Порно рассказы — Я не ангел, прости

Все о чем я желал бы рассказать собственному читателю, происходило со мной реально. Но, все совпадения имен либо описаний, это только авторский вымысел.

Путаны проститки Москвы выезд по всему городу.

Было это так издавна, по последней мере, мне так кажется на данный момент и как будто происходило не со мной. Много ли прошло времени с того времени, мало-ли, трудно судить. Все относительно. Но тогда, мне казалось, что у меня все еще «впереди», успею, утешал я себя. Все же, годы летели. И вдруг я сообразил, что запоздал, упустил, не увидел, чего-то принципиального, о чем может быть всегда грезил, в особенности в юности.

В детстве я повсевременно ощущал себя противным утенком, не знаю почему, но у меня очень длительно не проходил этот комплекс неполноценности, поточнее до того момента пока не началось мое созревание. Странноватые чувства стали заполнять мое тело и душу. Я вдруг все почаще встал вспоминать случай из юношества, когда был еще совершенно ребенком. Мне было тогда лет 5. Тогда в первый раз, внезапно, совсем случаем, увидел юного парня в плавках.

И мой взгляд, я помню это и на данный момент, а вспоминая краснею и сейчас, привлек бугорок на их. Мое лицо пылало. Мне вдруг стало постыдно, опустив глаза, я старался не глядеть на парня, а в душе разгоралось любопытство, что все-таки у него там спрятано? И от этих мыслей, мое лицо стало пунцовым. Думаю, что и юноша не мог не увидеть моего состояния. Тогда, я придумывал предлог, чтоб еще, хоть краем глаза посмотреть на парня, случаем оказавшегося в нашем доме, напросившись поздним осенним и дождливым вечерком на ночлег. Их было двое.

И хоть дом у нас был маленьким, предки не стали отказывать ребятам, ведь в такую погоду неплохой владелец даже собаку на улицу не выгоняет. Семья уже готовилась ко сну, когда появились неожиданные гости. Свободной была только одна маленькая, узенькая кровать, но мужчины были рады и этому. находясь уже в кровати, я продолжал подглядывать только за одним, второго как будто и не было.Раздевшись, тот стремительно юркнул в кровать, оставив только сожаление в моей душе, что я так ничего толком и не рассмотрел. Погасили свет. А днем, когда я пробудился, ребят уже не было. А я больше и не вспоминал ни о их, ни о тех переживаниях которые окутали меня тем вечерком.

Жизнь шла своим чередом, приближая меня к моменту, когда мальчишка подрастая, преобразуется в мужчину. Взрослели и мои одноклассники. Все почаще они стали гласить о том, о чем ранее мы и не догадывались. Появился энтузиазм к девчонкам. Сейчас они уже смотрели на их чуть по другому, как будто давали оценку, в особенности завлекали растущие, упругие бюсты одноклассниц.

Заинтересовывало это моих друзей-ровесников, но как досадно бы это не звучало, не меня. В такие моменты, я только слушал их и молчал, следя, как далековато уходили они в собственных фантазиях. О которых они могли гласить открыто. Я же, следил в эти моменты за одноклассниками, изучал их. Некие в такие моменты старались показать себя знатоками дела, рассказывая смачные истории, выдавая их за бывальщина, и даже, может быть, лгали, что уже имели дело. Ухмылялся, слушая их россказни, по другому я не мог, не веровал в эти сказки.

Мужчины на переменах, сбиваясь в кучку, вели свои мужские дискуссии, девчонки тоже обособляясь, шептались о кое-чем собственном, девичьем. О том, о чем, как досадно бы это не звучало, нам не дано было выяснить. У юношей созревал гормональный взрыв, который в один прекрасный момент, заполнив сосуд ожидания, стал выплескиваться через край.

Их понесло. С каким нетерпением они ожидали каждой перемены, и как страшились этих перемен девчонки. Чуть раздавшийся звонок с еще одного урока, вдохновлял одних стремительно ретироваться из класса, другие же, как будто охотники, кидались на замешкавшуюся особу тогда и, той ничего не оставалось как отбиваться, или принять свою участь быть общупаной, облапаной парнями. Визг жертвы был несусветным, но на помощь к ней никто из подруг не торопился. Страшились той же участи. Спустя время, нам стало ясно, кому из девчонок эти казни приносят наслаждение, это определялось их слабеньким отпором, для вида. Скоро все встало на свои места.

Неприкасаемые вели себя свободно, но, во время перемен, как и раньше старались еще раз, без особенной надобности не входить в классную комнату, те же, которые ожидали нападения, под хоть каким предлогом замешательства, не торопились покинуть ее, как будто ожидали. И не ошибались. А их визг еще больше распалял юношей. Умопомрачительно, но нас никто так и не сдал, и никогда мы не по
пались за этим занятием. Я преувеличиваю, сказав мы, поточнее, они, мои одноклассники. Но энтузиазм к доступному равномерно стал стихать, а может быть нечто другое стало происходить с нами, парнями. И в один прекрасный момент, у нас появилась новенькая затея.

С чего все это началось, я и на данный момент не могу разъяснить, но вдруг, мы небезопасны, я имею ввиду мужчины, стали друг для друга. Поиски новых чувств и жертв, привели к нападению уже снутри самой популяции самцов класса, друг на друга. Понятно, добровольно снова же никто не сдавался, не было только девичьего визга, старались применить силу, защищая свою честь и достоинство. Да и нападающие были не слабы. Выбирали одну жертву и наваливались гурьбой, по очереди пытаясь схватить обреченного за причинное место.

В этих играх, в качестве снова же жертвы, а не нападающего, я не обожал и не люблю этого до сего времени, нападать, довелось побывать не один раз и мне. Краска стеснения заливала лицо, я не был слабеньким и маленьким, да и мужчины были не промах, в особенности в такие моменты приостановить их было трудно. А лупить рожи мы как-то не практиковали. Ведь сдружились за столько лет. Не проявляя открыто собственного энтузиазма к таким утехам, я все же стал осознавать, что мне увлекательны эти игры, мои одноклассники. Но все же, старался быть более скрытным, до определенного момента. (продолжение следует)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *