать. Не все таки мне тут валяться, — девчонка в конце концов полуоткрыла глаза и через пальцы смотрела на вояки.

С глубочайшим вздохом он просто поднял на ее руки и понес в другую комнату. Поразительно, что в таковой гостинице как эта им смогли предложить целых две комнаты.

Лисичка опутала руками его шейку и прижалась к вояке. Тот пожалел, что снял кольчугу и на данный момент через тонкое полотно рубахи ощущал тепло тела юной кросотки, которая сладко причмокивала в полудреме. Сергиус положил девочку на прохладную простынь, и она сжалась в тугой комок, теплая кожа покрылась мурашками, а соски затвердели.

— Боги, пошлите мне сил и терпения, — неслышно шепнул вояка и придавил замерзшего оборотня к груди.

— Сергиус, — пробормотала Рыжик, не открывая глаз. — Ты так добр ко мне…

— Как же. Мы ведь партнеры, — он нежно гладил ее по голове, приподнявшись на локте и стараясь не опускать взор к оголенному телу.

— И только только? — девочка резко оборотилась к нему лицом и сгребла рубаху на его груди в кулак. Глаза ее горели каким-то не поддающимся объяснению пламенем, который тянул к для себя вояки.

— Звереныш, малыш, ты утомилась, отдохни, подремай…

— Ты очень много говоришь, — отрезала девочка и, как будто разрушив в себе какую-то преграду, приблизила свое лицо к его, так что их носы соприкоснулись. Секундная задержка и она впилась в его губки жарким поцелуем. Перед очами вояки все потемнело, он придавил к для себя молодое тело, его руки скользили по гладкой коже ее спины, девица обхватила его ногами и прижалась посильнее…

— Закончи! Я на данный момент сорвусь! — прохрипел Сергиус, пытаясь отстраниться от девчонки. Та чуток наклонила голову на бок, вопросительно поглядела в глаза.

— Я не смогу себя сдерживать… — он тяжело дышал, кровь пульсировала по телу.

— А для чего? — оборотень плотоядно улыбнулась, показав остренькие зубки.

Он не успел ничего ответить, когда она резко и страстно придавила губки к его шейке, щекоча ее язычком и чуток прикусывая. Вояка зарычал, резко перевернул лисичку на спину, завел ей наверх руки и придавил их. Та начала извиваться всем гибким телом, только больше распаляя его. Он скользил языком по ее шейке, груди, животику, оставляя мокроватые следы и заставляя девицу постанывать от нетерпения. Вояка смочил палец и коснулся им ласкового бутона меж ее стройных сильных ног, по узкому стану пробежала дрожь, она закусила губу и тихонько взвыла.

— Нравится, малая? — шепнул Сергиус, чуток шевеля пальцем мокроватые лепестки.

Заместо ответа она задвигала жопой, настойчивее трясь клитором о руку вояки. Здесь и он закатил глаза, выдохнув от желания. Он скользнул одним пальцем в неширокую пещерку девочки.

— Она невинна, как будто утренняя заря, но может впустить в себя палец, — опешил про себя Сергиус и скользнул поглубже, повинуясь движениям и стонам юной кросотки. Она изогнулась дугой, тогда вояка задвигал пальчиком в ней, стараясь коснуться ее всюду, и девица заметалась на кровати, чуть сдерживая вопль. Если б он как и раньше не держал ей руки, это хрупкое создание исцарапало бы ему всю спину.

Но здесь он рискнул и, отпустив руки, скользнул к низу ее животика. Его язык проникал в каждую, мельчайшую складочку, уверенно придавливал клитор, а палец продолжал порхать снутри, приводя девицу в исступление.

Вдруг она сжалась напополам и резко выгнулась назад, как пружина, тело сотрясали конвульсии, а из гортани вырвался животный вопль. Сергиус слизал сок, хлынувший ему на язык и поднял глаза. Перед ним лежала, разметавшись, самая красивая лисичка-оборотень и тяжелым, чуток вялым взором смотрела на его, покрытое соками лицо.

— Я… ты… О, Боги… — простонала она. Вояка взял ее на руки, как малыша, и придавил к для себя.

— Люблю тебя, партнер… — шепнула она, перед тем как провалиться в глубочайший сон, убаюканая теплом его тела.

И пусть в эту ночь Сергиус сам не получил разрядки, но смотря на мерно дышащий комок на его руках, он осознавал, что впереди его ожидает еще очень и очень почти все…

______________

Продолжение следует

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *